г. Иркутск ул.Марата 5/1 офис 5 (рядом со сквером Кирова)

+7(3952) 64-48-86

Среда, 23 ноября 2016 22:09

Комментарий к страховому законодательству Фогельсона Ю.Б.

Комментарий к страховому законодательству

Предисловие

Закон РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации"

Глава I. Общие положения

Глава II. Договор страхования

Глава III. Обеспечение финансовой устойчивости страховщиков

Глава IV. Государственный надзор за страховой деятельностью

Глава V. Заключительные положения

Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Глава 48.

Страхование

Предисловие

Большинство отраслей законодательства подразделяется на общую и особенную части.

Страховое законодательство, строго говоря, нельзя назвать отраслью, однако нормы, относящиеся к страховым отношениям, имеют достаточно обособленный предмет регулирования и хорошо систематизированы, что делает вполне уместным использование терминов "страховое право" и "страховое законодательство", аналогично другим отраслям. Степень систематизации также позволяет всю совокупность норм страхового законодательства разделить на общую и особенную части.

К общей части страхового законодательства следует отнести:

(а) главу I Закона РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации" (далее везде - Закон), в которой излагается содержание некоторых фундаментальных понятий - страховой интерес, структура страхового случая, случайность как фактор, имеющий в страховании принципиальное значение;

(б) главу 48 Гражданского кодекса РФ, в которой регулируются вопросы заключения и исполнения договоров страхования;

(в) главу IV Закона, регулирующую вопросы правоспособности страховщика.

Органом страхового надзора на основании главы IV Закона изданы подзаконные нормативные акты. Все принципиальные вопросы, возникающие в связи с этими нормативными актами, рассмотрены в тексте комментария к главе IV Закона и в какой-то степени в комментарии к отдельным статьям ГК.

Общая часть страхового законодательства и является предметом настоящего комментария.

К особенной части страхового законодательства следует отнести:

(а) законы и иные правовые акты по отдельным видам страхования (медицинское, морское, пенсионное, социальное страхование, обязательные виды страхования);

(б) специальное финансовое законодательство (глава III Закона и изданные на ее основе подзаконные акты органа страхового надзора).

Этот очень важный массив норм, регулирующих страховые отношения, остался за рамками книги. Законодательство по видам страхования и специальное финансовое законодательство представляют собой самостоятельные предметы для комментирования.

Комментарий может принести реальную пользу, если истолкование положений закона дается в нем на основе судебной практики. В отношении отечественного страхового законодательства об этом пока можно только мечтать - устойчивая судебная практика сложится не раньше чем через 10-15 лет его активного применения. Регулирование страховых договоров - весьма специфическая область обязательственного права: многое в страховых отношениях строится на доверии и доходит до суда гораздо реже, чем, например, при поставке продукции или выполнении подрядных работ. Тем не менее определенная судебная практика уже накопилась, хотя о ее стабильности говорить, конечно, еще рано.

В отношении некоторых вопросов страхового права существуют толкования, которые стали классическими в странах с давней историей развития страхования. Страховой рынок интернационален, и многие модели применяются практически повсеместно. Однако в России после 1927 г. не издано ни одной отечественной монографии и не переведено на русский язык ни одной зарубежной книги, в которых классические концепции страхового права, разработанные английскими, немецкими и французскими правоведами, были бы системно изложены. Поэтому зарубежный опыт удается почерпнуть из литературы только тем, кто читает западноевропейские источники в оригинале. Я пытался найти хоть что-то на русском языке. Результат этих поисков опубликован в виде библиографии по страховому праву в журнале "Страховое дело". Из примерно 400 приведенных наименований видно, что итог оказался достаточно скромным.

У отечественных страховщиков, страхователей и судей нет не только стабильно используемых судебных толкований по применению норм страхового законодательства, но и общего подхода к проблеме, последовательно изложенного на родном языке, точки зрения, с которой они могли бы сопоставить свое мнение при принятии решения.

Этот комментарий предназначен для того, чтобы хоть отчасти заполнить данный пробел.

В предлагаемой работе предпринята попытка учесть всю имеющуюся практику Высшего Арбитражного Суда РФ. При толковании общих понятий страхового права я опирался на прекрасную книгу E.R.H. Ivamy "General Principles of Insurance Law", изданную в Лондоне в 1975 г., в которой обобщен опыт английских юристов почти с 1700 года, а также на три теоретические работы проф. В.И. Серебровского, изданные в период с 1924 г. по 1927 г. В этих работах наряду с отечественным страховым правом начала века сделан анализ континентального страхового законодательства и работ немецких и французских правоведов.

Тем не менее, несмотря на столь серьезные источники, к настоящему комментарию следует относиться все же только лишь как к авторской точке зрения, которая подлежит дальнейшей проверке судебной практикой. При этом надо подчеркнуть, что в комментарии нашел отражение практический опыт автора по защите интересов страхователей и страховщиков в судах, а также в области аудита страховых организаций.

Кроме комментариев, в книгу включены приложения, содержащие: тексты некоторых нормативных актов по страхованию (приложение I); тексты постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, относящихся к страхованию, с 1995 года по настоящее время (приложение II); перечень видов обязательного страхования, упоминание о которых имеется в текстах законодательных актов со ссылками на эти акты (приложение III).

Таким образом, наиболее важную информацию, на которую имеются ссылки в тексте комментария, читатель сможет найти непосредственно в книге, не обращаясь к другим источникам. Как показывает практика, это значительно облегчает работу с материалом, а книга предназначена именно для такой конкретной работы.

Закон РФ "Об организации страхового дела в РФ"

Глава I. Общие положения

Статья 1. Отношения, регулируемые настоящим Законом

_ 1. Страховая деятельность включает в себя две составляющие:

(а) заключение и исполнение договоров страхования;

(б) управление средствами страховых резервов - специализированных денежных фондов, которые страховщик формирует для обеспечения страховых выплат.

Кроме того, поскольку экономически страховые отношения представляют собой общественное перераспределение капиталов, над этой деятельностью государство осуществляет специальный надзор.

Данный Закон в его первоначальной редакции состоял из пяти глав:

Глава I. "Общие положения", которая сохранилась и в новой редакции и состоит преимущественно из норм - дефиниций, в ней определены общие понятия, используемые в страховании. Глава в настоящей книге полностью прокомментирована;

Глава II. "Договор страхования", которая регулировала отношения по заключению и исполнению договоров страхования и в действующей редакции Закона отсутствует, так как ныне они значительно более подробно регулируются в главе 48 ГК;

Глава III. "Обеспечение финансовой устойчивости страховщиков", которая регулирует отношения по управлению средствами страховых резервов. Эта глава сохранилась и в нынешней редакции Закона, но здесь не комментируется, так как проблема выходит за рамки предмета данной книги (см. предисловие);

Глава IV. "Государственный надзор за страховой деятельностью", которая также сохранилась в настоящей редакции Закона и прокомментирована здесь полностью, так как в ней регулируются в том числе и вопросы правоспособности страховщиков (см. комментарий к ст. 32 настоящего Закона).

Глава V. "Заключительные положения", которая содержит общие правила о рассмотрении споров по страхованию и о применении международных договоров, а также устанавливает равенство прав российских и иностранных граждан и юридических лиц на страховую защиту. Эта глава сохранилась, но не нуждается в комментарии, так как ее положения практически полностью повторяют соответствующие общие нормы Конституции РФ и ГК РФ.

_ 2. Достаточно сложным применительно к страхованию является в настоящее время толкование термина "законодательство". Конституция не дает общего нормативного определения этому понятию. Вновь принятые кодексы толкуют его по-разному. Уголовный кодекс относит к законодательству только себя.Уголовно-исполнительный, Гражданский, Налоговый, Семейный, Бюджетный кодексы понимают под законодательством кодексы, законы и нормативные акты законодательных (представительных) органов власти. Нормативные правовые акты, издаваемые Президентом или органами исполнительной власти, эти кодексы к законодательству не относят. Напротив, Градостроительный, Воздушный, Лесной, Водный кодексы включают в законодательство также и нормативные акты органов исполнительной власти.

Отношения по заключению и исполнению договоров страхования регулируются гражданским правом, и в этой части страховых отношений понятие "законодательство" определено в ГК. Из остальных элементов страховых отношений особенно выделяются специальные финансовые отношения по обеспечению финансовой устойчивости страховщиков и специальные административные отношения по лицензированию страховщиков. Они регулируютсяглавами III и IV Закона и нормативными актами органа страхового надзора, изданными в соответствии с настоящим Законом. Причем именно акты надзорного органа обеспечивают конкретное регулирование, а главы III и IV Закона определяют по существу лишь общие начала. Этим нормативные акты органа страхового надзора отличаются, например, от инструкций Госналогслужбы РФ, которые только разъясняют применение законодательства. К законодательству о финансовой устойчивости и лицензированию страховщиков следует относить главы III и IV Закона и нормативные акты органа страхового надзора, изданные в соответствии с настоящим Законом.

_ 3. Когда принимался Закон, он, как уже было отмечено, имел название "О страховании". Предполагалось, что будет построена иерархическая система законодательства, регулирующего страховые отношения, а сам Закон будет находиться в вершине иерархии. Этот иерархический принцип и заложен в п. 2комментируемой статьи. Мыслилось, что действовавшие в то время нормативные акты о специальных видах страхования также будут приведены в соответствие с этой иерархией. Однако с принятием нового ГК ситуация изменилась, так как вершиной иерархии в отношении общих вопросов заключения и исполнения договоров страхования стал теперь Гражданский кодекс. В отношении медицинского, пенсионного, социального страхования также были приняты новые федеральные законы, регулирующие эти виды страхования принципиально по-другому, чем это сделано и в Законе, и в ГК (см. комментарий к ст. 970 ГК). Таким образом, задуманная иерархия нормативных актов по страхованию не выстроилась. Следовательно, в настоящее время к законодательству, регулирующему отношения в области страхования следует относить три группы нормативных актов, не связанных между собой иерархически:

(а) комментируемый Закон и нормативные документы органа страхового надзора, изданные в соответствии с подпунктами "г" и "д" п. 3 ст. 30 настоящего Закона;

(б) Гражданский кодекс РФ, который регулирует отношения по заключению и исполнению договоров страхования;

(в) специализированные нормативные акты об отдельных видах страхования.

Таким образом, от предполагавшегося второго уровня иерархической системы страхового законодательства остались только нормативные акты органа страхового надзора. Они в настоящее время и есть те "акты законодательства, принимаемые на основе настоящего Закона", о которых идет речь в комментируемой статье. Эти акты регулируют:

(а) порядок лицензирования страховой деятельности, порядок приостановления и отзыва лицензий, а также порядок ведения реестров страховщиков и страховых брокеров;

(б) правила формирования и размещения страховых резервов;

(в) правила ведения учета деятельности страховщиков.

Специализированные нормативные акты об отдельных видах страхования в настоящее время включают в себя:

(а) Кодекс торгового мореплавания Союза ССР (глава XII);

(б) Закон РФ "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации";

(в) Федеральный закон "О негосударственных пенсионных фондах";

(г) многочисленные нормативные акты об обязательном страховании (см. комментарий к ст. 935 ГК).

_ 4. Термин "государственное социальное страхование" несколько устарел. В соответствии с п. 3 ст. 927 ГК обязательное государственное страхование осуществляется за счет бюджетных средств. В настоящее время существует обязательное социальное страхование работников, которое производится за счет средств работодателей и регулируется Федеральным законом "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний".

Статья 2. Понятие страхования

_ 1. Приведенное определение страховых отношений полностью отвечает современным представлениям о страховании, за исключением требования об имущественном характере интереса, которое является, до некоторой степени, анахронизмом. Имущественный интерес - это интерес, имеющийся у лица в отношении вещей и имущественных прав. Раньше гражданское право регулировало в основном оборот имуществ, соответственно, только имущество относилось к объектам гражданских прав. Английский закон о страховании жизни, принятый в 1774 году (The Life Assurance Act 1774), известный под названием Gambling Act разрешал заключать договоры страхования на случай причинения только такого вреда заинтересованному лицу, который имел бы денежную оценку.

Современные законодательные системы относят к объектам гражданских прав и нематериальные блага - жизнь, здоровье, честь и др. (ст. 128, 150 ГК). Соответственно и страховая защита распространилась на интересы, связанные с этими благами. В ст. 934 ГК страхование жизни, здоровья и т.д. не ограничено случаем причинения застрахованному лицу материальных убытков. Формально ст. 934 ГК вообще не требует, чтобы застрахованному лицу причинялся вред, но допускает осуществление личного страхования на случай наступления любого события в жизни застрахованного. Однако страхование - это форма защиты от вреда. Поэтому и при личном страховании необходимо, чтобы застрахованному лицу был причинен вред в отношении одного из нематериальных благ, но не требуется, чтобы этот вред имел денежную оценку (см. комментарий к ст. 934 ГК). Иными словами, не требуется, чтобы страхование всегда носило характер возмещения вреда. Поэтому при страховом случае с имуществом выплата называется возмещением, а при страховом случае с личностью - обеспечением (п. 3 ст. 9 настоящего Закона).

Кроме того, события, на случай наступления которых производится страхование должны обладать признаком вероятности, случайности (см. комментарий к ст. 9 настоящего Закона).

Таким образом, характерными признаками страховых отношений являются:

(а) уплата денежной суммы при наступлении определенных событий;

(б) случайность наступления этих событий;

(в) наличие интереса (имущественного или неимущественного) у одного из участников отношений, защита которого и обеспечивается уплатой указанной денежной суммы;

(г) платность услуги по предоставлению защиты;

(д) наличие специально формируемых денежных фондов, за счет средств которых и обеспечивается защита.

_ 2. Имеется целый ряд сходных со страхованием отношений, которые необходимо отличать от страховых.

Отличие страхования от игр, пари, лотерей.

В играх, пари, лотереях, так же, как и в страховании, одному из участников отношений при наступлении случайного события уплачивается установленная денежная сумма. Так же, как и при страховании, с участников игр, пари и лотерей взимается определенная плата. Так же, как и при страховании, организаторы игр, пари и лотерей часто формируют из полученной платы специализированные денежные фонды для последующих выплат.

Однако игры, пари и лотереи принципиально отличаются от страхования тем, что в них отсутствует защита интересов участников. Интерес в отношении определенных денежных сумм появляется у участников игр, пари и лотерей только после вступления в игру, заключения пари, покупки лотерейного билета. До вступления в игру интерес у участника отсутствует и вступление в игру не является формой защиты интереса.

Очень часто в договорах личного страхования приходится встречать формулировку, подобную следующей: "Объектом страхования является имущественный интерес страхователя, связанный с получением им страхового обеспечения". Это принципиально неверно. Из такой формулировки следует, что интерес у страхователя появляется только при заключении договора страхования, следовательно, отношения ничем не отличаются от лотереи.

Отличие страхования от поручительства.

Поручитель, так же, как и страховщик, защищает интерес того лица, за которое он поручился. Эта защита осуществляется на платной основе и так же, как и в страховании, состоит в уплате определенной денежной суммы при наступлении события, обладающего признаком случайности. Однако отличие страховщика от поручителя в том, что страховщик для обеспечения защиты формирует специализированные денежные фонды. Средства этих фондов имеют особый, льготный режим налогообложения. Хотя они и являются частью имущества страховщика, но страховщик весьма ограничен в правах распоряжения ими.

Иными словами, страховщик осуществляет защиту на профессиональной основе, и эта деятельность лицензируется и находится под контролем государства. Поручительство не является видом профессиональной деятельности, и поручитель не может заниматься этим систематически, так как без специализированных фондов он быстро разорится. Поскольку при поручительстве речь не идет об ограничении оборота крупных денежных сумм, отношения поручительства не контролируются государством и эта деятельность не лицензируется.

Поручитель, не имеющий страховой лицензии, не может выступать в качестве страховщика, но страховщик может выступать в качестве поручителя. Иногда договоры страхования риска невозврата кредита (не путать с ответственностью за невозврат кредита) подписываются тремя сторонами - страховщиком, банком-страхователем и заемщиком. Стороны должны иметь в виду, что такие трехсторонние сделки можно в некоторых случаях истолковывать и как договоры страхования, и как договоры поручительства, заключенные в соответствии со ст. 361 ГК. Это может повлечь за собой споры, связанные с неоднозначностью толкования договора.

Отличие страхового полиса на предъявителя от ценной бумаги.

В страховом полисе на предъявителя (ст. 930 ГК) лицо, в пользу которого заключен договор страхования, не указывается. Требование к страховщику о выплате можно предъявить только имея на руках такой полис. Поэтому, на первый взгляд, этот полис очень похож на ценную бумагу. Ценная бумага - это "документ, удостоверяющий... имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении" (п. 1 ст. 142 ГК). Полис на предъявителя - это также документ, удостоверяющий имущественное право (на получение от страховщика определенной суммы денег) и осуществление этого права также возможно только по предъявлении полиса.

Доктрина, как отечественная, так и зарубежная не признает такой полис ценной бумагой. Приводится следующее обоснование - обязанность исполнения по предъявительской ценной бумаге следует из самого факта ее предъявления, но из предъявления страхового полиса еще не следует обязанность исполнения. Кроме предъявления полиса необходимо доказать, во-первых, факт наступления страхового случая, а во-вторых, отсутствие иных обстоятельств, дающих право страховщику отказать в выплате.

Еще одно отличие страхового полиса на предъявителя от ценной бумаги на предъявителя состоит в том, что только лицо, имевшее при наступлении страхового случая интерес в сохранении имущества, может осуществить права по полису. Действительно, ведь договор страхования имущества может заключаться только в пользу лица, пусть и не названного в договоре, но имеющего интерес в сохранении этого имущества (п. 1 ст. 930 ГК). Следовательно, если в полисе указано, что договор заключен в пользу третьего лица, но сам выгодоприобретатель не назван, единственным характерным признаком, по которому его можно идентифицировать до предъявления требования о выплате, является наличие интереса в сохранении имущества. Требование лица, предъявившего полис на предъявителя, но не имевшего интереса в момент наступления страхового случая, недействительно, так как договор страхования заключался не в его пользу.

Отличие накопительного страхования жизни от банковского вклада.

Накопительное страхование жизни очень похоже на срочный банковский вклад тем, что в обоих видах отношений накапливается определенная сумма и через указанное в договоре время она выплачивается с процентами.

Разница же в наличии элемента случайности, который в накопительном страховании жизни присутствует, а в срочном банковском вкладе - нет. Действительно, накопительное страхование жизни заключается на случай дожития застрахованного лица до определенного возраста. Но в случае смерти до достижения им этого возраста наследникам или иным указанным в договоре лицам выплачивается не накопленная к этому дню сумма, а сумма, указанная в договоре (п. 1 ст. 934 ГК, п. 1 ст. 947 ГК). В этом и состоит защита - заранее известно, сколько денег будет получено независимо от того, сколько их будет накоплено. Страховщик знает, сколько он должен уплатить, но точно не знает, когда он должен произвести выплату и сколько к этому времени он получит денег страхователя. Для этого страховщик вынужден из полученных денег формировать резервы, величина которых рассчитывается с использованием статистики страховых случаев. Банк, открывая срочный вклад, точно знает, когда он обязан возвратить деньги и то, что он обязан возвратить ровно столько денег, сколько получил с начислением известных процентов. Банку достаточно надежно разместить полученные деньги под процент более высокий, чем он обязан уплатить при возврате вклада. Тем самым он вернет вклад с процентами и получит прибыль в виде разницы в процентах.

Иногда встречаются договоры накопительного страхования жизни, в которых предусмотрено, что в случае смерти застрахованного лица до достижения им указанного в договоре возраста выплачивается не сумма, указанная в договоре, а накопленная сумма с процентами. Это - не страхование, а банковский вклад. Страховщик не вправе производить из взносов, полученных по таким договорам, отчисления в резервы и пользоваться в отношении этих средств налоговыми льготами. Подобная деятельность относится к банковской (ст. 5 Федерального закона "О банках и банковской деятельности") и полностью запрещена страховщику (п. 1 ст. 6 настоящего Закона).

Отличие выплаты аннуитетов от ренты. В личном страховании часто страховую выплату производят не единовременно, а в форме регулярных платежей (аннуитетов) и по договору ренты плательщик ренты также производит регулярные платежи (ст. 583 ГК). В отношениях по договору ренты платежи производятся в обмен на переданное имущество и в страховых отношениях выплата аннуитетов производится в обмен на имущество - страховую премию. Однако в страховых отношениях выплата аннуитетов обусловлена наступлением в жизни застрахованного лица определенного в договоре события, а в договоре ренты такого условия нет. Рента платится независимо от каких-либо событий в жизни получателя ренты.

Заключение договоров ренты, как правило, не является систематической деятельностью плательщика ренты, и он не создает специализированных фондов. Соответственно, для занятия этой деятельностью в отличие от страхования не требуется лицензии.

_ 3. Специализированные денежные фонды (страховые резервы), формируемые страховщиком для обеспечения выплат, являются собственностью страховщика (см. комментарий к ст. 954 ГК), но страховщик ограничен в праве распоряжаться этой частью своей собственности (п. 3 ст. 26, п. 3 ст. 27,подпункт "г" п. 3 ст. 30 настоящего Закона). Это ограничение полностью соответствует п. 2 ст. 209 ГК, в котором установлена возможность ограничить законом правомочия собственника по распоряжению его собственностью.

Деятельность по управлению средствами страховых резервов (их формирование и размещение) составляет важную сторону страховой деятельности. Эта часть страховой деятельности регулируется не гражданским, а специализированным финансовым законодательством. Поэтому страховая деятельность составляет предмет не только гражданского, но и финансового права.

Нормативные акты, регулирующие деятельность по управлению средствами страховых резервов, состоят из главы III настоящего Закона и подзаконных актов органа страхового надзора, изданных в соответствии с нормами главы III. Как уже было отмечено, эти нормативные акты не являются предметом настоящего комментария.

Статья 3. Формы страхования

_ 1. Обязательное страхование отличается от добровольного наличием у потенциального страхователя установленной законом обязанности страховать. Иными словами, структура прав и обязанностей добровольного страхования отличается от структуры прав и обязанностей обязательного страхования. Но структура прав и обязанностей - это правовая форма, с помощью которой описываются возникающие отношения. Отсюда вывод - поскольку добровольное и обязательное страхование различаются именно по правовой форме, то их и следует квалифицировать, как различные формы, в которых осуществляется страхование. Комментируемая статья нормативно закрепляет этот логический вывод.

Однако правовая форма некоторых разновидностей страховых отношений отличается и от обязательного, и от добровольного страхования. Если классифицирующим признаком для различных форм страхования считать правовую структуру возникающих отношений, то существуют не две формы страхования (обязательное и добровольное), как это записано в статье 3, а пять:

(а) добровольное страхование, при котором права и обязанности участников возникают только в результате заключения договора между страхователем и страховщиком (и из требований закона после вступления договора страхования в силу - см. комментарий к ст. 939 ГК);

(б) негосударственное обязательное страхование, при котором структура правоотношений отличается от добровольного тем, что у одного из участников (страхователя) еще до заключения договора имеется дополнительная правовая обязанность, которой нет при добровольном страховании - обязанность заключить договор страхования (см. комментарий к ст. 935, 936 ГК), а у другого участника (выгодоприобретателя) имеется дополнительное право - право требовать от страхователя исполнения этой обязанности (п. 1 ст. 937 ГК). Эту форму обычно называют обязательным страхованием без добавления слова "негосударственное";

(в) обязательное государственное страхование, при котором права и обязанности участников определяются не сделкой, а нормативным актом (п. 2 ст. 969ГК). Общим элементом правовой структуры здесь является участие в страховых отношениях бюджета (п. 1 ст. 969 ГК). Кроме того, обязательному государственному страхованию подлежат только государственные служащие (п. 1 ст. 969 ГК) и страховщиком в нем может выступать только государственная организация (п. 2 ст. 969 ГК);

(г) взаимное страхование, при котором страхование производится на основании членства в специализированной некоммерческой организации (п. 3 ст. 968ГК), т.е. права и обязанности участников страховых отношений определяются и не сделкой, и не нормативным актом, а уставом юридического лица. Таким образом, хотя членство в этой организации является добровольным, но устав обязывает членов организации выступать в качестве страхователей;

(д) страхование с участием специализированного фонда (фонд обязательного медицинского страхования, пенсионный фонд, фонд социального страхования).

Структура правоотношений для каждого из таких видов страхования определяется специальным законом.

_ 2. В п. 2 настоящей статьи необходимость заключения договора страхования для возникновения страховых отношений установлена только для добровольной формы страхования, но ст. 927 ГК распространяет это правило и на негосударственное обязательное страхование. Для других форм страхования заключение договоров возможно, но не обязательно: для обязательного государственного страхования этот вопрос отрегулирован в п. 2 ст. 969ГК, для взаимного страхования - в п. 3 ст. 968, для страхования с участием специализированных фондов заключение договоров предусмотрено в п. 1 ст. 2Федерального закона "О негосударственных пенсионных фондах" только при негосударственном пенсионном страховании.

_ 3. В качестве документа, определяющего стандартные условия договора добровольного страхования, в статье 3 упомянуты Правила страхования, но не совсем ясен был правовой статус этих Правил. В частности, возникал вопрос, могут ли стороны в договоре изменять условия Правил страхования. На этот счет имелись разные точки зрения, поскольку Правила страхования представляются в орган страхового надзора для получения лицензии и депонируются там (см. комментарий к ст. 32 Закона). В настоящее время правовой статус Правил страхования точно определен. В ст. 943 ГК сторонам прямо разрешено при заключении договора изменять и дополнять условия, содержащиеся в Правилах страхования.

Правила страхования в определенной степени влияют и на правоспособность страховщика. (См. об этом комментарий к ст. 32.)

_ 4. Осуществление страхования в силу закона означает, что на определенных лиц закон возлагает обязанность заключать в качестве страхователей договор страхования (п. 1 ст. 935; п. 1 ст. 936 ГК). Последствия неисполнения этой обязанности предусмотрены в ст. 937 ГК.

Как это следует из статьи 3, условия, на которых производится обязательное страхование, устанавливаются законом. В п. 3 ст. 936 ГК приведен перечень условий договора страхования, которые должны быть определены в законе, установившем обязательное страхование. Однако, поскольку негосударственное обязательное страхование производится на основании договоров (см. выше), то остальные условия обязательного негосударственного страхования согласовываются сторонами в договоре. Условия обязательного государственного страхования определяются в установившем его нормативном правовом акте, если в этом акте не предусмотрено заключение договора (п. 3 ст. 969 ГК).

Относительно установленных в настоящее время видов обязательного страхования см. комментарий к ст. 935 ГК.

Статья 4. Объекты страхования

_ 1. Приведенная статья вводит понятие объекта страхования, отождествляя его со страховым интересом. Подчеркнуто, что объект страхования - страховой интерес - должен существовать как в имущественном, так и в личном страховании. Здесь же объект страхования служит классифицирующим признаком для разделения всех возможных видов страхования на три группы - личное страхование, имущественное страхование, страхование ответственности. Однако классификация на две группы, данная в ст. 927 ГК - имущественное и личное страхование - представляется более правильной.

Действительно, определение "интерес, связанный с владением, пользованием, распоряжением имуществом" является не вполне точным. Возникает, в частности, вопрос - должно ли имущество, о котором здесь идет речь, уже существовать при заключении договора страхования или интерес в отношении неполученного еще дохода также относится к объектам имущественного страхования. Также не вполне ясно, относится ли к объектам имущественного страхования в смысле комментируемой статьи интерес в отношении не произведенных еще расходов, которые должны быть произведены. ГК отвечает на эти вопросы вполне определенно - объектом имущественного страхования является любой интерес, связанный с возможными убытками лица, в пользу которого заключен договор (ст. 929 ГК). Тем самым классификация видов страхования на две большие группы - личное или имущественное - производится по признаку наличия или отсутствия материальных убытков.

_ 2. В приведенной статье объектом страхования любого вида назван интерес. В ст. 942 ГК объектом имущественного страхования названы "имущество или иной имущественный интерес". Текст ст. 942 ГК сформулирован так, что в отношении имущества не совсем ясно, считает ли законодатель объектом страхования само имущество или вызываемый им интерес или же законодатель полагает, что само имущество также можно рассматривать как один из видов интересов. Заметим, что в ст. 930 ГК говорится не об имуществе, а об интересе в сохранении имущества, который должен существовать для того, чтобы договор страхования был действительным. Таким образом, сопоставление норм комментируемой статьи и норм различных статей ГК оставляет открытым вопрос об объекте страхования при страховании имущества - является ли в этом случае объектом страхования само имущество или интерес в его сохранении?

Вокруг этого вопроса было много споров в XIX веке, но в настоящее время доктрина считает, что объектом страхования в любом случае является интерес. Логика рассуждений следующая - если бы объектом страхования (т.е. защиты) являлось само имущество, то страховщик при утрате или повреждении имущества обязан был бы его восстановить и лишь с согласия страхователя мог бы не восстанавливать имущество, а возместить страхователю убытки в денежной форме. Однако законодательство всех стран, в том числе и современное отечественное законодательство (ст. 929 ГК) требует, чтобы страховщик возместил убытки в денежной форме и лишь в качестве отступного может восстановить поврежденное имущество в натуре (см. комментарий к ст. 10настоящего Закона).

_ 3. Объектом личного страхования также является интерес. ВГК применительно к личному страхованию термин "объект страхования" вообще не употребляется. Это, однако, не означает, что при личном страховании объекта страхования вообще не существует. Как уже подчеркивалось и далее будет неоднократно подчеркнуто, страхование - это форма защиты от вреда, и поэтому обязательным атрибутом страховых отношений является возможное причинение вреда. Тот факт, что в ст. 934 ГК отсутствует требование о вреде, как обязательном атрибуте события, на случай наступления которого производится личное страхование, не означает, что по договору личного страхования можно страховать на случай наступления событий, не причиняющих вред. Требование о возможном вреде, как необходимом элементе страхования, выдвигается в этом случае не законодательством, а доктриной, поскольку страхование на случай событий, не приносящих вред, лишает страхование его защитной функции (нет вреда - не от чего защищать) и превращает его в чисто спекулятивную операцию.

Ниже показано, что возможность причинения вреда тождественна наличию страхового интереса. Таким образом, ничто не мешает считать, что объектом личного страхования является интерес застрахованного лица. Однако из ст. 934 ГК следует, что интересы, которые могут быть застрахованы по договору личного страхования, не ограничиваются перечнем, приведенным в комментируемой статье. В соответствии со ст. 934 ГК личное страхование может производиться на случай любого причинения вреда личности. Таким образом, ст. 934 ГК расширяет перечень объектов личного страхования по сравнению с Законом. Объект личного страхования следует определить, как любой интерес застрахованного лица в отношении имеющихся у него личных нематериальных благ (ст. 150 ГК). По этому вопросу см. также комментарий к ст. 934 ГК и к ст. 9 Закона.

_ 4. Законодательство (в том числе и современное отечественное) не дает нормативного определения понятия "страховой интерес". Континентальная доктрина, тем не менее, выработала несколько похожих друг на друга определений, которые приведены в посвященной этому вопросу статье проф. В.И. Серебровского. Однако наиболее подробно и развернуто это понятие описано английским судьей Лоуренсом в деле "Lucena versus Craufurd" в 1806 г. Описание звучит так: "Тот человек может считаться заинтересованным в чем-либо, которому обстоятельства, сопутствующие предмету его интереса, могут создать преимущества или нанести вред... и для которого важно, чтобы состояние предмета его интереса, как с точки зрения сохранности, так и с точки зрения других его качеств, оставалось неизменным. Интерес не обязательно предполагает какие-то права на предмет интереса или на его часть и также не обязательно, чтобы имелось нечто, что могло бы быть физически утрачено, но необходимо наличие таких связей с предметом страхования, чтобы в результате воздействия опасности, от которой страхование производится, застрахованному лицу был причинен вред; и если человек находится в подобных обстоятельствах по отношению к определенным вещам, подверженным некоторым рискам или опасностям, либо, при наличии тех же рисков и опасностей, в определенной степени уверен в получении каких-то преимуществ или выгоды, можно сказать, что он заинтересован в сохранении данных вещей или преимуществ. Быть заинтересованным в сохранении чего-либо означает находиться в таких обстоятельствах по отношению к этому, чтобы получать выгоду от его существования и вред от разрушения. Собственность на что-либо и вызываемый этим интерес могут сильно различаться; мерой для первой в основном служит цена, но интерес не исчерпывается ценой, а состоит в выгоде или преимуществах, вызываемых предметом интереса или зависящих от его существования".

Иными словами, страховой интерес существует, если обстоятельства, в которых находится заинтересованное лицо, могут причинить ему вред, в том числе и лишить его каких-то выгод.

Таким образом, можно выделить следующие важные условия существования страхового интереса:

(а) страховой интерес не существует сам по себе, а связан с определенным лицом;

(б) страховой интерес связан, кроме того, с определенными обстоятельствами, в которых находится данное лицо, с возможностью наступления определенных событий.

(в) страховой интерес может существовать только тогда, когда указанные обстоятельства создают возможность наступления событий, причиняющих вред заинтересованному лицу, страховой интерес - это оборотная сторона вреда до его причинения;

Страхование как раз и есть защита, предоставляемая заинтересованному лицу на случай причинения ему вреда при наступлении определенных событий.

_ 5. Поскольку точное нормативное определение понятия "страховой интерес" отсутствует, большое значение приобретает вопрос о способе, которым устанавливается юридический факт существования в конкретных отношениях страхового интереса.

В правовых системах большинства стран с давней историей страхования наличие страхового интереса подлежит доказыванию. Иными словами, признание существования страхового интереса в тех или иных отношениях отнесено к компетенции суда.

Однако давно известны примеры отношений, в которых правомерность применения страховой модели признана повсеместно, но доказательство наличия страхового интереса крайне затруднительно.

Характерным примером является перестрахование. Трудно доказать, что страховщик имеет интерес в связи с возможными в будущем страховыми выплатами - страховая выплата является исполнением обязательства, но можно ли считать, что исполнение обязательства причиняет вред? Аналогично и для страхования на случай дожития застрахованного лица до определенного возраста. Ясно, что интерес в получении страховой суммы у застрахованного лица есть, но как доказать, что дожитие до определенного возраста причиняет вред? В обоих этих случаях законодатель сам позитивно признает наличие страхового интереса в законодательном акте, не передавая разрешение вопроса на усмотрение суда. Например, в российском законодательстве наличие страхового интереса у страховщика в связи с возможными страховыми выплатами установлено в ст. 967 ГК, а наличие интереса в связи с дожитием до определенного возраста установлено в ст. 934 ГК. Совершенно так же эти вопросы разрешены и в законодательствах других стран.

Такое единодушие законодательств различных стран наблюдается не всегда.

Например, в английском страховом праве, как уже было отмечено, законодательный акт, известный под названием Gambling Act установил, что только в том случае можно говорить о наличии страхового интереса, если он выражается в деньгах. Это правило действует до сих пор, и по сей день в Англии сын может застраховать жизнь отца только в том случае, если отец его содержит, т.е. если из-за смерти отца сын лишится содержания. На континенте такого требования нет (_ 159 Германского закона о страховом договоре 1908 г., _ 74 Швейцарского закона о страховом договоре 1908 г.). В ст. 934 ГК также разрешается страховать жизнь и здоровье любого лица, независимо от того, насколько страхователь зависит от этого лица материально.

В современном отечественном законодательстве факт наличия страхового интереса для всех видов страхования признается путем позитивного указания в нормативном акте.

До вступления в силу второй части ГК группы отношений, в которых существование интереса было признано законом, перечислялись в комментируемой статье. В настоящее время это перечисление изменено ГК следующим образом:

(а) признано существование страхового интереса в пяти больших группах страховых отношений: имущества (ст. 930 ГК), ответственности за причинение вреда (ст. 931 ГК), ответственности по договору (ст. 932 ГК), предпринимательского риска (ст. 933 ГК), личного страхования (ст. 934 ГК);

(б) в ст. 967 ГК признано наличие интереса в отношениях перестрахования.

ГК оставляет открытым перечень отношений, в которых признается существование страхового интереса. В ст. 929 ГК, где перечислены интересы, страхуемые по договору имущественного страхования, этому перечислению предшествует "в частности", т.е. допускается имущественное страхование и иных интересов. Наличие страхового интереса в других видах отношений фиксируется в подзаконном нормативном акте, изданном органом страхового надзора в соответствии с настоящим Законом - Условиях лицензирования страховой деятельности на территории РФ, утвержденных Приказом Росстрахнадзора от 19 мая 1994 г. N 02-02/08 (далее "Условия лицензирования"). В соответствии с Условиями лицензирования могут выдаваться лицензии на страхование любых финансовых рисков, а не только предпринимательского риска, упомянутого в ГК (п. 9 Приложения 2 к Условиям лицензирования), могут выдаваться лицензии на страхование иных видов ответственности, чем предусмотрено в ГК (п. 15 Приложения 2 к Условиям лицензирования).

_ 6. Использование термина "объект страхования" не означает, что подлежащий страхованию интерес существует объективно и независимо от участников отношений. Очень часто для обозначения объекта страхования (интереса) используют термин "риск", хотя это и неправильно (см. комментарий к ст. 9настоящего Закона). Говорят - страховщик застраховал риск или принял риск в страхование, передал его в перестрахование, говорят о распределении рисков и т.д. Из-за такого словоупотребления возникло представление о том, что объект страхования существует независимо от участников отношений и участники могут передавать его друг другу и принимать его друг от друга. Иными словами, существует точка зрения, что страховой интерес ведет себя, как оборотоспособный объект гражданских прав и может участвовать в обороте. В качестве обоснования такого взгляда приводят также и ст. 960 ГК, в соответствии с которой при переходе прав на имущество договор страхования не прекращает своего действия.

Однако такое понимание ошибочно. Интерес не является объектом гражданских прав. Формально просто потому, что исчерпывающий перечень этих объектов приведен в ст. 128 ГК. Фактически же потому, что интерес неразрывно связан с заинтересованным лицом и с обстоятельствами, в которых это лицо находится. При изменении заинтересованного лица изменяются обстоятельства, изменяется и интерес. Это отчетливо видно на примере страхования ответственности за причинение вреда. Размер ответственности, которая может быть возложена по ст. 1079 ГК, зависит от личности владельца - например, она зависит от его имущественного положения (п. 3 ст. 1083 ГК). Соответственно, страховой интерес при страховании ответственности за причинение вреда будет разным у разных лиц, причинивших вред.

Аналогично при купле-продаже страховой интерес зависит от того, кто являлся собственником товара в момент страхового случая. Действительно, интерес в сохранении имущества ограничен страховой стоимостью, т.е. ценой, за которую этот товар можно продать в том месте, где он находится (см.комментарий к ст. 947 ГК). Но цена продажи существенно зависит от того, кто его продает - один и тот же товар в специализированном магазине может стоить в несколько раз дороже, чем в обычном. В течение действия договора страхования этого товара заинтересованное лицо может меняться вместе с изменением собственника товара, но это не означает, что один и тот же объект передается от одного лица к другому. Просто интерес у продавца исчезает, а у покупателя появляется совершенно другой интерес. В соответствии со ст. 960 ГК при перемене собственника товара не интерес переходит от одного лица к другому, а сохраняется страховая защита, но меняется лицо, которому она предоставляется и, соответственно, меняется интерес.

Страховой интерес не является чем-то объективно существующим и имманентным данному виду отношений. Наличие страхового интереса и его величина зависят как от воли законодателя, так и от личности заинтересованного лица.

Нет сомнения в существовании объективных интересов, однако, не им, а субъективным интересам конкретных лиц предоставляется страховая защита.

_ 7. Иногда связывают интерес с имущественными правами заинтересованного лица, более того, говорят о самом интересе, как об имущественном праве, т.е. как об объекте гражданских прав. Английский судья Лоуренс еще в 1806 г. решительно отмежевался от этого представления (см. выше). Поскольку указанное заблуждение все же до сих пор живо, приведу два контрпримера.

Часто строительный подрядчик страхует имущество незавершенного строительства в свою пользу. Имущество незавершенного строительства является объектом недвижимости и права на него подлежат регистрации (ст. 25 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним"). На практике имущество незавершенного строительства регистрируется только после прекращения подрядных работ (см. п. 16постановления Пленума ВАС РФ N 8 от 25 февраля 1998 г.), когда требуется его продать, сдать в аренду и т.д. Таким образом, у строительного подрядчика нет никаких вещных прав на имущество незавершенного строительства. Нет у него и обязательственных прав на него. Однако в этом случае он несет риск утраты или повреждения имущества до его приемки заказчиком (п. 1 ст. 741 ГК) и, следовательно, в соответствии со ст. 929, 930 ГК имеет интерес в сохранении имущества и может застраховать его в свою пользу.

В приведенном выше примере подрядчик, не обладая ни вещными, ни обязательственными правами на имущество, имеет в отношении него обязанности перед заказчиком.

В другом примере у страхователя нет в отношении определенного имущества ни прав, ни обязанностей, но существует страховой интерес. Это относится к страхованию упущенной выгоды от изменения условий деятельности предпринимателя по независящим от него причинам. В подпункте 3 п. 2 ст. 929 ГК признается наличие здесь страхового интереса предпринимателя, но никаких прав и обязанностей в отношении денег, не полученных из-за изменения экономической конъюнктуры, у предпринимателя, естественно, нет.

_ 8. Понятие "место расположения страхового интереса" допускает различные толкования и не может считаться полностью определенным. Например, совершенно неясно, каково место расположения страхового интереса российского гражданина, выезжающего из РФ в качестве туриста и страхующегося на случай причинения вреда жизни или здоровью за пределами России. Не вполне также ясен "адрес" страхового интереса при страховании ответственности одной компании-нерезидента перед другой компанией-нерезидентом, если страхование производится на случай ответственности, возложенной по законодательству РФ. Судебное толкование понятия "место расположение страхового интереса" в настоящее время отсутствует, так как в практике подобных дел нет.

Тем не менее, в некоторых случаях можно с достаточной уверенностью считать страховой интерес расположенным на территории РФ:

(а) при страховании недвижимого имущества, находящегося на территории РФ;

(б) при страховании движимого имущества, если в момент заключения договора страхования оно находилось на территории РФ, поскольку неясно, по каким основаниям мог бы быть прекращен договор страхования движимого имущества при пересечении этим имуществом границы РФ, если он был заключен, когда имущество находилось на территории РФ;

(в) при страховании на случай иных убытков, возникших на территории РФ у лица, постоянное место пребывания которого - территория РФ;

(г) при личном страховании граждан, имеющих постоянное место пребывания на территории РФ, если страхование производится на случай событий на этой территории.

Приведенный перечень, естественно, не исчерпывает все возможные варианты и в любом случае либо законодателю, либо судебной практике предстоит дать толкование понятию "место расположения интереса".

_ 9. По общему правилу для осуществления страховой деятельности на территории РФ необходимо получение лицензии (аналогичное требование содержится в ст. 6 Закона и в ст. 938 ГК). В комментируемой же статье предусмотрен ряд исключений:

(а) перестрахование и взаимное страхование интересов юридических лиц независимо от места расположения интереса (о месте расположения интереса см. выше);

(б) страхование интересов физических лиц-нерезидентов независимо от места расположения интереса;

(в) страхование интересов юридических лиц, расположенных вне территории РФ.

Однако п. 2 ст. 6 Закона полностью запрещает лицам, не имеющим лицензии на ведение страховой деятельности, заниматься любыми видами страхования, без каких бы то ни было исключений.

Из сопоставления этих двух правил следует, что перечисленные выше исключения не распространяются на лиц, вообще не имеющих страховой лицензии. Лицо, у которого нет страховой лицензии, не может заниматься в том числе и перестрахованием, и взаимным страхованием, и т.д. Однако лицо, имеющее лицензию, например, на страхование имущества, может заниматься перестрахованием, и не только перестрахованием имущества, но и перестрахованием ответственности и т.д. без специального указания на это в лицензии.

Статья 5. Страхователи

_ 1. Страхователь - это сторона в договоре страхования. Аналогичное определение дано в ст. 929 и 934 ГК. Лицо, обязанное страховать в силу закона (при обязательном страховании), не считается страхователем до тех пор, пока договор страхования не заключен. Соответственно лицо, обязанное страховать, но не заключившее договор, не имеет прав и не несет обязанностей страхователя. В тех видах обязательного страхования, где заключение договора страхования не предусматривается (обязательное государственное, обязательное медицинское, обязательное социальное страхование) страхователь назначается непосредственно законом.

Члены общества взаимного страхования, по существу, также могут быть отнесены к страхователям, хотя они не являются сторонами договоров страхования и не назначены страхователями в законе (ст. 968 ГК).

_ 2. Кроме дефиниции, содержащейся в п. 1, статья 5 Закона определяет некоторые права и обязанности сторон договора страхования, т.е. касается вопросов, которые гораздо подробнее отрегулированы в ГК. Применяя эти правила, следует помнить, что в соответствии со ст. 4 Федерального закона "О введении в действие части второй ГК РФ" они применяются только в той части, которая не противоречит нормам второй части ГК.

В частности, норма п. 2 комментируемой статьи вводит два правила:

- страхователю разрешается страховать не только собственный интерес, но и интерес других лиц, которые носят название застрахованных лиц;

- страховать чужой интерес можно только в пользу того лица, чей интерес застрахован.

Первое правило продолжает действовать и в настоящее время (ст. 930, 931, 934 ГК).

Второе правило в настоящее время не действует, так как в ст. 931, 932, 934 ГК предусмотрена возможность страхования в пользу лица, не являющегося застрахованным. При страховании ответственности (ст. 931 и 932 ГК) - это не просто возможность, но и обязательное условие этого вида страхования.

_ 3. Назначение выгодоприобретателя в договоре страхования в терминах ст. 430 ГК означает заключение договора страхования в пользу третьего лица. Заключение договора в пользу третьего лица является одним из условий договора и по общему правилу подлежит согласованию сторонами. Однако п. 3 ст. 5 Закона допускает назначение и замену третьего лица страхователем в одностороннем порядке без согласия страховщика. Поскольку первая часть ГК, к которой относится ст. 430, вступила в силу после вступления в силу настоящего Закона, последнее правило не подлежит применению в соответствии со ст. 4 Федерального закона "О введении в действие части первой ГК РФ".

В настоящее время назначение выгодоприобретателя в договорах страхования имущества, ответственности, предпринимательского риска и личного страхования регулируется в ст. 929-934 ГК. Назначение выгодоприобретателя в договорах, для которых ГК не предусматривает специальных правил, регулируется общей нормой ст. 430 ГК, и в таких договорах выгодоприобретатель не может быть в одностороннем порядке назначен страхователем.

Возможность односторонней замены выгодоприобретателя также регулируется в ст. 956 ГК. Подробно этот вопрос рассмотрен в комментарии к этой статье.

Статья 6. Страховщики

_ 1. Страховщиком признается лицо, обладающее следующими отличительными признаками:

(а) это должно быть юридическое лицо. Граждане, в том числе и зарегистрированные для ведения предпринимательской деятельности, не могут быть страховщиками на территории РФ (в отличие, например, от Англии);

(б) это должно быть российское юридическое лицо, так как, во-первых, комментируемая статья требует, чтобы организационно-правовая форма этого юридического лица была предусмотрена законодательством РФ, а во-вторых, в п. 3.1 Условий лицензирования предусмотрено, что лицензия на осуществление страховой деятельности может быть выдана только лицу, зарегистрированному в РФ, т.е. российскому юридическому лицу;

(в) оно должно быть создано для осуществления страховой деятельности, т.е. именно страховая деятельность должна являться целью создания этого юридического лица и это должно быть зафиксировано в его уставе;

(г) оно должно получить лицензию на осуществление страховой деятельности в порядке, установленном Условиями лицензирования.

_ 2. Страховые лицензии выдает орган страхового надзора (см. комментарий к ст. 30, 32 настоящего Закона) российским юридическим лицам любой организационно-правовой формы, целью создания которых является страховая деятельность, обладающим необходимым уставным капиталом и представившим в орган страхового надзора документы, перечень которых приведен в п. 1 ст. 32 настоящего Закона. Страховщик, не получивший в установленном порядке лицензию, не может заниматься страховой деятельностью. Сделки страхования, заключенные страховщиком, не имеющим соответствующей лицензии, оспоримы в соответствии со ст. 173 ГК. Это положение распространяется как на лиц, вообще не имеющих лицензии на осуществление страховой деятельности, так и на лиц, имеющих лицензию, но не на те виды страхования, которые фактически осуществляются.

Отмечается, однако, существенное различие между лицом, имеющим лицензию не на те виды страхования, которые оно осуществляет и лицом, вообще не имеющим страховой лицензии. Лицо, имеющее страховую лицензию, признается страховщиком независимо от того, какие виды страхования перечислены в лицензии. Перечень видов страхования, перечисленных в лицензии, лишь ограничивает гражданскую правоспособность страховщика и не затрагивает другие стороны его деятельности формирование и размещение резервов, льготу по НДС (подпункт "е" п. 1 ст. 5 Закона "о налоге на добавленную стоимость"), специальный порядок формирования облагаемой базы по налогу на прибыль (Положение об особенностях определения налогооблагаемой базы для уплаты налога на прибыль страховщиками, утвержденное постановлением Правительства РФ N 491 от 16 мая 1994 г.).

Лицо, вообще не имеющее лицензии на осуществление страховой деятельности, не признается страховщиком и, соответственно, не только ограничено в гражданской правоспособности и заключенные им договоры страхования оспоримы, но к нему не применяются ни правила, связанные с формированием и размещением резервов, ни специфические для страховщиков налоговые правила. Соответствующий прецедент создан Арбитражным судом Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

_ 3. Предметом непосредственной деятельности страховщиков не могут быть производственная, торгово-посредническая и банковская деятельность. При этом правоприменительные органы расширительно толкуют термин "непосредственная деятельность". В частности, непосредственной деятельностью признается и совместная деятельность по производству продукции или торговле, даже если страховщик принимает в ней исключительно финансовое участие (см. п. 2.2 Правил размещения страховых резервов).

В практике приходится встречаться со случаями, когда страховщик, с целью взыскания страховой премии от задолжавшего ему неплатежеспособного страхователя или возврата средств резервов, размещенных в лопнувшем банке, принимает от этих лиц в качестве отступного имущество и, реализуя его, хотя бы частично покрывает свои убытки. Такого рода единичные операции не относятся к торгово-посреднической деятельности и вполне правомерны, так как здесь целью является не торговое посредничество, а взыскание практически безнадежных долгов.

_ 4. В отношении ограничений на участие иностранных компаний и граждан в создании российских страховых организаций в настоящее время действует нормативный акт - постановление Верховного Совета РФ "О введении в действие Закона Российской Федерации "О страховании" от 27 ноября 1992 г. N 4016-1, которое ограничивает 49% долю иностранного участника в уставном капитале страховщика.

Однако с 28 ноября 1996 г. вступил в силу Федеральный закон от 25 ноября 1996 г. N 135-ФЗ, которым ратифицировано "Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами, с другой стороны, заключенное на о. Корфу 24 июня 1994" (далее "Соглашение на о. Корфу") и в соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции РФ оно стало частью Российского законодательства и имеет приоритет над нормами других законодательных актов. В соответствии с п. 1 ст. 29 и п. 1 части В Приложения 7 к Соглашению на о. Корфу, упомянутое выше ограничение на участие иностранных партнеров в уставном капитале российских страховщиков должно прекратить свое действие через пять лет после подписания Соглашения, т.е. 24 июня 1999 г.

Статья 7. Общества взаимного страхования

_ 1. Вопрос об обществах взаимного страхования до сих пор отрегулирован недостаточно, так как упомянутое в данной статье Положение об обществе взаимного страхования так и не было утверждено Верховным Советом РФ. Тем не менее, в ст. 968 ГК содержатся нормы, регулирующие отношения по взаимному страхованию несколько более подробно (см. комментарий к этой статье).

Статья 8. Страховые агенты и страховые брокеры

_ 1. Страховые агенты действуют на основании доверенности либо в качестве работников страховщика, либо в качестве поверенных по договору поручения и могут заключать договоры страхования, а также совершать и иные действия от имени страховщика, например собирать страховую премию, выплачивать возмещение или обеспечение.

Один из видов страхового посредничества - заключение от имени иностранных страховщиков на территории РФ договоров страхования - долгое время был запрещен. С 1 января 1998 г. вступила в силу новая (приведенная здесь) редакция п. 4 настоящей статьи, разрешающая страховать от имени иностранных страховщиков автогражданскую ответственность (продавать "зеленые карты"), однако, этого изменения можно было бы и не вводить. Продажа "зеленых карт" и так разрешена на территории России с 8 июля 1997 г. в соответствии со ст. 36 Соглашения на о. Корфу (см. комментарий к ст. 6 настоящего Закона). Разрешена посредническая деятельность от имени иностранных страховщиков и в отношении некоторых других видов страхования. Их перечень приведен вПриложении 5 к Соглашению на о. Корфу:

страхование рисков, связанных с морскими перевозками, коммерческими воздушными перевозками, космическими запусками, фрахтом, включая спутники с таким страхованием, которое покрывает полностью или частично перевозимых физических лиц, экспортируемые или импортируемые товары, транспортные средства, перевозящие товары, любую ответственность, исходящую из этого;

товары, перевозимые международным транзитом;

страхование здоровья и от несчастных случаев;

страхование ответственности при трансграничном перемещении личных транспортных средств.

В соответствии со ст. 36 Соглашения на о. Корфу Россия предоставляет режим наиболее благоприятствуемой нации всем странам, входящим в Соглашение, в отношении трансграничного предоставления этих видов страховых услуг. Трансграничное предоставление услуг означает в данном случае страхование иностранной страховой компанией таких интересов российских граждан или юридических лиц, предмет которых при заключении договора страхования находится в России. Статья 36 Соглашения вводит в отношении таких услуг режим наиболее благоприятствуемой нации для стран, входящих в Соглашение. Режим наиболее благоприятствуемой нации означает, что Россия не может устанавливать для стран, входящих в Соглашение, режим худший, чем для любой третьей страны. До 8 июля 1997 г. запрет посреднической деятельности от имени иностранных страховых компаний, установленный п. 4 настоящей статьи, распространялся на все страны. Однако с 8 июля 1997 г. вступил в силу Устав Союза Беларуси и России. В соответствии с подпунктом "д" ст. 15 Устава в Союзе Беларуси и России обеспечивается "свободное перемещение товаров, услуг, капиталов, рабочей силы в пределах границ Союза". Устав был ратифицирован Федеральным законом от 10 июня 1997 г. N 89-ФЗ, который опубликован в Российской газете 8 июля 1997 г.

Таким образом, с этого дня появилась одна страна - Беларусь - в отношении которой запрет, установленный п. 4 настоящей статьи, перестал действовать. В силу ст. 36 Соглашения на о. Корфу автоматически этот запрет перестал действовать и для стран, входящих в Соглашение.

Заключая договор страхования с агентом иностранной компании, следует помнить о приведенном выше перечне. Несколько иностранных страховщиков ведут на территории России деятельность по продаже через своих агентов полисов страхования жизни. Эта деятельность незаконна, так как в переченьПриложения 5 к Соглашению на о. Корфу входит страхование здоровья и от несчастных случаев, но не страхование жизни.

_2. Страховые брокеры действуют в качестве комиссионеров. Они могут выполнять от своего имени любые поручения страховщика, но не могут заключать от своего имени, но в интересах и по поручению страховщика договоры страхования, так как при этом брокер становится должником в страховом обязательстве (п. 2 ст. 990 ГК), а принимать на себя ответственность по страховому обязательству имеет право только страховщик, получивший соответствующую лицензию. Описан прецедент 1995 г., в котором деятельность брокера, заключавшего договоры страхования от своего имени, но в интересах и по поручению страховщика, была по иску налогового органа признана судом противоречащей основам правопорядка, а заключенные сделки ничтожными по основаниям ст. 169 ГК с взысканием всего полученного в доход РФ.

В дальнейшем практика налоговых органов по применению ст. 169 ГК к лицам, ведущим страховую деятельность без лицензии, была опровергнута впостановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ N 1173/98 от 14 июля 1998 г. Однако сделки страхования, заключенные страховым брокером по поручению и в интересах страховщика, все же остаются оспоримыми в силу ст. 173 ГК и могут быть признаны судом недействительными, если будет доказано, что страхователь знал о заключении договора страхования через брокера.

_3. Страховой брокер обязан зарегистрироваться в установленном порядке для ведения предпринимательской деятельности.

Право гражданина на занятие предпринимательской деятельностью подтверждается его регистрацией в качестве индивидуального предпринимателя (п. 1 ст. 23 ГК) и предъявлением соответствующего свидетельства (или иного документа) о регистрации.

Коммерческая организация ведет предпринимательскую деятельность в силу самой цели своего создания (п. 1 ст. 50 ГК), и поэтому регистрация такой организации в качестве юридического лица одновременно является и регистрацией для ведения предпринимательской деятельности. Подтверждением факта регистрации является свидетельство (или иной документ) о регистрации.

Некоммерческая организация вправе вести предпринимательскую деятельность только для достижения своих уставных целей (п. 3 ст. 50 ГК) и право некоммерческой организации на ведение предпринимательской деятельности должно быть зафиксировано в ее уставе в качестве одного из предметов деятельности (п. 2 ст. 52 ГК). Таким образом, подтверждением факта регистрации некоммерческой организации для ведения предпринимательской деятельности служит свидетельство (или иной документ) о ее регистрации в качестве юридического лица и устав, в котором зафиксировано право этой организации вести соответствующую деятельность.

_4. Страховой брокер обязан также сообщить о начале своей деятельности в орган страхового надзора. Для этого достаточно за десять дней направить заказным письмом извещение о начале деятельности. Таким образом, закон установил заявительный порядок начала деятельности страхового брокера, и единственным документом, который должен быть направлен брокером в орган страхового надзора, является извещение о начале деятельности с приложением соответствующего доказательства регистрации.

Однако в феврале 1995 г. опубликовано и вступило в силу Временное положение о ведении реестра страховых брокеров, осуществляющих свою деятельность на территории РФ, утвержденное Приказом Росстрахнадзора от 9 февраля 1995 г. N 02-02/03, в котором орган страхового надзора неправомерно изменил установленный настоящим Законом порядок с заявительного на разрешительный (п. 2.1 Временного положения) и ввел другие неправомерные требования к страховым брокерам. В частности, в п. 3.1 Временного положения установлен перечень документов, которые обязан представить страховой брокер для включения его в реестр, установлены ограничительные требования к брокеру - физическому лицу и к руководителю брокерской организации.

Временное положение вводит дополнительные ограничения на деятельность страхового брокера, не установленные настоящим Законом и иными законодательными актами, хотя оно издано во исполнение п. 3 ст. 30 настоящего Закона, и орган страхового надзора, вводя эти ограничения, превысил свои полномочия. Следовательно, в части указанных дополнительных ограничений Временное положение не должно применяться.

Статья 9. Страховой риск, страховой случай, страховая выплата

_1. Понятие страхового риска часто используется в текстах нормативных актов и в договорах для описания обстоятельств, определяющих наличие страхового интереса. Как было отмечено в комментарии к ст. 4 Закона, наличие страхового интереса предполагает возможность наступления событий, причиняющих вред заинтересованному лицу, и наоборот, возможность наступления таких событий создает страховой интерес. Иными словами, ситуацию наличия страхового интереса можно описать одним из следующих способов:

(а) у лица имеется страховой интерес;

(б) лицу может быть причинен вред;

(в) могут наступить определенные события, которые причинят лицу вред.

Поэтому термин "страховой риск" употребляют и тогда, когда хотят сказать о наличии интереса, и когда говорят о самом возможном вреде и о событиях, причиняющих вред. В связи с этим употребление понятия "страховой риск" неоднозначно и, как юридическая конструкция, оно не имеет строго определенного содержания. Правоведение давно уже обратило на это внимание, и в 1904 г. Российская Высочайше учрежденная Редакционная Комиссия по составлению Гражданского Уложения опубликовала проект главы ХХ "Страхование" из пятого тома будущего Уложения, в которой во избежание разночтений термин "риск" вообще не был использован.

В настоящем Законе законодатель пошел по иному пути и внес однозначность в использование этого термина, определив страховой риск как предполагаемое событие, на случай наступления которого производится страхование. Из всех возможных вариантов это определение следует признать наиболее разумным. С одной стороны, событие, на случай наступления которого производится страхование - это причинение вреда определенной опасностью (см. ниже). С другой стороны, именно событие, на случай наступления которого производится страхование, обусловливает наличие страхового интереса. Следовательно, определение страхового риска, данное в комментируемой статье, вбирает в себя все возможные значения, в которых применяется термин "страховой риск", и именно в этом значении данный термин следует использовать как юридическую конструкцию.

К сожалению, текст ГК не пошел ни по пути отказа от использования термина "риск", ни по пути единообразия в его использовании. В разных статьях ГК этот термин используется в разных значениях:

(а) событие, на случай наступления которого производится страхование (в ст. 936, 952, 954, 967, 970 ГК);

(б) возможный вред, как таковой (в ст. 211, 939 ГК);

(в) степень или величина возможного вреда (в ст. 944, 945, 948, 959 ГК);

(г) страховой интерес (в ст. 929, 958 ГК).

Сегодня нельзя сказать с достаточной степенью уверенности, что определение п. 1 комментируемой статьи и использование в статьях ГК термина "страховой риск" в других значениях противоречат друг другу, поскольку, как уже было отмечено, данное определение страхового риска вбирает в себя все остальные значения этого термина. Следовательно, пока открытым является вопрос о том, действует ли в настоящее время норма - дефиниция п. 1 комментируемой статьи. Судебная практика также пока не внесла в него ясность.

В связи с отсутствием однозначного толкования, юридически наиболее правильным было бы не употреблять термин "риск" в текстах договоров. Однако вряд ли возможно искоренить эту практику в целях соблюдения юридической строгости - она вошла в обиход, привычна и удобна. Значит, при заключении договоров следует позаботиться о том, чтобы у сторон не возникало разночтений в интерпретации термина "риск". Например, этого можно достигнуть, точно определив в договоре или в Правилах страхования, какое содержание стороны вкладывают в понятие "риск" в данном конкретном договоре.

_2. Важнейшим условием предоставления страховой защиты является вероятностный, случайный характер события, на случай наступления которого производится страхование. Договор, в котором это условие не соблюдено, ничтожен в силу ст. 168 ГК, как не соответствующий п. 2 комментируемой статьи.

Наше представление о случайном носит субъективный характер. Строго говоря, вопрос о случайности или неслучайности - это вопрос об информированности конкретного лица. Кто больше информирован о предстоящем событии, для того наступление данного события менее случайно. Иногда, тем не менее, можно говорить об объективно случайном характере события, имея при этом в виду, что нет ни одного достаточно информированного человека, которому о наступлении события было бы заранее известно, а усилия, необходимые для того, чтобы собрать необходимую информацию, не соразмерны с целью, ради которой она будет собрана. Иными словами, событие можно считать объективно случайным, если все, кто так или иначе интересуется его наступлением, одинаково плохо об этом информированы и не предпринимают усилий для лучшей информированности.

Законодательство, однако, не требует, чтобы событие, на случай наступления которого производится страхование, было объективно случайным. Соответствующая положительная норма отсутствует и в настоящем Законе, и в ГК, однако в ст. 207 Кодекса торгового мореплавания записано "Договор страхования сохраняет силу, если даже к моменту его заключения возможность убытков, подлежащих возмещению, уже миновала или эти убытки уже возникли. Однако, если страховщик при заключении договора знал или должен был знать, что возможность наступления страхового случая исключена, либо страхователь знал или должен был знать о происшедших уже и подлежащих возмещению страховщиком убытках, исполнение договора страхования не обязательно для стороны, которой не было известно об этих обстоятельствах". Это правило ст. 207 КТМ следует применять и к другим видам страхования по аналогии закона (ст. 6 ГК). Таким образом, от участников страховых отношений требуется лишь, чтобы они находились в добросовестном неведении относительно наступления страхового случая, т.е. не знали и не должны были знать о том, что страховой случай уже наступил, о том, что он обязательно наступит или о том, что он в принципе не может наступить. В комментарии к ст. 957 ГК показано, как создать законную схему, которая действовала бы аналогично ст. 207 КТМ для других видов страхования.

Коротко можно сказать, что случайность в страховании означает добросовестное неведение. В.И. Серебровский, например, пишет: "Страхование корабля действительно, если сторонам было неизвестно, что в трюме корабля спрятана адская машина, которая должна была с математической точностью через известное количество дней взорвать корабль". Кража застрахованного имущества определенно не является объективно случайным событием, так как она совершенно не случайна для вора. Однако и для страховщика, и для страхователя кража случайна, если оба находятся относительно нее в добросовестном неведении.

В практике Президиума ВАС РФ имеется много дел по страхованию невозврата кредита, в которых страховщик, обосновывая отказ в выплате, ссылался на нецелевое использование кредита. Надзорная инстанция в каждом таком случае внимательно исследовала вопрос о том, было ли нецелевое использование кредита заранее обдуманным намерением заемщика или при заключении договора он этого не предполагал. В случаях, когда было установлено, что заемщик и не собирался использовать кредит по назначению суд отказывал в иске из-за того, что событие, на случай наступления которого производилось страхование, не обладало признаком случайности (наиболее характерные постановления Президиума ВАС РФ N 4235/95 от 12 сентября 1995 г., N 7879/94 от 20 февраля 1996 г.). Напротив, в тех случаях, когда нецелевое использование кредита, хотя и не было объективно случайным, но произошло в силу стечения обстоятельств, находящихся вне контроля заемщика, иск удовлетворялся (постановления Президиума ВАС РФ N 5108/95 от 19 сентября 1995 г., N 8285/95 от 23 апреля 1996 г.).

Известен, тем не менее, случай из практики авиационного страхования, когда из-за усталостной трещины разрушился конструктивный элемент двигателя самолета и суд первой инстанции отказался признать это событие страховым случаем. По мнению суда, это событие не обладало признаком случайности, так как развитие усталостной трещины - это закономерно происходящий процесс. К сожалению, этот принципиально неверный вывод не был в дальнейшем опровергнут апелляционной и кассационной инстанциями, хотя решение и было отменено по иным основаниям.

_3. Следует также остановиться на вопросе о том, кто и когда должен находиться в добросовестном неведении относительно наступления страхового случая, чтобы договор страхования был действительным.

В ст. 207 КТМ этот вопрос разрешен однозначно - для того чтобы договор страхования сохранял силу для обеих сторон, обе они должны находиться в добросовестном неведении относительно наступления страхового случая. Поскольку ни ГК, ни настоящий Закон не содержат в этом отношении никаких дополнительных указаний правило из КТМ по аналогии закона следует распространить и на другие виды страхования.

Из анализа ст. 207 КТМ, п. 1 ст. 958 ГК, ст. 959 ГК следует, что стороны должны находиться в добросовестном неведении относительно наступления страхового случая при заключении договора. Именно это существенно при решении вопроса о действительности договора страхования. Если же стороны получают дополнительную информацию о наступлении или о невозможности наступления страхового случая в период действия договора страхования - договор либо прекращается (ст. 958 ГК), либо наступают иные последствия (ст. 959 ГК), но о недействительности договора речи не идет.

Итак, для того чтобы договор страхования был действительной сделкой, необходимо, чтобы при заключении договора обе его стороны находились в добросовестном неведении относительно наступления события, на случай наступления которого производится страхование.

_4. Когда говорят, что страхование осуществляется на случай причинения вреда (как, например, в ст. 934 ГК), подразумевают, что вред причиняется некоторой непредвиденно возникшей опасностью. Можно, например, страховать на случай смерти от несчастного случая, но нельзя страховать на случай смерти вообще, так как смерть сама по себе не является случайным событием.

В ст. 194 КТМ страховое обязательство сформулировано так: "страховщик обязуется при наступлении предусмотренных в договоре опасностей или случайностей (страхового случая) возместить понесенный ущерб". Иными словами, подразумевается, что только те опасности или случайности могут квалифицироваться как страховой случай, которые причинили ущерб.

Таким образом, в структуре события, на случай наступления которого производится страхование, различают опасность, от которой страхуются, и факт причинения вреда застрахованному лицу. Наступление этого события состоит в причинении вреда в результате воздействия определенной опасности. Страховая защита предоставляется не на случай возникновения опасности и не на случай причинения вреда, взятых по отдельности, а на случай наступления комплексного события, состоящего из трех элементов:

(а) возникновения опасности, от которой производится страхование;

(б) причинения вреда заинтересованному лицу;

(в) причинно-следственной связи между этими двумя событиями.

Правовое последствие в виде обязанности страховщика произвести страховую выплату возникает только при причинении вреда, но лишь в том случае, когда вред причинен в результате воздействия определенной опасности. Событие, с наступлением которого комментируемая статья связывает обязанность произвести выплату, названо страховым случаем. Таким образом, страховой случай представляет собой трехэлементную конструкцию и наступившее событие следует квалифицировать как страховой случай только при наличии всех трех перечисленных выше элементов возникновения опасности, причинения вреда и причинной связи между ними. Соответственно, правовое последствие наступления этого события - возникновение обязанности произвести выплату - также всегда связано с наличием всех трех этих элементов.

_5. Моментом наступления страхового случая является момент, когда опасность, от которой производится страхование, начала воздействие на объект страхования, причиняя вред заинтересованному лицу. Этот вывод непосредственно следует из того, что событие не может быть квалифицировано как страховой случай до причинения вреда.

Однако в ст. 929 ГК обязательство, составляющее предмет договора страхования, сформулировано так: "страховщик обязуется при наступлении страхового случая возместить страхователю причиненные вследствие этого события убытки". Из этой формулировки можно сделать вывод, что причинение вреда (убытков) должно являться следствием страхового случая, иными словами, что наступление страхового случая и факт причинения вреда заинтересованному лицу - это разные события, которые должны быть связаны друг с другом, как причина и следствие. В п. 2 ст. 952 ГК сам страховой случай и последствия его наступления также рассматриваются как разные события. Из приведенного теста ст. 929 ГК можно сделать вывод, что моментом наступления страхового случая следует считать не момент причинения вреда, а момент возникновения опасности.

Правильное определение момента наступления страхового случая принципиально при длящихся опасностях, когда причинение вреда начинается не сразу при возникновении опасности, а через некоторое время после ее возникновения. В промежутке между возникновением опасности и началом причинения вреда может закончиться срок действия страховой защиты (см. комментарий к ст. 957 ГК) и тогда, если страховой случай считается наступившим в момент возникновения опасности, страховая защита должна быть предоставлена, если наступление страхового случая совпадает с моментом начала причинения вреда, страховая защита не должна предоставляться.

Окончательное решение даст, конечно, судебная практика, которая по этому вопросу в настоящее время еще не сформировалась. Тем не менее уже сегодня можно сказать, что определение момента наступления страхового случая по моменту возникновения опасности еще до того, как она начала причинять вред, плохо выдерживает критику. Действительно, если исходить из такого понимания, следует признать, что в момент возникновения опасности не всегда становится известно, наступил ли страховой случай. Например, пожар на складе, который удалось потушить до того, как пострадали находящиеся на этом складе застрахованные товары. Следовательно, в период между возникновением опасности и моментом причинения вреда права и обязанности сторон не изменяются, а значит наступление опасности нельзя считать юридическим фактом. Но права и обязанности не могут измениться "задним числом" раз их не было в определенный период времени, то они впоследствии не могут в этот период времени возникнуть. То есть, если при возникновении опасности вред не причинен, страховой случай как юридический факт не может считаться наступившим независимо от того, будет ли в дальнейшем причинен вред или не будет. Поэтому точка зрения, отождествляющая момент наступления страхового случая с моментом возникновения опасности, неверна.

_6. Причинно-следственная связь между опасностью и причинением вреда может быть различной. Например, при пожаре имущество может сгореть, а может быть украдено из-за возникшей неразберихи. И в том, и в другом случае между пожаром и утратой имущества имеется причинно-следственная связь, но в первом случае пожар является непосредственной причиной вреда, а во втором случае - косвенной. В законодательстве имеется прямое указание лишь на то, что причинно-следственная связь между опасностью и причинением вреда должна существовать, однако, нет никаких указаний на характер этой связи. Следовательно, характер причинно-следственной связи - это вопрос соглашения сторон.

На практике, в большинстве договоров страхования не согласовывается характер причинно-следственной связи, которая должна существовать между возникшей опасностью и причинением вреда, чтобы страховой случай считался наступившим. По умолчанию действует правило считается, что страховой случай наступил и возникла обязанность страховщика выплатить соответствующую сумму, если опасность является непосредственной причиной вреда. Это правило называется "доктриной непосредственной причины" и действует диспозитивно, т.е. если договором не предусмотрен иной характер причинно-следственной связи. Однако ни в одном нормативном акте такого правила нет - оно сложилось в английской судебной практике и перешло в континентальное право в качестве обычая делового оборота. Ответ на вопрос о том, что является непосредственной причиной вреда, не всегда очевиден. Поэтому доктрина непосредственной причины включает в себя набор правил определения непосредственной причины вреда. Эти правила, как и вся доктрина в целом, также действуют в качестве обычаев оборота и нигде в законе не установлены.

В комментарии к ст. 942 ГК показано, что описание страхового случая обычно включает в себя как описание опасностей, от которых производится страхование, так и описание исключений из них. Правила определения непосредственной причины вреда действуют по-разному для опасностей, от которых производится страхование и для исключенных опасностей. Является ли опасность, от которой производилось страхование, непосредственной причиной вреда?

Вариант А. Опасность, от которой производилось страхование, является по времени последней из причин вреда.

Это означает, что из всех событий, которые так или иначе повлияли на причинение вреда, опасность, от которой производилось страхование, была самым последним из них и между этой опасностью и причинением вреда не происходило никаких других событий, оказавших влияние на причинение вреда. В этом случае очевидно, что вред непосредственно причинен именно этой опасностью, от которой производилось страхование.

Это правило действует всегда, кроме случая, когда опасность, от которой производилось страхование, возникла как следствие исключенной опасности (см. ниже).

Вариант Б. Опасность, от которой производилось страхование, не является последней, но предшествует во времени одной или нескольким причинам вреда.

Случай 1. Причины вреда составляют последовательную во времени и непрерывную причинно-следственную цепочку. Это означает, что каждая причина вреда в последовательности является непосредственным следствием предыдущей и всех предшествующих. Значит, вред является непосредственным следствием опасности, от которой производилось страхование. Например, при страховании на случай смерти от несчастного случая страховщик обязан выплатить страховое обеспечение не только, если смерть произошла сразу же при несчастном случае, но и тогда, когда смерть произошла на операции, необходимость в которой была вызвана несчастным случаем, и тогда, когда человек умер в результате болезни, которая развилась из-за несчастного случая.

Случай 2. Причинно-следственная цепочка, которую составляют причины вреда, прервана каким-либо посторонним обстоятельством. То есть между опасностью, от которой производилось страхование, и причинением вреда вмешивается постороннее обстоятельство, не находящееся в непосредственной причинной связи с данной опасностью. В этом случае воздействие опасности, от которой производилось страхование, не успевает развиться до такой степени, чтобы породить цепочку следствий, последним из которых является причинение вреда. Постороннее обстоятельство вмешивается и воздействует на одно из последствий в цепочке еще до причинения вреда. В результате опасность, от которой производилось страхование, перестает быть непосредственной причиной вреда, а такой непосредственной причиной становится указанное постороннее обстоятельство, так как именно оно теперь находится в начале непрерывной причинно-следственной цепочки. Например, если в результате несчастного случая человеку потребовалась операция, во время которой случайно не оказалось нужного количества крови для переливания, не несчастный случай, а отсутствие крови является непосредственной причиной смерти этого человека, так как в обычных условиях должен существовать механизм, который обеспечивал бы наличие необходимого количества крови, и ее отсутствие является обстоятельством, случайно вмешавшимся в нормальный ход вещей.

Из-за воздействия опасности, от которой производится страхование, объект страхования может оказаться в большей степени чем обычно подвержен воздействию постороннего обстоятельства, вмешивающегося в обычный ход вещей и прерывающего причинно-следственную цепочку. Однако это не означает, что опасность, о которой идет речь, можно считать непосредственной причиной вреда. Результатом воздействия опасности, от которой производится страхование, является не сам вред, а создание ситуации, в которой объект страхования оказывается в меньшей степени защищен от вреда. Уже приводился пример кражи при пожаре. Пожар на складе создает ситуацию, в которой охрана хранящегося на складе имущества ухудшается и украсть его в этот период гораздо легче, чем обычно. Страховщик же обязан возместить только стоимость сгоревшего имущества, но не украденного, хотя бы и при пожаре.

Вариант В. Причины вреда не следуют друг за другом во времени, но совместно воздействуют на объект страхования, причиняя вред заинтересованному лицу. Бывают ситуации, когда обстоятельства, влияющие на вред, воздействуют не последовательно одно за другим, а причиняют вред параллельно. Если одной из этих параллельно действующих причин является опасность, от которой производилось страхование, то причиненный вред подлежит возмещению, так как указанная опасность является одной из непосредственных причин вреда. Неважно при этом, что есть и другие причины. Это правило действует только, если другие причины не относятся к числу исключенных (см. ниже).

Например, если человек, попавший в больницу из-за несчастного случая, там простудился и заболел пневмонией, то пневмония и последствия несчастного случая являются причинами, параллельно воздействующими на его жизнь и здоровье. В случае смерти ее непосредственными причинами являются как несчастный случай, так и пневмония.

Ситуация с пневмонией, на первый взгляд, аналогична ситуации с нехваткой крови в больнице - в обоих случаях действуют две разные опасности, в обоих случаях результатом является причинение вреда жизни. Однако в ситуации с пневмонией обе опасности признаются непосредственной причиной вреда, а в ситуации с нехваткой крови - только одна. Принципиальное различие здесь в том объекте, на который воздействует вторая опасность. В примере с кровью ее нехватка воздействовала не на жизнь человека, а на ход операции. На жизнь человека оказывал воздействие ход операции, который при нормальном течении событий был бы следствием несчастного случая. Нехватка крови прервала последовательную цепочку причин и следствий, повернула ход операции, и теперь он стал следствием не несчастного случая, а отсутствия крови. Поэтому не несчастный случай, а нехватка крови явилась непосредственной причиной смерти. В примере с пневмонией и пневмония, и несчастный случай воздействовали на один и тот же объект - на жизнь человека, причиняя ей вред. Нельзя сказать, что одна из этих причин помешала действию другой, следовательно, обе они должны быть признаны непосредственными причинами вреда. Является ли исключенная опасность непосредственной причиной вреда?

Вариант А. Исключенная опасность предшествует по времени опасности, от которой производилось страхование.

Случай 1. Опасность, от которой производилось страхование, является непосредственным следствием исключенной опасности, т.е. между ней и исключенной опасностью имеется непрерывная причинно-следственная цепочка. В этом случае вред является непосредственным следствием исключенной опасности и не обеспечивается страховой защитой. При этом не обязательно, чтобы исключенная опасность действовала до самого момента причинения вреда. Достаточно, чтобы она породила непрерывную причинно-следственную цепочку. Например, имущество может быть застраховано на случай залива водой, а пожар относится к исключенным опасностям.

При тушении пожара пожарные могут заливать огонь водой и в результате имущество не сгорит, но будет повреждено или полностью утрачено из-за залива водой. Убытки не подлежат возмещению, так как именно пожар (исключенная опасность) явился непосредственной причиной залива водой, а значит и убытки являются непосредственным следствием пожара, и страховой случай не наступил.

Случай 2. Причинно-следственная цепочка между исключенной опасностью и опасностью, от которой производилось страхование, прерывается посторонним обстоятельством. В этом случае вред уже не является непосредственным следствием исключенной опасности, но его непосредственная причина - опасность, от которой производилось страхование, и страховой случай считается наступившим. Например, военные действия, массовые беспорядки, как правило, являются исключенными опасностями. Предположим, имущество было застраховано от пожара, кроме пожара, вызванного массовыми беспорядками, и предположим также, что в электрическом щитке в помещении, где хранилось имущество, была неисправна электропроводка.

Если при массовых беспорядках здание было подожжено и имущество сгорело, вред возмещению не подлежит. Однако, если в результате массовых беспорядков в электрощиток попала вода и пожар возник из-за того, что была неисправна электроизоляция, вред подлежит возмещению, так как причинно-следственная цепочка между исключенной опасностью и пожаром была прервана посторонним обстоятельством - неисправностью электропроводки. Поэтому, хотя исключенная опасность и предшествовала опасности, от которой производилось страхование, она не являлась ее непосредственной причиной.

Вариант Б. Опасность, от которой производилось страхование, предшествует по времени исключенной опасности.

Случай 1. Обе опасности являются звеньями непрерывной причинно-следственной цепочки, которая заканчивается причинением вреда. В этом случае вред считается причиненным опасностью, от которой производилось страхование, и защита должна быть предоставлена. Действительно, имеется непрерывная причинно-следственная связь между опасностью, от которой производилось страхование, и вредом, и не имеет значения тот факт, что одним из звеньев этой цепочки является исключенная опасность. Так, если в результате несчастного случая человек заболел исключенной болезнью и умер, смерть является результатом несчастного случая, а не болезни.

Случай 2. В причинно-следственную цепочку между опасностью, от которой производилось страхование, и исключенной опасностью вмешивается постороннее обстоятельство. В этом случае защита не предоставляется, так как непосредственная причинно-следственная связь между опасностью, от которой производилось страхование, и вредом отсутствует.

Вариант В. Вред причинен в результате независимого друг от друга воздействия и исключенной опасности, и опасности, от которой производилось страхование.

В этом случае вред причиняется как одной, так и другой опасностью и обе они являются непосредственными причинами вреда. Страховая защита не предоставляется, так как вред причинен исключенной опасностью и неважно, что одновременно в этом участвовала и опасность, от которой производилось страхование. Например, если имущество застраховано от кражи третьими лицами, кроме кражи сотрудниками службы охраны, а в краже принимали участие как посторонние лица, так и охранники, кража считается совершенной сотрудниками службы охраны, и убытки возмещению не подлежат.

В современной российской судебной практике пока еще не дошло дело до рассмотрения подобных вопросов, однако, поскольку Россия возвращается в семью европейских правовых систем, следует и нам принять на вооружение обычаи оборота, стабильно применяемые в европейских странах.

Доктрина непосредственной причины действует диспозитивно. То есть стороны могут в договоре так описать событие, на случай наступления которого производится страхование, чтобы страховой случай считался наступившим и тогда, когда опасность, от которой производится страхование, является не непосредственной, а косвенной причиной вреда. Например, при страховании от пожара возмещается только стоимость сгоревшего имущества, но не украденного при пожаре, а при страховании на случай утраты имущества при пожаре, вне зависимости от причин утраты, возмещению подлежит стоимость как сгоревшего имущества, так и украденного.

Аналогично человек может погибнуть непосредственно в результате военных действий, а может попасть под машину, которой он не заметил, так как у нее из-за маскировочного затемнения были погашены огни. В последнем случае военные действия являются не непосредственной, а косвенной причиной смерти. Если страхование производится на случай смерти от несчастных случаев, кроме военных действий, то защита будет предоставлена. Если же в договоре страхования указано, что страхование производится на случай смерти от несчастных случаев, кроме тех, которые прямо или косвенно связаны с военными действиями, то защита предоставлена не будет.

_7. В норме п. 3 комментируемой статьи содержатся две важные дефиниции:

(а) выплата производится, когда страховой случай происходит либо с имуществом, либо с личностью застрахованного лица. Это, во-первых, служит еще одним признаком для группировки видов страхования в две группы, а не в три (см. комментарий к ст. 4 настоящего Закона). Во-вторых, поскольку страховой случай - это причинение вреда, указанная норма подтверждает, что страховая защита не может предоставляться на случай любого события в жизни застрахованного лица, как это установлено в ст. 934 ГК, а лишь на случай событий, причиняющих вред личности (см. комментарий к ст. 4 настоящего Закона);

(б) выплаты при имущественном и при личном страховании обозначаются по-разному возмещение и обеспечение. Это различие подчеркивает существенную разницу между имущественным страхованием и личным страхование. При имущественном страховании причиненный вред имеет денежную оценку и может быть возмещен. При личном страховании причиненный вред не имеет денежной оценки и поэтому не может быть возмещен, но застрахованное лицо может быть обеспечено определенной денежной суммой для того, чтобы хоть таким образом компенсировать причиненный вред.

Статья 10. Страховая сумма, страховое возмещение, страховое обеспечение

_1. Правила в отношении страховой суммы, страховой стоимости и величины возмещения регулируются в ГК гораздо подробнее, чем в Законе. Поэтому здесь эти правила не комментируются (см. соответствующие комментарии к ст. 947-952 ГК). Однако в ст. 10 содержатся два правила, отсутствующие в ГК.

Во-первых, введено императивное правило, по которому размер страхового взноса определяется исходя из страховой суммы. Эта норма требует использования тарифа для определения размера страхового взноса и корреспондирует с императивной нормой п. 2 ст. 11 настоящего Закона. В п. 2 ст. 954ГК императивность этого правила устранена. С 1 марта 1996 г. страховщики не обязаны, но вправе использовать тарифы. Более подробно о правах и обязанностях страховщиков в отношении тарифов см. комментарий к ст. 954 ГК и к ст. 32 Закона.

Во-вторых, в комментируемой статье установлено, что если при страховании на случай смерти назначен выгодоприобретатель, то причитающееся ему обеспечение не входит в состав наследственной массы. Если же выгодоприобретатель не назначен, то договор считается заключенным в пользу наследников (п. 2 ст. 934 ГК). Это правило продолжает действовать в настоящее время в полном объеме.

Статья 11. Страховой взнос и страховой тариф

_1. Содержание данной статьи практически полностью изменено в ГК.

Во-первых, плата за страхование названа в ГК не взносом, а премией, а взносом называется часть премии в том случае, когда премия уплачивается в рассрочку (ст. 954 ГК). Терминологии ГК и следует придерживаться в договорах.

Во-вторых, обязанность использования тарифов при определении платы за страхование установлена здесь императивно. В соответствии с этим комментируемая статья требует согласования тарифа, как необходимого условия договора страхования. В ст. 954 ГК использование тарифов - не обязанность, а право страховщика. ГК не относит тариф к существенным условиям договора, хотя договор страхования является возмездной сделкой (ст. 929, 934 ГК)

В-третьих, в соответствии с п. 2 ст. 954 ГК тарифы по обязательному страхованию определяются не законом, как это установлено в комментируемой статье, а органом страхового надзора.

В целом вопрос о плате за страхование подробно отрегулирован в ст. 954 ГК, на которую и следует ориентироваться.

Статья 12. Сострахование

_1. Понятия сострахования, определенные в данной статье и в ст. 953 ГК, совпадают. Однако требования к договору сострахования, предъявляемые комментируемой статьей и ГК, различны. Данная статья содержит императивное требование согласовывать в договоре сострахования права и обязанности каждого из состраховщиков. Поскольку это условие названо в настоящем Законе необходимым для договора сострахования, то в соответствии со ст. 432 ГК без указания прав и обязанностей каждого из состраховщиков договор сострахования считался бы незаключенным, если бы императивность этого требования не была устранена в ст. 953 ГК.

В ст. 953 ГК необходимость разграничивать права и обязанности состраховщиков в самом договоре сострахования установлена диспозитивно и предусмотрено последствие отсутствия в договоре такого разграничения.

Статья 13. Перестрахование

_ 1. В комментируемой статье объектом перестрахования назван риск исполнения страховщиком своих обязательств перед страхователем, а в ст. 967 ГК объектом перестрахования назван риск страховой выплаты. Это разночтение не меняет дела, так как принципиально неопределенным остается вопрос о моменте, в который возникает обязанность перестраховщика произвести выплату - в момент, когда страховщик (перестрахователь) фактически выплатил возмещение или обеспечение или в момент, когда у страховщика (перестрахователя) возникла обязанность выплатить возмещение или обеспечение (см.комментарий к ст. 967 ГК).

И здесь использование термина "риск" создает неоднозначность толкования. Если риск означает событие, на случай наступления которого производится страхование, то перестрахование производится на случай исполнения страховщиком своих обязательств, т.е. на случай фактической выплаты возмещения. Если же под термином "риск" понимать интерес, т.е. только возможность страховой выплаты, то момент, когда стороны считают страховой случай по договору перестрахования наступившим, следует согласовывать в договоре. Более подробно см. комментарий к ст. 967 ГК.

Статья 14. Объединения страховщиков

_1. В соответствии с п. 4 ст. 50 ГК и Федеральным законом "О некоммерческих организациях" существуют только два вида объединений юридических лиц - ассоциации и союзы. В отношении союзов и ассоциаций страховщиков действуют те же нормы, что и в отношении союзов и ассоциаций других юридических лиц, т.е. ст. 121-123 ГК и нормы Федерального закона "О некоммерческих организациях".

Поэтому норма п. 1 статьи Закона о том, что объединения страховщиков приобретают права юридического лица с момента регистрации в органе страхового надзора, является анахронизмом, т.к. норма п. 1 ст. 51 ГК императивно требует, чтобы регистрация юридических лиц производилась органом юстиции, каковым орган страхового надзора не является. Объединения (ассоциации и союзы) страховщиков приобретают статус юридических лиц в том же порядке, что и другие организации.

Однако требование настоящей статьи Закона о необходимости регистрации объединения страховщиков в органе страхового надзора противоречит ГК только частично. Само по себе требование о такой регистрации не противоречит ГК, а не соответствует ГК лишь указание на то, что с момента этой регистрации объединение приобретает статус юридического лица. Таким образом, требование о регистрации объединения страховщиков в органе страхового надзора действует и в настоящее время. Однако неисполнение этого требования, по существу, не влечет для объединения никаких санкций.

В 1993 г., т.е. еще до введения в действие первой части ГК, было издано Положение о государственной регистрации объединений страховщиков, утвержденное Приказом Росстрахнадзора N 02-02/13 от 26 апреля 1993 г. Это Положение до сих пор действует, исключая ту его часть, в которой установлено, что объединение приобретает статус юридического лица лишь с момента его регистрации в органе страхового надзора.

_ 2. У страховщиков существуют специфические объединения - страховые пулы, которые не являются объединениями в том смысле, какой ему придают ст. 50 и 121 ГК. Страховой пул не является юридическим лицом, так как основной признак юридического лица - самостоятельная ответственность по обязательствам (п. 1 ст. 48 ГК) у него отсутствует. Участники страхового пула действуют на основании соглашения типа простого товарищества. Они заключают договоры страхования от своего имени, но по единым правилам и единым тарифам и несут солидарную ответственность перед страхователями. Страхование того же вида по другим правилам они осуществлять не могут. Но участники пула не ограничены в своем праве производить страхование других видов, в отношении которых соглашение о страховом пуле не действует.

Орган страхового надзора разработал Положение о страховом пуле и утвердил его своим приказом N 02-02/13 от 18 мая 1995 г. Это положение является для страховщиков рекомендательным.

В своем письме N 08-11р/22 от 31 марта 1995 г. орган страхового надзора обязал участников страхового пула сообщать определенную информацию о своей деятельности. Эта обязанность установлена органом страхового надзора вполне законно на основании подпункта "а" п. 4 ст. 30 Закона и ее неисполнение может повлечь приостановление или отзыв лицензии у участника пула (см. комментарий к ст. 30 Закона).

Глава II. Договор страхования

Исключена Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О страховании".

Глава III. Обеспечение финансовой устойчивости страховщиков

Статья 25. Условия обеспечения финансовой устойчивости страховщиков

Статья 26. Страховые резервы и фонды страховщиков

Статья 27. Гарантии платежеспособности страховщиков

Статья 28. Учет и отчетность страховщиков

Статья 29. Публикация страховщиками годовых балансов

Глава IV. Государственный надзор за страховой деятельностью

Статья 30. Государственный надзор за страховой деятельностью в РФ

_1. Государственный надзор за деятельностью страховщиков осуществляет орган страхового надзора. До августа 1996 г. им являлась Федеральная служба по надзору за страховой деятельностью (Росстрахнадзор), образованная Указом Президента РФ N 439 от 9 апреля 1993 г. "О приведении Указов Президента Российской Федерации в соответствие с Законом Российской Федерации "О страховании" в результате реорганизации Федеральной инспекции по надзору за страховой деятельностью. Росстрахнадзор был самостоятельным органом, входившим в систему органов исполнительной власти. В настоящее время Росстрахнадзор упразднен Указом Президента РФ N 1177 от 14 августа 1996 г. "О структуре федеральных органов исполнительной власти" и его функции переданы Министерству финансов РФ, в котором образован департамент страхового надзора.

Положение о Федеральной службе России по надзору за страховой деятельностью было утверждено постановлением Правительства РФ N 353 от 19 апреля 1993 г. "Об утверждении Положения о Федеральной службе России по надзору за страховой деятельностью", позже в него вносилось несколько изменений, но затем оно было отменено постановлением Правительства РФ N 619 от 19 июня 1998 г. "О внесении изменений и признании утратившими силу некоторых решений Правительства Российской Федерации по вопросам страховой деятельности". В Положении о Министерстве финансов РФ, утвержденномпостановлением Правительства РФ N 273 от 6 марта 1998 г. "Об утверждении Положения о Министерстве финансов Российской Федерации" о полномочиях Минфина России в области страхового надзора имеется единственная строчка: "лицензирует деятельность страховых организаций и осуществляет надзор за их деятельностью; ведет единый государственный реестр страховщиков и объединений страховщиков, а также реестр страховых брокеров; осуществляет контроль за обеспечением платежеспособности страховщиков" (подпункт 31 п. 6 Положения). Таким образом, комментируемая статья более подробно определяет функции и полномочия органа страхового надзора, чем соответствующий подзаконный акт.

_2. К нормативным документам, изданным органом страхового надзора, в частности, относятся:

Условия лицензирования страховой деятельности на территории Российской Федерации, утвержденные приказом Росстрахнадзора N 02-02/08 от 19 мая 1994 г.;

Положение о порядке дачи предписания, ограничения, приостановления и отзыва лицензии на осуществление страховой деятельности, утвержденноеПриказом Росстрахнадзора N 02-02/17 от 19 июня 1995 г.;

Правила формирования страховых резервов по видам страхования иным, чем страхование жизни, утвержденные Приказом Росстрахнадзора N 02-02/04 от 18 марта 1994 г.;

Правила размещения страховых резервов, утвержденные Приказом Росстрахнадзора N 02-02/06 от 14 марта 1995 г.;

Временное положение о ведении реестра страховых брокеров, осуществляющих свою деятельность на территории РФ, утвержденное ПриказомРосстрахнадзора N 02-02/03 от 9 февраля 1995 г.;

Инструкция о порядке расчета нормативного соотношения активов и обязательств страховщиков, утвержденная Приказом Росстрахнадзора N 02-02/20 от 30 октября 1995 г.

В соответствии с Указом Президента РФ N 763 от 23 мая 1996 г. "О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти" нормативные документы, издаваемые органом страхового надзора, подлежат регистрации в Минюсте России и официальному опубликованию. В соответствии с п. 9 данного Указа до 13 августа 1998 г. официальным опубликованием считалось опубликование в газете "Российские вести". Указом Президента РФ N 963 от 13 августа 1998 г. "О внесении изменений в Указ Президента Российской Федерации от 23 мая 1996 г. N 763" в п. 9 Указа N 763 были внесены изменения, и теперь официальным считается опубликование в "Российской газете" или в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. В соответствии с п. 12 Указа Президента РФ N 763 нормативные акты органа страхового надзора вступают в силу по истечение десяти дней после их официального опубликования, если в самом акте не предусмотрен иной срок их вступления в силу.

Орган страхового надзора вправе издавать нормативные документы только по вопросам, относящимся к его компетенции, и нормы, содержащиеся в этих документах, могут регулировать только те вопросы, которые относятся к компетенции надзорного органа. Например, издание Положения о ведении реестра страховых брокеров относится к компетенции органа страхового надзора, а замена предусмотренного законом заявительного порядка регистрации брокеров на разрешительный порядок, установленный в данном Положении, выходит за рамки компетенции органа страхового надзора, и эта норма не должна применяться (см. также комментарий к ст. 8 настоящего Закона).

К методическим документам, изданным органом страхового надзора, в частности, относятся:

Примерное положение о резерве предупредительных мероприятий по добровольным видам страхования, введено в действие Письмом Росстрахнадзора N 15/1-1р от 18 января 1995 г.;

План счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности страховых организаций и Инструкция по его применению, утвержденные Приказом Госстрахнадзора РФ N 02-02/5 от 27 ноября 1992 г. (в ред. Приказа Росстрахнадзора N 02-02/21 от 31 октября 1994 г.);

Инструкция о порядке заполнения типовых форм годовой бухгалтерской отчетности страховых организаций, утвержденная Приказом Минфина России N 111 от 30 декабря 1996 г. (в ред. приказов Минфина России N 33н от 8 апреля 1997 г., N 4н от 19 января 1998 г.);

Методики расчета тарифных ставок по рисковым видам страхования, утвержденные Распоряжением Росстрахнадзора N 02-03-36 от 8 июля 1993 г.

Методические документы не должны содержать правовых норм и, соответственно, они не подлежат обязательному опубликованию и регистрации. Однако в некоторые методические документы орган страхового надзора включает нормы гражданского права, которые, естественно, не должны применяться. Например, в Инструкции о порядке заполнения типовых форм годовой бухгалтерской отчетности страховых организаций описывается порядок отражения в отчетности движения векселей и указывается, что "в расчетах по операциям страхования и перестрахования векселя применяться не могут" (п. 8.3Инструкции). Это указание является, по существу, вмешательством в регулирование оборота векселей, т.е. в область общегражданского и специального вексельного права, и включено в методический документ неправомерно. Подробнее об этом см. комментарий к ст. 954 ГК.

_3. Орган страхового надзора контролирует деятельность страховщиков по следующим направлениям:

(а) обоснованность страховых тарифов;

(б) платежеспособность;

(в) соблюдение законодательства.

Использование страховых тарифов является не обязанностью, а правом страховщика (см. комментарий к ст. 11 Закона и к ст. 954 ГК), и поэтому контроль за обоснованностью страхового тарифа в конкретном договоре страхования не всегда возможен, так как страховщик может и не использовать тариф для расчета страховой премии. Однако контроль за тем, чтобы не было систематического завышения или занижения размера страховой премии (платы за страхование) необходим.

Необоснованное завышение премии превращает страхование из формы защиты интереса в спекулятивную операцию. В практике часто встречаются случаи, когда организация по высоким тарифам страхует свое имущество, в очень небольшой степени подверженное тем рискам, от которых оно страхуется. Страховщик в достаточной степени уверен, что ему не придется выплачивать возмещение и деньги, полученные в виде страховой премии, он возвращает, но не организации-страхователю, а, например, ее руководителю, подписавшему договор страхования, оставляя себе комиссию за эту услугу. Здесь нарушается принцип добросовестного неведения страховщика и страхователя в отношении возможности наступления страхового случая и в соответствии со ст. 168 ГК договор страхования является ничтожным, так как противоречит ст. 9 Закона. Такую ситуацию можно также квалифицировать как злонамеренное соглашение представителя страхователя со страховщиком и в соответствии со ст. 179 ГК такая сделка может быть по иску страхователя признана судом недействительной.

Необоснованное занижение премии ведет к потере финансовой устойчивости страховщика, к невозможности исполнять свои обязательства перед страхователями. Часто таким приемом пользуются недобросовестные страховщики. Их цель - сбор премии, и они не собираются производить выплаты. Однако снижать плату за страхование в целях конкурентной борьбы могут и крупные страховые компании, которые имеют достаточный резерв платежеспособности за счет накопленной в предыдущие периоды собственной прибыли. Они снижают размер премии для привлечения клиентов, и это не влияет на их возможность выплат и не вредит интересам страхователей.

Обоснованность размера страховой премии необходимо профессионально контролировать. Это не означает, что в отношении цены на страховые услуги введено государственное регулирование, тем не менее, страховщик для получения лицензии обязан рассчитать тариф и направить его в орган страхового надзора (см. комментарий к ст. 32 Закона) и систематическое занижение тарифа может стать основанием для лишения лицензии (см. ниже).

Платежеспособность (финансовая устойчивость) страховщика обеспечивается:

(а) наличием оплаченного уставного капитала и страховых резервов (ст. 25 Закона);

(б) обязанностью соблюдать нормативное соотношение между активами и принятыми обязательствами (п. 1 ст. 27 Закона);

(в) системой перестрахования (п. 2 ст. 27 Закона).

Требования к размерам уставного капитала страховщика, сформированного за счет денежных средств на день по дачи юридическим лицом документов для получения лицензии на осуществление страховой деятельности, содержатся в ст. 25 Закона:

(а) не менее 25 тысяч минимальных размеров оплаты труда (в настоящее время примерно 2,1 млн. рублей) при проведении видов страхования иных, чем страхование жизни;

(б) не менее 35 тысяч минимальных размеров оплаты труда (в настоящее время примерно 3 млн. рублей) при проведении в том числе и страхования жизни;

(в) не менее 50 тысяч минимальных размеров оплаты труда (в настоящее время примерно 4,2 млн. рублей) при проведении исключительно перестрахования.

Требования к страховым резервам установлены Правилами формирования страховых резервов по видам страхования иным, чем страхование жизни (см. выше). Правила формирования резервов по страхованию жизни в форме нормативного документа пока не утверждены. Сейчас действуют Разъяснения органа страхового надзора о порядке формирования страховщиками страховых резервов по страхованию жизни по результатам деятельности за 1994 г. (Письмо Росстрахнадзора N 09/2-16р/02 от 27 декабря 1994 г.). Действие этих разъяснений продлено письмами Росстрахнадзора N 09/2-12р/02 от 5 апреля 1995 г. иN 09/2-20р/02 от 24 апреля 1995 г. по настоящее время, так как соответствующий нормативный документ отсутствует.

Нормативное соотношение между активами и обязательствами устанавливается органом страхового надзора (п. 1 ст. 27 Закона). Оно установлено в п. 3.6Условий лицензирования следующим образом: "Максимальная ответственность по отдельному риску по договору страхования не может превышать 10 процентов собственных средств страховщика". Примененный здесь термин "ответственность" означает не гражданско-правовую ответственность страховщика за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, а сумму, в пределах которой страховщик обязан произвести страховую выплату (см.комментарий к ст. 929 ГК). Термин "риск" следует понимать в смысле ст. 9 настоящего Закона как "событие, на случай наступления которого производится страхование". Таким образом, если страхование производится на случай наступления только одного вида событий, то страховая сумма по договору в целом не может превышать 10% собственных средств страховщика, если страхование производится на случай наступления одного из нескольких видов событий, то указанное соотношение должно соблюдаться для каждого из этих видов событий. Понятие "собственные средства страховщика" и порядок расчета нормативного соотношения установлен в Инструкции о порядке расчета указанного нормативного соотношения (см. выше)

Если в заключенном договоре страхования не соблюдено указанное соотношение, риск страховой выплаты по этому договору должен быть перестрахован (п. 2 ст. 27 Закона), если же он не перестрахован, договор страхования является ничтожным, в соответствии со ст. 168 ГК, как не соответствующий ст. 27 Закона.

_4. Орган страхового надзора уполномочен применять к страховщикам следующие меры ответственности:

(а) давать предписание об устранении выявленных нарушений, т.е. письменное распоряжение, обязывающее страховщика в установленный срок устранить выявленные нарушения;

(б) ограничивать действие лицензии, т.е. запрещать до устранения выявленных нарушений заключать новые договоры страхования и продлевать действующие по отдельным видам страховой деятельности (или видам страхования) или на определенной территории;

(в) приостанавливать действие лицензии, т.е. запрещать до устранения нарушений, установленных в деятельности страховщика, заключать новые договоры страхования и продлевать действующие по всем видам страховой деятельности (или видам страхования), на которые выдана лицензия;

(г) отзывать лицензию, т.е. запрещать осуществление страховой деятельности.

Предписание дается страховщику органом страхового надзора. В соответствии с Положением о порядке дачи предписания.... (см. выше), основаниями для дачи предписания являются:

(а) осуществление страховой деятельности на территории или по видам страхования, не предусмотренным лицензией и приложением к ней (см.комментарий к ст. 32 Закона);

(б) осуществление видов деятельности, запрещенных настоящим Законом (см. комментарий к ст. 6 Закона);

(в) нарушение установленного порядка формирования и размещения страховых резервов;

(г) необоснованное снижение размеров страховых тарифов;

(д) несоблюдение страховщиком нормативного размера соотношения между активами и обязательствами;

(е) невыполнение страховщиком обязанностей, предусмотренных настоящим Законом;

(ж) непредставление бухгалтерской и статистической отчетности либо представление указанной отчетности с нарушением установленных сроков или порядка ее представления;

(з) непредставление (неполное представление) в срок документов, затребованных органом страхового надзора;

(и) установление факта представления недостоверной информации в документах, явившихся основанием для выдачи лицензии, а также в отчетах о деятельности страховой организации;

(к) несообщение в месячный срок в орган страхового надзора об изменениях и дополнениях, внесенных в документы (правила страхования, структуру тарифных ставок и др.), явившиеся основанием для выдачи лицензии, с представлением подтверждающих документов, а также об изменениях в банковских реквизитах страховщика;

(л) необеспечение принятия устных и письменных обращений страхователей и иных заинтересованных лиц по заявленному в учредительных документах юридическому адресу;

(м) передача лицензии (копии) в пользование другой страховой организации;

(н) передача страховщиком страхового свидетельства (полиса, сертификата) в качестве подтверждения факта заключения договора страхования лицу, иному чем страхователь, за исключением случаев, когда договором личного страхования, заключенного в пользу третьего лица (застрахованного), предусмотрена передача страхового свидетельства (полиса, сертификата) застрахованному;

(о) выдача страхователю страхового полиса без приложения к нему правил страхования;

(п) заключение договоров страхования на условиях, предусматривающих расширенный по сравнению с определенными Правилами страхования, на основании которых выдана лицензия, перечень объектов страхования и страховых случаев (страховых рисков), без согласования с органом страхового надзора внесенных изменений (подробнее об этом см. в комментариях к ст. 32 Закона и к ст. 943 ГК);

(р) другие основания, предусмотренные действующим законодательством РФ и нормативными актами органа страхового надзора, принятыми в пределах его компетенции.

Если страховщик не выполнил предписания, действие лицензии ограничивается, приостанавливается или отзывается. Ограничение, приостановление и отзыв лицензии применяются по решению коллегии органа страхового надзора. При ограничении или приостановлении действие лицензии восстанавливается после устранения нарушений.

Основаниями для принятия решения об отзыве лицензии являются:

(а) неоднократное (более 1 раза) принятие решения об ограничении или приостановлении действия лицензии;

(б) неустранение в срок или непредставление отчета об устранении нарушений, явившихся основанием для дачи предписания или принятия решения об ограничении или приостановлении действия лицензии;

(в) решение суда, подтверждающее осуществление страховщиком незаконной деятельности;

(г) представление Федерального антимонопольного органа или его территориальных управлений об установлении фактов нарушения страховщиком требований к рекламной деятельности;

(д) другие основания, предусмотренные действующим законодательством РФ и нормативными актами органа страхового надзора.

В любом случае при ограничении, приостановлении или отзыве лицензии страховщик выполняет принятые обязательства по ранее заключенным договорам до истечения срока их действия. При этом средства страховых резервов могут быть использованы страховщиком исключительно для выполнения обязательств по договорам страхования.

Статья 31. Пресечение монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции на страховом рынке

_1. Комментируемая статья не содержит специальных норм, относящихся к пресечению монополистической деятельности именно в страховании. Таким образом, здесь действует общее антимонопольное законодательство.

Единственный вопрос, который ГКАП РФ посчитал необходимым особым образом отрегулировать, - это вопрос о контроле за регистрацией объединений страховщиков.

В настоящее время издано и действует Положение о порядке рассмотрения ходатайств о даче согласия ГКАП России и его территориальных управлений на государственную регистрацию объединений страховщиков, утвержденное Приказом ГКАП России N 50 от 29 апреля 1994 г.

Статья 32. Лицензирование страховой деятельности

_1. Лицензия (разрешение на ведение деятельности) выдается не вообще на страховую деятельность, как таковую, а лишь на осуществление конкретных видов страхования, в которых законом или подзаконным актом (Условиями лицензирования) установлено наличие страхового интереса (см. комментарий к ст. 4 Закона).

Нормативное определение понятия "вид страхования" отсутствует. Однако из подпункта "а" п. 1 комментируемой статьи ясно, что каждому виду страхования должны соответствовать Правила страхования. Вывод о том, какие именно условия Правил страхования являются существенными для того, чтобы отличать один вид страхования от другого, можно сделать из Положения о порядке дачи предписания, ограничения, приостановления и отзыва лицензии на осуществление страховой деятельности. В п. 2.2.15 указанного Положения имеется следующее основание для применения к страховщику мер ответственности, вплоть до отзыва лицензии "Заключение договоров страхования на условиях, предусматривающих расширенный по сравнению с определенными Правилами страхования, на основании которых выдана лицензия, перечень объектов страхования и страховых случаев (страховых рисков)".

Из рассмотрения этих норм в совокупности можно сделать вывод, что виды страхования отличаются друг от друга:

(а) объектами страхования;

(б) событиями, на случай наступления которых производится страхование.

Тем не менее, этих двух признаков недостаточно для разграничения видов страхования. Например, орган страхового надзора считает разными видами страхования страхование от несчастных случаев и болезней и страхование от несчастных случаев и болезней граждан, отъезжающих за рубеж, хотя в обоих случаях совпадают и объекты страхования - здоровье застрахованного и дополнительные расходы на медицинскую помощь, и события, на случай наступления которых производится страхование - несчастные случаи и болезни.

В действительности виды страхования можно отличить друг от друга с помощью специальных экономико-статистических показателей (интересующиеся могут обратиться для их изучения к Методикам расчета тарифных ставок для рисковых видов страхования, утвержденным Распоряжением Росстрахнадзора N 02-03-36 от 8 июля 1993 г.). Это правило разграничения видов страхования нигде не закреплено нормативно и не может применяться для разрешения споров, однако орган страхового надзора отличает один вид страхования от другого именно так.

Таким образом, законодатель ввел правило, по которому правоспособность страховщика ограничивается видами страхования, но не дал точного нормативного определения этого понятия. Тем самым толкование этого вопроса, по существу, передано в компетенцию органа страхового надзора. Судебная практика показывает, что при возникновении спора о правоспособности страховщика мнение органа страхового надзора является решающим, так как у судов просто отсутствует какой-либо другой разумный способ решения этого вопроса.

_2. В лицензии, выдаваемой страховщику, должны быть указаны конкретные виды страхования, которые страховщик вправе осуществлять. Однако орган страхового надзора выдает лицензии таким образом, что вопрос о конкретных видах страхования, которые вправе осуществлять страховщик, приобретает неоднозначное толкование. Орган страхового надзора ввел понятие, не используемое в Законе - вид страховой деятельности (п. 2.3 Условий лицензирования), который включает в себя целую группу видов страхования - и на бланке лицензии указывается не вид страхования, а вид страховой деятельности. Виды же страхования перечисляются в приложении к лицензии. Бланк лицензии - защищенный от подделок документ, и на нем стоит подпись руководителя органа лицензирования и печать этого органа.

Приложение к лицензии изготавливается на простом листе бумаги, на нем стоит подпись начальника управления или отдела и этот лист не скрепляется неотделимо с самим бланком лицензии. Иными словами, приложение к лицензии в том виде, как оно в настоящее время изготавливается, - это не документ.

Такая практика выдачи лицензий с использованием терминологии, отсутствующей в законе, создает неоднозначность и приводит к спорам. Поскольку виды страховой деятельности, перечисленные на бланке лицензии, включают в себя целые группы рисков, иногда возникает вопрос - может ли страховщик вести страхование по всем рискам этой группы или только по тем, которые перечислены в приложении. Ответ на этот вопрос известен - поскольку каждому виду страхования соответствуют Правила страхования, и именно в приложении к лицензии содержится перечень Правил страхования, представленных на лицензирование, то правоспособность страховщика определяется приложением к лицензии. Органу лицензирования следует изменить существующую практику выдачи лицензий и привести текст, содержащийся на бланке лицензии, в соответствие с настоящим Законом.

_3. В связи с тем, что для получения лицензии по каждому виду страхования представляются Правила страхования и рассчитанные тарифы, возникают споры о том, может ли страховщик заключать договоры страхования без применения этих Правил страхования и этих тарифов или на основе иных Правил и иных тарифов. Да, может, так как в соответствии со ст. 943 и 954 ГК использование Правил страхования и тарифов - не обязанность, а право сторон договора страхования. Правила страхования и тарифы, представленные в орган страхового надзора при получении лицензии, лишь депонируются в органе страхового надзора. Штамп этого органа, проставляемый на экземпляре Правил страхования и расчете тарифов, не означает утверждение этих документов органом надзора. Правила и тарифы разрабатываются и утверждаются самим страховщиком (ст. 943, 954 ГК), а орган страхового надзора лишь оставляет их у себя для сведения и контроля.

Правила страхования и тарифы не ограничивают гражданскую правоспособность страховщика. В пределах разрешенного ему вида страхования он может заключить договор страхования вообще без ссылки на Правила страхования, или изменив отдельные условия Правил, или на основании других Правил и этот договор будет действительной сделкой. То же самое относится и к тарифам. Однако систематическое заключение договоров на основании других, не депонированных в органе страхового надзора, Правил страхования или других тарифов является правонарушением (п. 4.6 Условий лицензирования, п. п. 2.2.4, 2.2.10, 2.2.15 Положения о порядке дачи предписания...) и влечет санкцию в виде ограничения правоспособности путем приостановления действия лицензии или ее отзыва. Для того чтобы систематически заключать договоры страхования, хотя и в пределах разрешенного вида страхования, но по иным Правилам страхования и тарифам, чем были представлены при получении лицензии, достаточно сообщить об этом в орган страхового надзора в месячный срок с момента внесения соответствующих изменений (п. 4.6 Условий лицензирования). Для работы по новым Правилам и тарифам не требуется получать разрешение органа страхового надзора. Однако, если новые Правила определяют другой вид страхования, то для страхования по этим Правилам требуется получить соответствующее разрешение, т.е. внести изменение в лицензию.

_4. В комментируемой статье исчерпывающе определен перечень документов, представляемых для получения лицензии. Требования к содержанию указанных документов приведены в п. 4.1 Условий лицензирования. Большинство этих требований обязательны, и несоблюдение их может явиться основанием для отказа в выдаче лицензии, так как Условия лицензирования изданы органом страхового надзора на основании прямого указания Закона и поэтому их следует считать актом страхового законодательства (см. комментарий к ст. 1 Закона).

Однако в п. 4.1 Условий лицензирования имеются некоторые требования, противоречащие Закону, которые не подлежат исполнению. Так, комментируемая статья требует представления учредительных документов. В соответствии со ст. 52 ГК к учредительным документам относятся устав и/или учредительный договор в зависимости от организационно-правовой формы юридического лица. В п. 4.1 Условий лицензирования введено дополнительное требование представить протокол учредительного собрания, который не относится к учредительным документам.

Комментируемая статья требует предоставления справки о размере оплаченного уставного капитала. Уставный капитал может быть оплачен либо в безналичном порядке на банковский счет, либо наличными деньгами в кассу, либо передачей имущества. Во всех случаях Закон требует лишь предоставления справки. Отсюда следует, что указанная справка должна быть выдана бухгалтерией страховщика, так как только бухгалтерия может выдать справку о внесении уставного капитала в кассу или путем передачи имущества. В п. 4.1 Условий лицензирования введены дополнительные, не предусмотренные Законом требования - представить справку из банка, акты приема-передачи имущества, другие документы.

_5. Вопрос о выдаче страховщику лицензии или об отказе в ее выдаче должен быть разрешен органом страхового надзора в срок 60 дней с момента подачи заявления с приложением всех требуемых документов. На практике этот срок никогда не выдерживается и иногда затягивается до года. В связи с этим очень многие страховщики, подав документы на лицензию и получив принципиальное их одобрение (устное, а иногда даже письменное), но не получив еще лицензию, начинают заключать договоры страхования. Эта грубая ошибка может привести к крайне неблагоприятным налоговым последствиям, особенно, если лицензия получается впервые, так как в этом, последнем, случае организация вообще не признается страховщиком (см. комментарий к ст. 6 настоящего Закона).

Если орган страхового надзора задерживает выдачу лицензии, а клиент торопит с заключением договора, лучше всего поступить следующим образом. Заключить предварительный договор в порядке, установленном в ст. 429 ГК, о том, что при получении лицензии будет заключен полноценный договор страхования. Причем ст. 425 и 957 ГК позволяют распространить действие страхования на период, предшествующий заключению договора страхования. Можно также получить деньги в счет уплаты страховой премии. Следует только иметь в виду, что до заключения договора страхования эти деньги не являются страховой премией, они включаются в оборот по НДС и из них нельзя формировать страховые резервы. Эта операция достаточно сложна и требует квалифицированного юридического сопровождения. Следует помнить, что срок 60 дней начинает течь с момента подачи заявления со всеми требуемыми приложениями. Если заявление подано, но отсутствует какой-либо из документов, перечисленных в настоящей статье, оно не считается поданным.

Сроком подачи заявления считается срок, в который подан последний из требуемых документов. Часто встречаются случаи, когда орган страхового надзора отказывается принять документы, требуя дополнительных документов или их какой-либо корректировки. Отказ в приеме документов законодательством не предусмотрен, и в этом случае следует направить по почте заявление с приложениями заказным письмом.

При необоснованной задержке в решении вопроса о выдаче лицензии можно обратиться в арбитражный суд с иском об обжаловании уклонения от выдачи лицензии и об обязании органа страхового надзора выдать лицензию. В принципе ст. 22 АПК РФ, определяющая подведомственность дел арбитражному суду, не допускает такой возможности, поскольку обращение с подобным иском в арбитражный суд не предусмотрено ни в самой ст. 22 АПК РФ, ни в других законах. Однако ранее возможность обжаловать отказ или уклонение от выдачи лицензии в арбитражный суд была предусмотрена ст. 36 Закона "О предприятиях и предпринимательской деятельности", и это правило было закреплено в п. 6 совместного постановления Пленумов Высшего Арбитражного Суда РФ N 12 и Верховного Суда РФ N 12 от 18 февраля 1992 г.. Несмотря на то что ст. 36 указанного Закона в настоящее время не действует, это правило продолжает применяться по инерции, и арбитражные суды, в том числе и ВАС РФ, принимают к рассмотрению подобные иски.

_6. Отказ в выдаче лицензии возможен только при несоответствии представленных документов законодательству. В действительности, не очень сложно подготовить юридически грамотные документы, так как в Условиях лицензирования достаточно подробно изложены требования к содержанию всех документов. Отказ должен быть мотивирован, и в качестве мотива должно быть указано на несоответствие какого-либо из представленных документов конкретной норме нормативного акта. Отсутствие такого указания или общее указание "не соответствует требованиям законодательства" противоречит закону. Такой отказ может быть обжалован в арбитражном суде (обоснование этого см. выше).

Статья 33. Соблюдение коммерческой тайны страховщика должностными лицами федерального органа исполнительной власти по надзору за страховой деятельностью

_1. Эта норма, несмотря на ее кажущуюся простоту и очевидность, играет важнейшую роль при защите коммерческой информации страховщиков от несанкционированного корыстного использования и распространения ее служащими органа страхового надзора. Дело в том, что ответственность государственных служащих за несанкционированное корыстное использование или разглашение сведений, полученных в результате профессиональной деятельности, наступает только, если использование или разглашение указанных сведений является незаконным (подпункт 8 п. 1 ст. 10 Федерального закона "Об основах государственной службы в Российской Федерации", ст. 183 УК РФ). Иными словами, ответственность за использование или разглашение полученных сведений не может быть возложена на государственного служащего, если какой-либо закон не предусматривает запрет на использование или разглашение этих сведений. Таким образом, без указания в комментируемой статье на обязанность должностных лиц страхового надзора соблюдать коммерческую тайну страховщика, ответственность этих лиц за корыстное использование или разглашение полученных сведений не могла бы наступить.

Глава V. Заключительные положения

Статья 34. Страхование иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц на территории Российской Федерации

Статья 35. Рассмотрение споров

Статья 36. Международные договоры

Гражданский кодекс Российской Федерации

Принят Государственной Думой 22 декабря 1995 г. (Извлечение)

Часть вторая

Глава 48. Страхование

Статья 927. Добровольное и обязательное страхование

_1. Страхование - это разновидность отношений по защите интересов (см. комментарий к ст. 2 Закона). В комментарии к ст. 4 Закона показано, что интересы, которым может быть предоставлена страховая защита, должны обладать следующими свойствами:

(а) могут быть застрахованы только субъективные интересы;

(б) возможность их страхования должна быть юридически признана.

Имеется и третье свойство, которым должен обладать интерес, чтобы его можно было застраховать:

(в) он не должен противоречить правилам ст. 928 ГК.

Комментируемая статья устанавливает правило, по которому страхование интересов, обладающих этими тремя свойствами, должно осуществляться на основании договоров.

Из этого правила есть ряд исключений - взаимное страхование, которое может осуществляться без договора, на основании членства в обществе взаимного страхования (ст. 968 ГК), обязательное государственное страхование, которое может осуществляться непосредственно на основании законов и иных правовых актов (ст. 969 ГК), некоторые другие специальные виды страхования, для которых правила гл. 48 применяются, если специальными законами не предусмотрено иное (обязательное медицинское, государственное пенсионное, обязательное социальное).

Этот перечень исключений является исчерпывающим. Для осуществления любых других видов страхования необходим договор.

Таким образом, страховые отношения (кроме приведенных исключений) могут возникать не из любых оснований, предусмотренных в ст. 8 ГК, а только из сделки.

То есть для возникновения страховых отношений необходимо, чтобы один или несколько участников гражданского оборота совершили действия, направленные на возникновение этих отношений (ст. 153 ГК). Как правило, такие действия совершают обе стороны договора - страховщик и страхователь - при его заключении. Однако в тех случаях, когда заключение договора для одной из сторон обязательно (личное страхование, обязательное страхование), такое волеизъявление может совершить и одно лицо, подав иск в суд с требованием о понуждении к заключению договора (ст. 445 ГК). Причем, таким лицом не непременно должен быть будущий страхователь - в качестве лица, требующего заключить договор страхования, может выступать и будущий выгодоприобретатель (п. 1 ст. 937 ГК).

_2. Договор страхования - двусторонняя сделка. Со стороны страхователя в нем всегда выступает либо дееспособный гражданин либо юридическое лицо, а другой стороной договора страхования (страховщиком) должна выступать организация, удовлетворяющая требованиям, вытекающим из ст. 6 Закона и ст. 938 ГК. Из этого правила есть только одно исключение - сострахование, предусмотренное в ст. 953 ГК, при котором со стороны страховщика в сделке могут участвовать несколько лиц.

На практике часто встречаются многосторонние договоры страхования. В комментарии к ст. 2 Закона уже упоминались трехсторонние договоры страхования риска непогашения кредита, которые подписывают заемщик, банк и страховщик. При возникновении споров это создает неопределенность. Во-первых, такой договор легко спутать с поручительством. Во-вторых, иногда бывает неясно, кто является страхователем - банк или заемщик. От разрешения этого вопроса зависит действительность договора, т.к. страхователем в договоре страхования предпринимательского риска может быть только банк, а в договоре страхования ответственности - только заемщик, и трудность в однозначном определении страхователя вызывает неопределенность в истолковании правовой природы договора.

Иногда несколько страхователей появляются в договорах страхования жизни и здоровья работников предприятия. Это делается для снижения налогового бремени, т.к. имеются определенные налоговые льготы в случаях, когда не предприятие страхует жизнь и здоровье работника, а он сам страхует свою жизнь и здоровье. С этой целью работодатель собирает с работников доверенности и заключает со страховщиком договор страхования от имени группы граждан. Каждому работнику при этом выдается полис, но договор страхования подписывается в форме одного документа, т.е. заключается один многосторонний договор. Это противоречит требованию настоящей статьи о двустороннем характере договора страхования.

Гораздо лучше в таком случае не заключать договор страхования в форме одного документа, а воспользоваться правилом ст. 940 ГК о заключении договора путем обмена документами. Предприятию следует подать одно заявление от имени группы страхователей, а полисы следует вручить каждому работнику под расписку. В этом случае возникает не один многосторонний договор страхования, а много двусторонних, так как волеизъявлением страховщика является выдача полиса, а волеизъявлением страхователя - расписка в его получении. В такой ситуации требование о двустороннем характере договора не будет нарушено.

_3. Любые виды страховых интересов могут быть застрахованы по договорам только двух типов - имущественного страхования (ст. 929 ГК) или личного страхования (ст. 934 ГК). Это не означает, что не могут существовать смешанные договоры (п. 3 ст. 421 ГК). В практике заключаются, например, договоры автотранспортного страхования, в которых одновременно страхуются как сама автомашина, так и жизнь и здоровье пассажиров.

Правила ГК, регулирующие эти два типа договоров страхования, существенно различаются, и поэтому части смешанного договора, относящиеся к имущественному и к личному страхованию, должны быть до такой степени обособлены, чтобы каждую из них можно было сопоставить с соответствующими правилами. Если такого обособления в смешанном договоре сделано не будет, возможные ошибки могут привести к недействительности договора в целом. Если же каждая из частей будет достаточно обособлена, ошибка может коснуться только соответствующей части договора.

Например, важно помнить, что в договорах страхования имущества (ст. 930 ГК) и в договорах личного страхования (ст. 934 ГК) разные требования предъявляются к лицам, в пользу которых заключается договор. Поэтому в смешанном договоре часть, относящаяся к страхованию имущества, как правило, должна заключаться в пользу одного лица, а часть, относящаяся к личному страхованию, - в пользу другого.

Договор медицинского страхования трудно однозначно отнести к одному из указанных типов. С одной стороны, Условия лицензирования относят его к личному страхованию (п. 2.3.1 Условий лицензирования), с другой стороны, Закон РФ "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации" квалифицирует его как страхование расходов (ст. 3 Закона), а страхование расходов, как будет ясно из комментария к ст. 929 - это имущественное страхование.

Однако отмеченная неопределенность не создает особенных проблем, так как медицинское страхование обладает особым режимом регулирования и правилагл. 48 применяются к нему, поскольку иное не предусмотрено специальным, упомянутым выше Законом (ст. 970 ГК).

_4. Публичность договора личного страхования состоит, во-первых, в том, что страховщик обязан заключать договор с каждым, кто к нему обратится (ст. 426 ГК).

Отказаться от заключения договора личного страхования страховщик может только доказав, что у него отсутствует возможность его заключить (п. 3 ст. 426ГК). Такая возможность исключается у страховщика в случаях:

(а) если у него нет соответствующей лицензии - это безусловное основание для отказа;

(б) если соотношение между его собственными средствами и страховой суммой (так называемый "лимит ответственности по одному риску") не позволяет ему принять на себя обязательство по уплате требуемой страховой суммы (п. 1 ст. 27 Закона, п. 3.6 Условий лицензирования). Однако соблюдение лимита ответственности можно обеспечить путем перестрахования (п. 2 ст. 27 Закона). Следовательно, страховщик, отказывающийся заключить публичный договор из-за превышения лимита ответственности, должен быть готов доказать, что и договор перестрахования он не в состоянии заключить.

Во-вторых, публичность договора личного страхования ограничивает возможности страховщика по варьированию условий договора. Если при заключении договоров личного страхования для определенной категории страхователей страховщик применяет определенные Правила страхования (ст. 943 ГК) и страховые тарифы (п. 2 ст. 954 ГК), то он обязан применять те же Правила и тарифы ко всем страхователям этой категории (п. 2 ст. 426 ГК). Это не означает, что данные Правила и тарифы должны применяться ко всем страхователям вообще. Важно лишь, чтобы не оказывалось предпочтение одному страхователю перед другим (абз. второй п. 1 ст. 426 ГК). В частности, тарифы могут меняться в зависимости от объекта страхования, застрахованного лица и опасности, от которой страхование производится (п. 2 ст. 954 ГК).

_5. Страхование может быть обязательным или добровольным. Обязательным признается страхование, установленное в порядке, предусмотренном ст. 935ГК.

Добровольным является страхование при котором права и обязанности его участников возникают только в результате свободного волеизъявления двух сторон договора страхования - страхователя и страховщика. Кроме обязательного и добровольного существуют еще три правовые формы, в которых производится страхование (см. комментарий к ст. 3 Закона).

Обязательное страхование так же, как и добровольное, производится по договорам, которые заключаются по правилам гл. 48. Эта норма исключает возможность возникновения страховых отношений только по требованию закона без волеизъявления сторон, кроме уже рассмотренных выше взаимного, обязательного государственного страхования и некоторых специальных видов страхования, для которых правила гл. 48 ГК применяются субсидиарно по отношению к специализированным законам об этих видах страхования.

Статья 928. Интересы, страхование которых не допускается

_1. В комментируемой статье установлено одно из важных свойств, которым должен обладать интерес для того, чтобы он мог быть застрахован - его правомерность.

В комментарии к ст. 4 Закона показано, что существование интереса связано, во-первых, с наличием определенных обстоятельств, в которых находится заинтересованное лицо и, во-вторых, с тем, что в указанных обстоятельствах ему может быть причинен вред, т.е. что оно может быть лишено определенных выгод и преимуществ. Следовательно, интерес может считаться противоправным в одном из следующих двух случаев:

(а) если сами указанные обстоятельства, в которых находится заинтересованное лицо, возникли противоправно (например, нельзя страховать на случай кражи оружия, если лицо владеет оружием незаконно);

(б) если противоправным является получение заинтересованным лицом выгод и преимуществ (например, нельзя страховать упущенную выгоду от незаконной деятельности).

_2. В отношении игр, лотерей и пари законодатель различает организаторов и участников этих мероприятий (ст. 1062, 1063 ГК). В комментируемой статье содержится запрет только в отношении страхования интересов участников игр.

Возможность страхования интересов организаторов игр не ограничивается данной статьей, но зависит от правомерности деятельности организатора следующим образом:

(а) если организатор игры действует без лицензии, то его интерес, состоящий в получении прибыли от проведения игры, противоречит п. 1 ст. 49 ГК и п. 1 ст. 1063 ГК, следовательно, он является противоправным и не подлежит страхованию;

(б) если же организатор подобного мероприятия действует правомерно, имея надлежаще выданную лицензию, то его интерес не является противоправным и может быть застрахован;

(в) возможность страхования интересов РФ, субъектов РФ или муниципальных образований, связанных с организацией игр, не ограничивается, так как деятельность этих субъектов по организации игр и лотерей не требует лицензирования (п. 1 ст. 1063 ГК).

Относительно термина "убытки" см. комментарий к ст. 929 ГК.

_3. Договоры страхования в большинстве своем заключаются на основании Правил страхования, которые бывают достаточно сложны и объемны.

По одним и тем же Правилам в одном и том же договоре могут страховаться разные интересы, и поэтому условиям комментируемой статьи может противоречить только часть договора страхования.

В ст. 180 ГК установлено, что сделка признается недействительной в части только в том случае, если можно предположить, что она была бы совершена и без включения в нее этой недействительной части. В договорах страхования бывает очень трудно установить, был бы договор заключен без включения в него недействительных условий или нет. Поэтому законодатель, как исключение из правила ст. 180 ГК, не требует таких доказательств, а императивно устанавливает, что включение в договор страхования условий, противоречащих правилам комментируемой статьи, не влечет недействительности договора в целом, а делает его недействительным (более того, ничтожным) только в той части, которая этим правилам противоречит.

Статья 929. Договор имущественного страхования

_1. В комментируемой статье сформулирован предмет договора имущественного страхования, который следует отличать от объекта страхования. Объект страхования - это страховой интерес (ст. 4 Закона), предметом же договора страхования является обязательство страховщика уплатить определенную сумму денег, т.е. предметом договора страхования является денежное обязательство. Это обязательство называют "страховым", так как наличие в договоре именно этого обязательства обеспечивает страховую защиту.

Должником по страховому обязательству является страховщик, а кредитором - страхователь.

На практике у страховщиков иногда возникает вопрос - может ли страховщик сам застраховать собственное имущество? Если бы такая возможность имелась, страховщик мог бы уменьшить свою налогооблагаемую прибыль. Однако это невозможно, поскольку при таком страховании в страховом обязательстве совпадут кредитор и должник, и обязательство будет прекращено в соответствии со ст. 413 ГК.

_2. Договор страхования может быть заключен в пользу третьего лица (выгодоприобретателя). При страховании тех интересов, которые перечислены в комментируемой статье, назначение выгодоприобретателя практически не зависит от воли сторон договора. Договор страхования предпринимательского риска может быть заключен только в пользу страхователя (ст. 933 ГК). Договор страхования ответственности может быть заключен только в пользу потерпевшего лица (ст. 931, 932 ГК). Договор страхования имущества может быть заключен только в пользу лица, имеющего интерес в сохранении имущества (п. 1 ст. 930 ГК).

В договорах личного страхования стороны более свободны в выборе выгодоприобретателя, но и здесь их возможности ограничены (п. 2 ст. 934 ГК).

Ниже показано, что имущественное страхование не ограничивается страхованием интересов, перечисленных в данной статье. В договорах страхования других видов имущественных интересов стороны ничем не связаны при назначении выгодоприобретателя.

_3. В практике возник вопрос о том, может ли страхователь предъявлять исковые требования о выплате страхового возмещения в свою пользу при наличии в договоре выгодоприобретателя.

Казалось бы, ст. 430 ГК достаточно определенно решает этот вопрос. Страхователь вправе предъявлять к страховщику требование о выплате страхового возмещения в свою пользу только в случае, когда выгодоприобретатель отказался от своего права (п. 4 ст. 430 ГК). Однако практика некоторых арбитражных судов говорит об обратном. Имеется достаточно много дел, когда предприятие, заключившее в качестве страхователя договор страхования жизни своих сотрудников, предъявляет в свою пользу иск к страховщику, не выплатившему возмещение или выкупную сумму, и арбитражные суды удовлетворяют такие иски. И это несмотря на то, что Президиум ВАС РФ аналогичный вопрос разрешил по-иному.

Был заключен договор страхования ответственности финансовой компании перед гражданами, которые передали ей свои денежные средства. Страховщик предъявил страхователю иск о признании этого договора недействительным, и суд разрешил дело с участием только страховщика и страхователя. Президиум ВАС РФ указал в постановлении N 2244/96 от 27 августа 1996 г.: "Учитывая, что вышеуказанный договор заключен в пользу лиц, передавших ответчику денежные средства, данный спор может быть рассмотрен только с участием этих лиц, поскольку именно они являются выгодоприобретателями по договору". Но поскольку споры с участием граждан, не являющихся предпринимателями, арбитражному суду не подведомственны, надзорная инстанция прекратила производство по делу на основании п. 1 ст. 85 АПК РФ.

Таким образом, можно с достаточной уверенностью говорить о невозможности взыскания со страховщика возмещения в пользу страхователя при наличии в договоре выгодоприобретателя, который не отказался от своего права. Если выгодоприобретателями являются граждане, спор вообще не подведомствен арбитражному суду. Страховщикам, с которых в подобных условиях арбитражными судами взысканы возмещения, следует обжаловать подобные решения в следующих судебных инстанциях.

_4. Страхователь, являясь кредитором в страховом обязательстве, может уступить свое право требования выплаты другому лицу в порядке простой цессии (ст. 382 ГК), но выгодоприобретатель в отличие от страхователя не может уступить другому лицу свое право требования выплаты, так как уступка требования - это перемена кредитора в обязательстве (п. 1 ст. 382 ГК). Следовательно, такая возможность есть только у кредитора, но не у третьего лица (см. постановления Президиума ВАС РФ N 717/96 от 21 мая 1996 г., N 1386/96 от 6 января 1998 г.).

Перевод страховщиком своего долга по страховому обязательству другому страховщику невозможен, так как для выполнения страхового обязательства страховщик формирует страховые резервы (ст. 26 Закона), которые он, в принципе, должен был бы передать вместе с долгом. Однако возможность передачи от одного страховщика другому вместе с долгом средств страховых резервов финансовым законодательством не предусмотрена, и соответствующий финансовый механизм отсутствует. Таким образом, оказалось бы, что страховщик, принявший долг, осуществляет страховую защиту, не имея соответствующих резервов, что противоречит самой сути страховых отношений (ст. 2 Закона).

_5. Важным свойством страховой услуги является ее возмездность, установленная в комментируемой статье и в ст. 954 ГК.

Размер платы за страховую услугу (страховой премии) не относится к существенным условиям договора страхования. Если он не согласован сторонами в договоре, размер премии определяется в соответствии с п. 3 ст. 424 ГК.

На практике пока не приходилось встречаться с отсутствием в договоре условия о размере страховой премии и с применением в связи с этим нормы п. 3 ст. 424, хотя для страхования ее значительно проще применять, чем для других видов возмездных договоров, так как подавляющее большинство страховщиков работает по тарифам.

Тарифы же незначительно отличаются друг от друга, поскольку непосредственно связаны со статистикой страховых случаев.

Более подробно об этом см. комментарий к ст. 954 ГК.

_6. При имущественном страховании в отличие от личного возможна прямая денежная оценка вреда, причиненного при страховом случае. Поэтому исполнение страхового обязательства (страховая выплата) при имущественном страховании имеет характер возмещения вреда и называется выплатой страхового возмещения (п. 3 ст. 9 Закона).

В комментируемой статье вред, подлежащий возмещению при имущественном страховании, оценивается в сумме убытков. В ст. 15 ГК убытки понимаются только как последствие нарушения какого-либо гражданского права, но в комментируемой статье и везде в гл. 48 убытки понимаются шире - не только как последствие нарушения права, но и как результат иного стечения обстоятельств, не связанного с нарушением прав. Однако вред, причиненный как нарушением права, так и иными причинами и подлежащий возмещению, должен быть следствием случайного события (см. комментарий к ст. 9 Закона). Во избежание путаницы со ст. 15 ГК, вред, причиненный страховым случаем и подлежащий возмещению при имущественном страховании, везде в комментариик данной главе будет обозначаться термином "страховые убытки".

_7. Состав страховых убытков следует определять по аналогии с п. 2 ст. 15 ГК: утрата или повреждение имущества при страховом случае; расходы, которые произведены или должны быть произведены для ликвидации вреда, причиненного страховым случаем; неполученные доходы, которые были бы получены при обычных условиях гражданского оборота, если бы страховой случай не наступил (упущенная выгода).

Страхование на случай утраты или повреждения имущества носит название "страхование имущества".

Страхование на случай расходов, которые производятся или должны производиться для устранения причиненного вреда и на случай неполучения ожидаемых доходов, называется "страхованием финансовых рисков". Однако это название не применяется в отношении страхования на случай возникновения правовой обязанности произвести расходы. Оно выделено в специальный вид "страхования ответственности".

Практика показывает, что при всем разнообразии видов интересов, которые страхуются по договорам имущественного страхования, практически любой из них может быть представлен как комбинация интересов, относящихся к одному из указанных трех больших классов:

страхование имущества на случай его утраты или повреждения;

страхование ответственности на случай возникновения правовой обязанности произвести расходы вследствие возложения ответственности;

страхование финансовых рисков, включая упущенную выгоду, на случай непредвиденных расходов или неполучения ожидаемых доходов. Иногда страхование упущенной выгоды выделяется в отдельный класс.

_8. В п. 2 комментируемой статьи законодатель признал страховыми три группы интересов. Однако употребление оборота "в частности" прямо указывает на то, что данными тремя группами не ограничивается перечень интересов, которые могут быть застрахованы по договору имущественного страхования. Например, в ст. 967 ГК содержится признание наличия страхового интереса у страховщика в связи с возможностью страховой выплаты.

Признание страховыми других видов интересов, связанных с возникновением страховых убытков, зависит от органа страхового надзора, так как страховщик вправе вести страховую деятельность только после получения лицензии (ст. 938 ГК, п. 1 ст. 6 Закона), в которой должны быть указаны разрешенные страховщику виды страхования (п. 2 ст. 32 Закона), а лицензии выдает орган страхового надзора (п. 1. ст. 32 Закона).

В п. 2.3 Условий лицензирования и Приложении 2 к ним перечислены виды страхования, на проведение которых выдается лицензия, дана их дальнейшая классификация и описаны соответствующие интересы. В этом документе, с одной стороны, уточнены виды интересов, входящие в три группы, перечисленные в комментируемой статье (например, "страхование грузов" как вариант "страхования имущества" или "страхование ответственности перевозчика" как вариант "страхования ответственности за причинение вреда"), а с другой стороны, в нем имеются виды страхования, не предусмотренные в комментируемой статье, например "страхование финансовых рисков" (подпункт 9 п. 2.3.2 Условий), "страхование ответственности за неисполнение внедоговорных обязательств" (абз. 2 п. 14 Приложения 2).

Кроме того, в Условиях лицензирования имеются "страхование других видов имущества" (подпункт 8 п. 2.3.3 Условий), "страхование иных видов гражданской ответственности" (подпункт 15 п. 2.3.3 Условий), "страхование финансовых рисков, связанных с иными событиями" (подпункт "ж" п. 9Приложения 2). Включив в перечень эти "бланковые" виды, орган страхового надзора тем самым оставил себе возможность признать в рабочем порядке страховым практически любой вид интереса и выдать соответствующую лицензию.

В то же время в Условиях лицензирования страхование предпринимательского риска, как вид страхования, не предусмотрено. Однако орган страхового надзора обязан выдавать лицензии на страхование этого вида, поскольку оно прямо предусмотрено в ГК.

_9. Страховщик возмещает вред, причиненный страховым случаем, не в полном объеме, а лишь в пределах установленной договором суммы (страховой суммы).

Ограничение размера выплачиваемого страховщиком возмещения является существенным условием договора страхования (ст. 942 ГК). Однако указанное ограничение не распространяется на возмещение расходов страхователя, произведенных для уменьшения вреда, причиненного страховым случаем (п. 2 ст. 962 ГК). Более подробно о страховой сумме см. комментарий к ст. 947.

Кроме того, для морского страхования, которое осуществляется по специальным правилам (ст. 970 ГК), установлены некоторые случаи, когда размер возмещения может превышать страховую сумму (ст. 223 Кодекса торгового мореплавания Союза ССР).

В связи с тем, что страховщик возмещает причиненный вред говорят об "ответственности" страховщика, так как обычно обязанность возместить вред является мерой ответственности, которая применяется к лицу, причинившему вред.

Этот термин регулярно используется по отношению к страховщику, более того, из-за наличия в договоре страхования страховой суммы высказывается мнение об "ограниченной ответственности" страховщика, как о существенном признаке страховых отношений. В практике страхования страховую сумму часто называют "лимитом ответственности".

Однако использование этого термина совершенно неверно. Не страховщик причинил вред, и возмещение им вреда является не мерой ответственности, а исполнением принятого на себя обязательства. За исполнение этого обязательства страховщик, естественно, несет полную ответственность по общим правилам гл. 25 ГК. Поэтому наличие в договоре страховой суммы не может рассматриваться, как ограничение ответственности страховщика в соответствии со ст. 400 ГК. Использование для страховой суммы термина "лимит ответственности" следует воспринимать как жаргонное выражение и понимать, что в правовом смысле обязанность страховщика возместить вред не является мерой ответственности.

_10. В страховании повсеместно применяется франшиза. Если она в договоре установлена, то выплата производится только тогда, когда размер причиненного вреда превышает франшизу. Существует две разновидности франшизы: условная франшиза, при которой возмещение выплачивается полностью в размере причиненного вреда, но лишь в случае, когда размер вреда превышает франшизу; безусловная франшиза, при которой выплачивается только часть возмещения, превышающая франшизу.

Условие о франшизе, на первый взгляд, позволяет страховщику не всегда возмещать вред при наступлении страхового случая и поэтому оно противоречит закону. Однако в действительности условие о франшизе является своеобразным способом описания исключений из состава страховых случаев (см.комментарий к ст. 942 ГК). Поскольку страховой случай - это причинение вреда в результате воздействия определенной опасности (см. комментарий к ст. 9Закона), то стороны вправе в договоре установить, что причинение вреда ниже определенной суммы не является страховым случаем и безразлично, какие термины они при этом использовали - "исключение из числа страховых случаев" или "франшиза". Следовательно, нельзя сказать, что условная франшиза позволяет не выплачивать возмещение при наступлении страхового случая, просто при наличии этого условия случаи причинения вреда меньшего, чем франшиза, не являются страховыми. Иными словами, в действительности наличие в договоре условной франшизы не противоречит закону.

Сложнее дело обстоит с безусловной франшизой, так как при этом устанавливается не только исключение из числа страховых случаев, но и не предусмотренное законом ограничение размера выплаты. Комментируемая статья императивно устанавливает обязанность страховщика возместить вред, причиненный страховым случаем. Само построение текста нормы говорит о том, что причиненный вред должен быть возмещен полностью и сумма возмещения ограничена только страховой суммой, а безусловная франшиза вводит дополнительное, не предусмотренное законом ограничение.

Действительно, если в договоре установлены страховая сумма 10000 рублей и безусловная франшиза 1000 рублей, а убытки составили 9500 рублей, страхователь вправе в соответствии с императивной нормой комментируемой статьи требовать выплаты всех 9500 рублей, а не 8500 рублей, как это делают при безусловной франшизе. Таким образом, представляется, что условие о безусловной франшизе противоречит закону. Однако это условие повсеместно применяется, и только судебная практика может дать окончательное толкование по этой проблеме.

_11. Обязанность страховщика выплатить возмещение возникает только при наступлении предусмотренного договором события (страхового случая) и в связи с этим, иногда договор страхования рассматривают, как сделку, совершенную под отлагательным условием. Однако это совершенно неверно. По смыслу п. 1 ст. 157 ГК сделка считается совершенной под отлагательным условием, если возникновение всех прав и обязанностей по этой сделке зависит от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит. Но в страховом договоре только обязанность по выплате возмещения зависит от наступления определенных обстоятельств, остальные права и обязанности участников возникают при вступлении договора в силу.

Вопрос о том, что такое страховой случай и как в этой связи понимать термин "вследствие", употребленный в комментируемой статье, подробно рассмотрен в комментарии к ст. 9 Закона.

В отсутствие страхового случая у страховщика отсутствует не только обязанность выплатить страховое возмещение, но и право на его выплату, поскольку страховое возмещение выплачивается из средств страховых резервов, которые формируются специально для исполнения страховщиком страховых обязательств и освобождены от налогообложения. В отсутствие страхового случая страховщик не вправе использовать для выплаты возмещения средства резервов, но может возместить причиненный вред за счет своей чистой прибыли. Выплата такого возмещения производится вне рамок страховых отношений и является формой дарения. Поэтому при такой выплате следует помнить о случаях запрещения дарения, предусмотренных в ст. 575 ГК. Таким образом, в отсутствие страхового случая у страховщика наряду с гражданским правом отказать в выплате имеется и финансово-правовая обязанность такого отказа.

При предъявлении требования о выплате факт наступления страхового случая подлежит доказыванию, и бремя доказывания этого факта лежит на лице, предъявившем требование. Но после того, как страховщик его признал и произвел страховую выплату, бремя доказывания в спорах с перестраховщиками (ст. 967 ГК) и в финансово-правовых спорах переносится на страховщика.

Страховой акт или аварийный сертификат, отражающие признание страховщиком факта наступления страхового случая, вопреки распространенному мнению, не создают обязанности страховщика выплатить возмещение - эта обязанность возникает в момент наступления страхового случая - а акт или сертификат переносят бремя доказывания на страховщика.

В практике отечественного страхования довольно распространенной является ситуация, когда между сторонами имеются разногласия по поводу наступления страхового случая, но стороны не считают нужным доводить спор до суда. В качестве компромисса достигается соглашение, например, о выплате меньшей суммы.

Поскольку страховой случай не признан, такая компромиссная выплата является формой дарения. Если получатель выплаты - коммерческая организация, такая выплата противоречит подпункту 4 ст. 575 ГК, является незаконным обогащением получившего ее лица и подлежит возврату (ст. 1102 ГК) с начислением процентов по ст. 395 ГК (п. 2 ст. 1107 ГК). Если получателем выплаты является гражданин или некоммерческая организация, выплата должна производиться из чистой прибыли страховщика.

Если страховщик в сомнительном случае, тем не менее, считает нужным произвести выплату и делает это за счет средств страховых резервов, он должен признать факт наступления страхового случая и быть готовым к тому, что это его признание может быть оспорено в суде перестраховщиком или налоговым органом.

_12. При страховании имущества страхователь может страховать не только собственный, но и чужой интерес (п. 1 ст. 930 ГК). Однако относительно других видов имущественного страхования в комментируемой статье указано, что возмещаемые убытки должны быть связаны с имущественными интересами именно страхователя. Возникает вопрос, что является объектом страхования, когда страхователь страхует не свою собственную ответственность, а ответственность иного лица (ст. 931 ГК) - интерес этого лица или интерес страхователя, который также по каким-либо причинам заинтересован в том, чтобы ответственность у застрахованного лица не возникала. Ответ на этот вопрос важен, так как условие об объекте страхования отнесено к существенным условиям договора (п. 1 ст. 942 ГК) и без его согласования договор не может считаться заключенным.

Пока судебная практика или законодатель не дали прямого ответа на этот вопрос, следует, исходя из соображений единообразия правоприменения, считать, что при страховании ответственности лица, не являющегося страхователем, объектом страхования является интерес лица, чья ответственность застрахована, а не страхователя.

_13. В практике имущественного страхования очень часто встречаются случаи, когда и размер страховой премии, и размер страховой суммы выражены в долларах США. Во многих договорах также имеется запись о том, что уплата страховой премии и выплата возмещения производятся в рублях по курсу ЦБ РФна день оплаты. Из этих двух обязательств правомерным является лишь первое - оплата страховой премии в рублях по курсу, так как в силу ст. 217 ГК денежное обязательство может быть выражено таким образом.

Обязательство по уплате страхового возмещения в рублях по курсу ЦБ РФ неправомерно, так как при имущественном страховании в отличие от личного выплачивается не страховая сумма, выраженная в долларах США, а убытки в пределах этой суммы. Убытки возникают в момент наступления страхового случая и оцениваются на этот момент, если стороны не предусмотрели иной способ оценки.

Иногда ссылаются на ст. 393 ГК, в которой для определения убытков предусмотрено применение цен не на момент возникновения убытков, а на момент взыскания. Однако такая ссылка в отношении страхования неправомерна, так как ст. 393 ГК регулирует применение ответственности за неисполнение обязательства, а выплата страхового возмещения не является мерой ответственности. Для того чтобы оценивать убытки, подлежащие возмещению страховщиком по ценам на момент выплаты, страхователю следует позаботиться о включении этого условия в договор. Если такое условие в договоре отсутствует, а страховщик задерживает выплату возмещения, страхователь, чтобы сгладить неблагоприятные последствия инфляции, может требовать применения к страховщику мер ответственности за неисполнение денежного обязательства, например процентов по ст. 395 ГК.

Тем не менее, судебная практика еще неустойчива, и имеются судебные решения, взыскивающие убытки по курсу как на момент страхового случая, так и на момент взыскания. Высшие судебные инстанции пока не дали толкования по этому вопросу.

Приведенные выше рассуждения не касаются валютного страхования, при котором и уплата премии, и выплата возмещения производятся не в рублях по соответствующему курсу, а непосредственно в иностранной валюте.

Статья 930. Страхование имущества

_1. Под имуществом, подлежащим страхованию по договору страхования имущества, следует понимать такие объекты гражданских прав из перечисленных вст. 128 ГК, в отношении которых:

(а) может существовать интерес в их сохранении, т.е. которые могут быть утрачены (полностью или частично) либо быть повреждены в результате стечения обстоятельств;

(б) причиненный этим вред имеет прямую денежную оценку.

К таким объектам, безусловно, относятся любые вещи, включая деньги и ценные бумаги, и информация. Из нематериальных благ (ст. 150 ГК) к таким объектам, безусловно, относится деловая репутация, которая имеет денежную оценку и даже отражается в балансах организаций отдельной строкой. Страхование на случай причинения вреда деловой репутации является весьма распространенным в странах с развитой рыночной экономикой. У нас пока такой практики нет.

Не подлежат страхованию по договору страхования имущества работы, услуги, так как они, хотя и имеют денежную оценку, не могут быть утрачены или повреждены, а могут быть утрачены или повреждены лишь результаты выполнения работ, оказания услуг. Однако расходы на работы, услуги могут быть застрахованы по договору страхования финансового риска.

Нематериальные блага, неотъемлемо связанные с личностью гражданина (ст. 150 ГК), также не относятся к объектам, подлежащим имущественному страхованию. Вред, причиненный этим благам, не имеет прямой денежной оценки, и порождаемый ими страховой интерес страхуется по договору личного страхования.

В отношении имущественных прав и результатов интеллектуальной деятельности, в том числе исключительных прав на них, существуют различные точки зрения на возможность их утраты или повреждения в результате случайного события. Нет сомнения в том, что с возможным нарушением имущественных прав и, в том числе, прав на результаты интеллектуальной деятельности связан страховой интерес, и договоры страхования на случай их нарушения могут и будут заключаться. Однако неясно, является ли нарушение имущественных прав их утратой или повреждением и, соответственно, можно ли страховать этот интерес по договору страхования имущества.

Действительно, изготовление "пиратских" копий литературных произведений, кинофильмов, звукозаписей, контрафактных экземпляров программ, без сомнения, нарушает имущественные права правообладателей этих произведений, так как в результате незаконного использования прав их правообладатели лишаются определенных доходов. Однако этот интерес следует страховать не как имущество, а как упущенную выгоду.

Трудно представить такую ситуацию, когда в результате события, не зависящего от воли правообладателя, имущественные права на произведение были бы утрачены или повреждены. Они могут быть утрачены только путем их передачи другому лицу и повреждены только в результате естественного старения произведения и утраты к нему интереса.

По-видимому, интересы, связанные с имущественными правами, следует страховать не как имущество, а как финансовые риски. Однако окончательный ответ на этот вопрос может дать только сложившаяся судебная практика, но она в настоящее время отсутствует.

_2. Интерес, страхуемый по договору страхования имущества, может состоять только в сохранении самого этого имущества, но не в получении каких-то выгод или преимуществ, связанных с владением, пользованием, распоряжением имуществом.

Также не страхуется по договору страхования имущества интерес, связанный с возможными расходами при утрате или повреждении имущества. Иными словами, по договору страхования имущества подлежит возмещению только одна из составляющих страховых убытков - утрата или повреждение имущества.

Иногда при страховом случае имущество физически не утрачивается и не повреждается, но оказывается в таком состоянии, что не может больше выполнять свои функции. Это случается, например, при страховании строительных рисков. При страховом случае какая-то из конструкций, созданных в процессе строительства, может физически оставаться целой, но переместиться и в результате утратить, например, свою несущую способность. Для восстановления прежнего ее состояния требуется произвести расходы. Подобные расходы подлежат возмещению по договору страхования имущества, так как интерес в сохранении имущества состоит в том, чтобы имущество находилось в неизменном состоянии не только с точки зрения его физической сохранности, но и с точки зрения его функционального назначения. В данном случае утрата возможности выполнять определенные функции является повреждением имущества.

При страховании грузов часто случается, что цена на товар, являющийся предметом договора купли-продажи, в месте его отправления существенно отличается от цены в месте получения этого товара. Денежной оценкой страхового интереса в сохранении товара является его страховая стоимость, т.е. его действительная стоимость в месте его нахождения в момент заключения договора страхования (п. 2 ст. 947 ГК).

Договор страхования заключается в момент, когда товар еще находится в месте отправления. Следовательно, по договору страхования имущества его можно страховать только по цене места отправления, но не по цене места получения.

Интерес, связанный с разницей в ценах, не является интересом в сохранении имущества. Страхование товара, находящегося в месте отправления, по цене места получения в части разницы в ценах следует осуществлять по договору страхования финансового риска. Когда тот же товар окажется в месте получения, его можно будет застраховать по договору страхования имущества по цене этого места.

Для того чтобы товар, находящийся в месте отправления, можно было страховать по цене места получения, в договоре страхования должны быть застрахованы два объекта страхования - имущество и финансовый риск. Это не противоречит закону, и соответствующие правила страхования грузов могут быть разработаны аналогично тому, как по одним правилам страхуют одновременно и саму автомашину, и ответственность за вред третьим лицам, причиненный при ее эксплуатации.

Весьма сложно решить, по какому договору следует страховать на случай утраты товарного вида автомашины. С одной стороны, утрату товарного вида можно рассматривать как повреждение автомашины и страховать по договору страхования имущества, тем более, что существуют методики составления калькуляций на восстановление товарного вида. Однако с другой стороны, товарный вид автомашины можно восстановить только теоретически, так как утрата товарного вида никак не повреждает автомашину физически и не влияет на ее функционирование. Утрата товарного вида лишь снижает продажную цену автомашины и, следовательно, интерес здесь состоит не в сохранении автомашины, а в выгоде, которую можно получить от ее продажи. Представляется более правильным в таких случаях страховать интерес как финансовый риск. Окончательный ответ и здесь может дать только судебная практика, которой пока еще нет. Сегодня в судах еще, как правило, не рассматриваются тонкости, связанные с различиями между страхованием самого имущества и страхованием выгод, связанных с распоряжением им.

Лицо, несущее перед собственником ответственность за сохранность имущества, также заинтересовано в сохранении имущества, но этот интерес иной, чем у собственника. Здесь в центре внимания не утрата или повреждение имущества, а расходы, которые ответственное лицо должно будет понести, если имущество будет утрачено или повреждено и на него будет возложена ответственность за эту утрату или повреждение. Ответственность возлагается не всегда, а лишь по основаниям ст. 401 ГК, т.е. при наличии вины, или если не действовала непреодолимая сила. Иными словами, собственник лишается вещи, а ответственное за это лицо возмещает ему его потерю не всегда, а только при определенных обстоятельствах. Поэтому интерес собственника отличается от интереса ответственного лица - при утрате или повреждении имущества у них возникают разные составляющие страховых убытков.

Если риск утраты и повреждения имущества лежит не на собственнике или перенесен собственником на другое лицо по договору (ст. 211 ГК), то утрата или повреждение имущества возникает не у собственника, а у лица, несущего риск утраты и повреждения имущества.

Поскольку по договору страхования имущества возмещается только одна из составляющих убытков - утрата или повреждение имущества, следовательно, интерес, страхуемый по договору страхования имущества, - это интерес лица, несущего риск утраты и повреждения имущества. Это подтверждается также иподпунктом 1 п. 2 ст. 929 ГК, в которой сказано, что по договору страхования имущества страхуется риск его утраты или повреждения.

Таким образом, понятие интерес в сохранении имущества, которое использовано в комментируемой статье, означает не любой интерес, связанный с тем, чтобы это имущество не было утрачено или повреждено, а только интерес того единственного лица, которое несет риск утраты и повреждения этого имущества.

В постановлении Президиума ВАС РФ N 1540/98 от 21 апреля 1998 г. высказана совершенно иная позиция. Надзорная инстанция считает, что понятие "интерес" в сохранении имущества, использованное в комментируемой статье, означает интерес любого лица, так или иначе заинтересованного в том, чтобы это имущество не было утрачено или повреждено. Таким интересом, по мнению Президиума, является, в частности, и интерес лица, ответственного за утрату или повреждение имущества.

Однако эта позиция надзорной судебной инстанции нормативно никак не обоснована и можно показать, что она, кроме того, внутренне противоречива. Кстати, практический вывод надзорной инстанции относительно лица, имеющего право на получение выплаты, подтверждает эту противоречивость.

_3. Договор страхования имущества может быть заключен только в пользу того, кто имеет интерес в сохранении имущества, т.е. в пользу лица, несущего риск утраты или повреждения застрахованного имущества, иначе он недействителен.

Таким образом, имущество, имеющее собственника, может быть застраховано только в пользу собственника, если иное не установлено законом или если собственник не переместил этот риск на другое лицо по договору.

Когда товарный склад страхует товары, переданные ему на хранение, возникает вопрос о страховом интересе. В гл. 47 ГК, регулирующей отношения хранения, не содержится прямого указания на лицо, несущее риск утраты или повреждения имущества, однако имеются нормы, устанавливающие обязанность хранителя обеспечить сохранность вещи (ст. 891 ГК), обязанность хранителя возвратить вещь (ст. 900 ГК), ответственность хранителя за утрату или повреждение (ст. 901 ГК). Из всех этих норм не вытекает наличие страхового интереса в сохранении имущества у хранителя. Поэтому, если в договоре хранения отсутствует условие о переходе риска к товарному складу, склад может страховать товары только в пользу того, кто несет риск утраты или повреждения имущества, а это, в большинстве случаев, товаровладелец.

Этот вывод подтверждается п. 4 ст. 919 ГК, в которой в отношении хранителя другого вида - ломбарда - установлена обязанность страховать принятые на хранение вещи не в свою пользу, а в пользу поклажедателя.

При страховании заложенного имущества, как правило, страхуется имущество, заложенное банку - кредитору заемщиком в обеспечение возврата кредита. Практически всегда заложенное имущество страхуется в пользу банка. Наличие интереса у банка обосновывается ссылкой на абз. 2 п. 1 ст. 334 ГК, где установлено право залогодержателя получить удовлетворение из страхового возмещения. Когда имущество находится у залогодержателя, норма подпункта 1 п. 1 ст. 343 ГК прямо обязывает залогодержателя страховать заложенное имущество. Считают, что раз есть такие нормы закона, то есть и основанный на законе интерес, следовательно, правило п. 1 ст. 930 ГК соблюдено. Однако это неверно ни в том, ни в другом случае. Не означает наличие интереса ни право получить удовлетворение из возмещения, ни факт нахождения имущества у залогодержателя и обязанность его страховать (так как обязанность страховать вовсе не означает обязанность страховать в свою пользу).

В соответствии с п. 1 ст. 344 ГК риск утраты или повреждения заложенного имущества несет залогодатель, если иное не установлено договором. И даже то, что в некоторых случаях залогодержатель отвечает за утрату или повреждение (п. 2 ст. 344 ГК) не ведет к возникновению у него страхового интереса в сохранении имущества.

Наличие или отсутствие у банка - кредитора страхового интереса в сохранении заложенного имущества зависит от того, указано ли в договоре залога, что банк несет риск его утраты или повреждения.

Аналогична ситуация и при страховании имущества, сданного в аренду. Глава 34 ГК, в которой отрегулированы отношения по аренде, так же, как и гл. 47 не содержат норм, дословно устанавливающих переход риска утраты или повреждения имущества от собственника к арендатору, нет норм и об ответственности арендатора за утрату или повреждение имущества. Следовательно, в силу закона риск утраты или повреждения арендованного имущества к арендатору не переходит, и арендатор может страховать арендованное имущество только в пользу арендодателя - собственника, если переход риска не обусловлен договором аренды.

Арендодателями могут выступать не только собственники, но и иные управомоченные лица (ст. 608 ГК). Часто такими лицами являются государственные предприятия, учреждения, получившие имущество в полное хозяйственное ведение или оперативное управление с правом сдавать его в аренду. Нормы гл. 19ГК, регулирующие права хозяйственного ведения и оперативного управления, не содержат указаний о переходе риска утраты или повреждения от собственника к соответствующему предприятию или учреждению. Если в договорах, по которым имущество передано этому предприятию или учреждению, отсутствует условие о переходе риска, то риск остается на собственнике. В пользу такого арендодателя страховать арендованное имущество также нельзя, так как страховой интерес в сохранении имущества у него отсутствует.

Очень часто арендаторы, отремонтировав помещение, страхуют в свою пользу его отделку. Такие договоры недействительны, так как отделка, являясь, в большинстве случаев, неотделимым улучшением помещения, не может иметь отдельного владельца - помещение в целом, вместе с неотделимыми улучшениями принадлежит его собственнику и может страховаться только в его пользу. Это относится и к случаю, когда ремонт произведен за счет арендатора, не говоря уж о тех случаях, когда ремонт произведен в счет арендной платы. Выход здесь простой - страховать не имущество, а финансовый риск, т.е. те расходы, которые придется произвести для того, чтобы восстановить отделку. В этом случае, если расходы на восстановление будет производить арендатор, договор вполне может быть заключен в его пользу независимо от того, за чей счет выполнялась предыдущая отделка.

Исключением из этих правил является лизинг, при котором риск переходит к арендатору в момент передачи ему арендованного имущества (ст. 669 ГК).

Соответственно, страховать имущество, полученное по лизингу, следует в пользу арендатора.

В договорах страхования строительно-монтажных рисков одним из объектов страхования является имущество незавершенного строительства. В соответствии со ст. 25 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" объект незавершенного строительства относится к недвижимому имуществу и право собственности на него подлежит государственной регистрации. Следовательно, в процессе строительства это имущество не имеет собственника, однако, п. 1 ст. 741 ГК устанавливает, что риск его утраты или повреждения до приемки заказчиком несет подрядчик. Вп. 3 ст. 753 ГК предусмотрен переход риска к заказчику в отношении имущества, являющегося результатом принятых им работ. Таким образом, несмотря на отсутствие собственника, лицами, заинтересованными в сохранении имущества незавершенного строительства, будут подрядчик в отношении имущества, являющегося результатом выполненных, но не переданных заказчику работ, и заказчик в отношении имущества, являющегося результатом принятых им по акту работ.

При страховании грузов в отношении страхуемого имущества действует договор поставки, а риск утраты или повреждения товара в процессе исполнения договора поставки переходит от продавца к покупателю. Норма, определяющая распределение риска при купле-продаже (ст. 459 ГК), диспозитивна, т.е. распределение риска, установленное в этой норме, может быть изменено договором. Правила Инкотермс 90, на которые имеется ссылка практически во всех договорах поставки, регулируют договорное распределение риска между сторонами. Причем переход риска не всегда совпадает с переходом собственности на груз.

_4. По договору страхования имущества может быть застрахован интерес, основанный только на федеральном законе, указе Президента РФ, постановлении Правительства РФ, или договоре.

Интерес в сохранении определенного имущества, который, например, явствует из обстановки или основан на законе субъекта федерации, не должен страховаться по договору страхования имущества. Это не означает, однако, что он вообще не может быть застрахован.

Как следует из предыдущего параграфа, интерес в сохранении имущества, имеющего собственника, всегда основан либо на законе (когда договор не предусматривает перемещение риска утраты или повреждения), либо на договоре (когда договор предусматривает перемещение риска). Следовательно, интерес в сохранении имущества, основанный на иных правовых актах, может существовать только в отношении имущества, не имеющего собственника.

_5. В случае страхования имущества в пользу третьего лица, не указанного в договоре, страхователю должен быть выдан полис на предъявителя, в отличие от других видов страхования, когда выдача полиса возможна, но не обязательна. Полис в данном случае необходим для того, чтобы страхователь мог передать его третьему лицу для предъявления страховщику требования о выплате.

Полис на предъявителя позволяет требовать страховую выплату своему держателю, однако, не любому держателю, а только тому, у которого в момент наступления страхового случая имелся интерес в сохранении имущества, застрахованного по соответствующему договору (см. ниже). Этим полис на предъявителя отличается от ценной бумаги на предъявителя, которая позволяет осуществить основанные на ней права любому законному владельцу. Правомерность требования держателя полиса о страховой выплате основана на наличии интереса, а не на законности владения документом.

Появление такого инструмента, как страховой полис на предъявителя связано с тем, что при страховании имущества защита заинтересованного лица не прекращается с передачей прав на имущество от одного лица к другому (ст. 960 ГК) и передача полиса на предъявителя является материальным актом, обозначающим "передачу" соответствующей защиты.

Иногда полис на предъявителя истолковывают как признание того, что интерес не связан с каким-то определенным лицом, а обезличен, оборотоспособен и может передаваться от одного лица к другому. Однако это неверно - при передаче полиса на предъявителя передается не интерес, а защита интереса.

При страховании по полису на предъявителя в договоре, тем не менее, должно быть указано, что он заключен в пользу третьего лица, хотя это третье лицо и не называется в договоре. В судебной практике не раз встречались случаи, когда предъявившее полис лицо не могло доказать, что договор страхования был заключен в пользу третьего лица и следовал отказ в выплате (см. постановления Президиума ВАС РФ N 6802/95 от 21 ноября 1995 г., N 8639/95 от 14 мая 1996 г., N 953/96 от 9 июля 1996 г., N 6990/95 от 6 мая 1997 г.).

_6. Если выгодоприобретатель назван в договоре, интерес, который страхуется по договору страхования имущества, должен существовать у него в момент заключения договора страхования. Если выдан полис на предъявителя, интерес у лица, предъявившего полис, должен существовать в момент наступления страхового случая.

Вывод о том, что интерес должен существовать в момент заключения договора страхования вытекает из п. 2 комментируемой статьи. Однако данная норма применима только к случаю, когда лицо, в пользу которого заключен договор, названо в договоре. Ее нельзя применить в ином случае, поскольку при страховании в пользу третьего лица, не названного в договоре в момент заключения договора, лицо, в отношении которого следует проверять наличие интереса, неизвестно. В этом случае проверку наличия интереса можно осуществить только при предъявлении требования о выплате, так как только в этот момент страховщику становится известным лицо, требующее произвести выплату в свою пользу. Из п. 1 комментируемой статьи вытекает, что у лица, предъявившего полис на предъявителя, необходимо наличие интереса, т.е. для того чтобы выплата была правомерной, страховой случай должен причинить убытки именно тому, кто предъявил полис. Отсюда у лица, предъявившего полис на предъявителя, интерес должен быть в момент наступления страхового случая.

В случае если в момент заключения договора страхования в пользу конкретно названного в договоре выгодоприобретателя интерес существовал, но затем исчез, последствия, предусмотренные в п. 2 ст. 930 ГК, не возникают. В зависимости от причин, по которым заинтересованное лицо потеряло интерес, имевшийся при заключении договора, возникают последствия, предусмотренные либо п. 1 ст. 958 ГК либо ст. 960 ГК.

Полис на предъявителя очень удобен для того, чтобы заблокировать действие п. 1 ст. 958 ГК и страховать интересы тех лиц, у которых при заключении договора они отсутствовали, но появились в период действия договора по основаниям иным, чем предусмотрено в ст. 960 ГК. Например, страхование имущества незавершенного строительства в период стройки следует проводить только в пользу третьего лица, не названного в договоре. Действительно, в период стройки интерес (вместе с риском утраты или повреждения имущества) переходит от одного лица к другому, но ст. 960 ГК не применима, так как права на имущество не переходят, поскольку никто не обладает правами на имущество незавершенного строительства до их регистрации (см. выше).

Таким образом, существует несколько вариантов:

(а) выгодоприобретатель назван в договоре (или это сам страхователь) и он не имел интереса в сохранении имущества при заключении договора - договор недействителен по основанию п. 2 ст. 930 ГК;

(б) выгодоприобретатель назван в договоре (или это сам страхователь) и он имел интерес в сохранении имущества при заключении договора, который сохраняется у него и в момент наступления страхового случая - договор действует, и право на получение выплаты имеет заинтересованное лицо;

(в) выгодоприобретатель назван в договоре (или это сам страхователь), он имел интерес в сохранении имущества при заключении договора, но к моменту наступления страхового случая интерес и права по договору перешли по основаниям ст. 960 ГК - договор действует, и право на получение выплаты имеет заинтересованное лицо;

(г) выгодоприобретатель назван в договоре (или это сам страхователь) и он имел интерес в сохранении имущества при заключении договора, но интерес перешел от него к другому лицу по основаниям иным, чем предусмотрено в ст. 960 ГК - договор прекращается по основаниям п. 1 ст. 958 ГК в момент перехода интереса;

(д) в договоре указано, что он заключен в пользу третьего лица, не названного в договоре, и выдан полис на предъявителя, который предъявлен лицом, имевшим интерес в сохранении имущества при наступлении страхового случая - договор действует, и право на получение выплаты имеет заинтересованное лицо;

(е) в договоре указано, что он заключен в пользу третьего лица, не названного в договоре, и выдан полис на предъявителя, который предъявлен лицом, не имевшим интереса в сохранении имущества при наступлении страхового случая - договор действует, но лицо предъявившее полис, не имеет права на получение выплаты, так как договор страхования был заключен не в его пользу.

В общем случае, право на получение страховой выплаты по договору страхования имущества имеет только то лицо, которое имело интерес в сохранении этого имущества (несло риск его утраты и повреждения) в момент наступления страхового случая и у которого возникла определенная составляющая страховых убытков - утрата или повреждение имущества.

Статья 931. Страхование ответственности за причинение вреда

_1. Интерес, который страхуется при этом виде страхования, следует отличать от интереса потерпевшего. Застрахованный интерес состоит в том, чтобы у заинтересованного лица не возникла обязанность нести расходы, а вред заинтересованному лицу причиняется возникновением этой обязанности.

Поскольку обязанность возместить вред, причиненный потерпевшему, всегда выражается денежной суммой, которая определяется по правилам гл. 59, вред, причиненный застрахованному лицу при страховании ответственности, как и при других видах имущественного страхования, всегда имеет денежную оценку, хотя вред, причиненный потерпевшему, может и не иметь денежной оценки.

Возмещение вреда, причиненного возникновением обязанности при страховании ответственности, производится путем прекращения этой обязанности ее исполнением надлежащему лицу. Поэтому выгодоприобретателем в договоре страхования ответственности всегда является потерпевшее лицо, независимо от воли сторон договора. Требование о выплате должен предъявлять страховщику потерпевший или страхователь в пользу потерпевшего (п. 1 ст. 430 ГК). Если потерпевший отказался от своего права требования, страхователь может предъявить к страховщику требование о выплате возмещения в свою пользу (п. 4 ст. 430 ГК).

Непосредственное применение ст. 430 ГК к договорам страхования ответственности за причинение вреда не очевидно, так как в этой статье говорится только о выгодоприобретателе, назначенном соглашением сторон, а в данном случае выгодоприобретатель назначен законом. Однако здесь в полной мере применима аналогия закона (п. 1 ст. 6 ГК). Это подтверждается и ст. 1072 ГК, из которой прямо следует, что потерпевший вправе требовать от причинителя вреда возмещения только той части вреда, которая превышает страховое возмещение. Следовательно, выплату страхового возмещения он должен требовать от страховщика.

_2. Многие считают, что потерпевший может предъявлять страховщику требование о выплате не в любом случае, а лишь в случаях, установленных в п. 4комментируемой статьи. Эта точка зрения основана на недоразумении. Упомянутая норма не отменяет безусловного права выгодоприобретателя обратиться непосредственно к страховщику за выплатой страхового возмещения в соответствии с п. 1 ст. 430 ГК. Однако эта норма позволяет выгодоприобретателю в некоторых случаях обратиться к страховщику не только за выплатой страхового возмещения, но и непосредственно за возмещением вреда.

Следует помнить, что обязательство по выплате страхового возмещения и обязательство по возмещению вреда - два совершенно разных обязательства. Они различны и по основаниям возникновения, и по составу участников, и по правилам осуществления, и по правовым последствиям. Первое обязательство вытекает из договора страхования, второе - из правонарушения (деликта). В первом кредитором является страхователь, должником - страховщик, а потерпевший здесь только третье лицо. Во втором кредитором является потерпевший, а должником - лицо, причинившее вред, чья ответственность застрахована. В первом обязательстве действует сокращенная исковая давность (два года, ст. 966 ГК), во втором - общая (три года).

При возмещении причиненного вреда потерпевшему страховщик в силу ст. 1081 ГК получает право требования к лицу, причинившему вред, а при выплате страхового возмещения, в большинстве случаев, такого права не получает.

Таким образом, норма п. 4 комментируемой статьи не ограничивает, а расширяет права потерпевшего - выгодоприобретателя, позволяя ему в некоторых случаях требовать от страховщика того, что по общим правилам гражданского оборота он должен требовать от другого лица. Ведь не страховщик причинил вред потерпевшему, а лицо, чья ответственность застрахована, и по общим правилам гл. 59 ГК, именно к этому лицу должно быть обращено требование о возмещении вреда.

Норма п. 4 комментируемой статьи в указанных в ней случаях позволяет потерпевшему участвовать в отношениях со страховщиком не только в качестве третьего лица в обязательстве по выплате страхового возмещения, но и в качестве кредитора в обязательстве по возмещению вреда. Недоразумение возникло из-за того, что в обоих случаях употребляется термин "возмещение".

_3. По договору страхования ответственности за причинение вреда может быть застрахован как интерес самого страхователя, так и интерес другого лица.

В отличие от договора страхования имущества, который всегда заключается только в пользу заинтересованного лица, договор страхования ответственности никогда не заключается в пользу заинтересованного лица.

В отношении застрахованного лица в договорах страхования ответственности за причинение вреда комментируемая статья устанавливает два правила:

(а) У этого лица должен иметься страховой интерес, т.е. должна существовать возможность возложения на него ответственности за вред, причиненный третьим лицам.

Приходится встречаться со случаями, когда владелец помещения сдает его в аренду и страхует свою ответственность перед третьими лицами на случай, если в результате эксплуатации этого помещения третьим лицам будет причинен вред. Это делается по аналогии с ответственностью владельцев средств транспорта, когда ответственность за вред, причиненный в результате ДТП, может быть возложена на владельца автомашины независимо от того, кто ею управлял в момент ДТП (ст. 1079 ГК).

Однако аналогия с автомашиной здесь не применима - эксплуатация автомашины относится к деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих (ст. 1079 ГК), а сдача недвижимости в аренду - не относится, и ответственность за вред третьим лицам, причиненный в результате эксплуатации помещений, не может быть возложена на владельца помещения, а лишь на того, кто причинил вред, в данном случае на арендатора. Соответственно, только его ответственность и может быть застрахована.

(б) Застрахованное лицо, не являющееся страхователем, должно быть названо в договоре страхования - в отличие от договора страхования имущества здесь не разрешается "страхование ответственности кого следует".

Название застрахованного лица в договоре не обязательно должно полностью индивидуально определять это лицо. Вполне достаточна такая степень определенности, чтобы при страховом случае с конкретным лицом можно было однозначно определить, действительно ли о нем идет речь в договоре. Например, водитель, работающий по найму, может застраховать ответственность своего работодателя, не указывая конкретный автопарк. В этом случае при изменении места работы в период действия договора страхования страховая защита будет сохранена.

Хотя судебная практика пока не дала толкования требованию "назвать" застрахованное лицо именно в договоре страхования ответственности, приведенный здесь вывод следует из практики. В постановлении Президиума ВАС РФ N 4744/97 от 14 октября 1997 г. признана возможность страховать имущество, определенное в договоре не индивидуально, но с такой степенью определенности, чтобы при страховом случае можно было однозначно установить, действительно ли об этом имуществе идет речь в договоре (см. также комментарий к ст. 934 ГК).

_4. Ответственность за причинение вреда возникает по основаниям, установленным в главе 59 ГК. В то же время в этой главе приведен ряд оснований, по которым ответственность за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу третьих лиц снижается или вообще исключается, например п. 2 ст. 1064, ст. 1066, ст. 1083 и др.

Если подобные основания имеются, то страхователь должен принять все "разумные и доступные ему" меры, чтобы доказать их наличие, поскольку эти меры способствуют уменьшению вреда, причиняемого страховым случаем застрахованному лицу (ст. 962 ГК).

Здесь хорошо видна разница между интересом застрахованного лица и интересом потерпевшего - вред, причиненный потерпевшему, остается таким же, но ответственность за его причинение, т.е. вред, причиненный застрахованному лицу, может быть уменьшен.

_5. Важным отличительным свойством страхования ответственности за причинение вреда жизни или здоровью является то, что умышленное причинение вреда себе самому, т.е. возникновение ответственности за умышленное причинение вреда жизни или здоровью гражданина, не освобождает страховщика от выплаты (п. 2 ст. 963 ГК).

Эта норма не отменяет правила о вероятностном характере события, на случай наступления которого производится страхование (см. комментарий к ст. 9Закона).

Если страхователь заранее, до заключения договора страхования, задумал причинить вред, договор недействителен по основанию ст. 168 ГК как не соответствующий п. 1 ст. 9 Закона. Если же до заключения договора страхователь и страховщик находились в добросовестном неведении относительно возможного причинения вреда (хотя бы и умышленного), то договор действует.

_6. Комментируемая статья регулирует только страхование ответственности за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу третьих лиц. Однако существуют и другие виды ответственности за причинение вреда. Глава 59 ГК устанавливает основания ответственности за любой вред, причиненный личности гражданина (п. 1 ст. 1064 ГК), а не только за вред, причиненный его жизни или здоровью.

Например, существует ответственность за причинение морального вреда (ст. 1099-1101 ГК), ответственность за незаконное осуждение, незаконный арест (п. 1 ст. 1070 ГК) и др. В отношении этих видов ответственности применение правил данной статьи не обязательно, но это не означает, что страховой интерес, связанный с ними, отсутствует и что страховая защита на случай наступления ответственности этих видов не может быть предоставлена (см. комментарий к ст. 929 ГК и к ст. 4 Закона).

В странах с развитым рынком страховых услуг широко распространено страхование профессиональной ответственности. Обязательное страхование профессиональной ответственности предусмотрено в нескольких законодательных актах - ст. 158, 165 Таможенного кодекса РФ предусматривают страхование профессиональной ответственности таможенного брокера, таможенного перевозчика, ст. 18 Основ законодательства РФ о нотариате предусматривает страхование профессиональной ответственности нотариусов. Этот вид страхования предусмотрен и в Условиях лицензирования, которые относят его к разновидности страхования ответственности за причинение вреда (п. 13 Приложения 2 к Условиям лицензирования). Однако существует мнение, что страхование профессиональной ответственности является разновидностью страхования ответственности по договору. Окончательно этот вопрос судебной практикой еще не разрешен.

В ст. 17 Федерального закона "Об оценочной деятельности в РФ" предусмотрено страхование ответственности оценщика, но здесь говорится не о профессиональной, а о гражданской ответственности и точно указано, что страхование производится на случай причинения вреда третьим лицам, т.е. это страхование ответственности за причинение вреда.

Статья 932. Страхование ответственности по договору

_1. При страховании ответственности за нарушение договора (договорной ответственности) объектом страхования является интерес, связанный с возможной ответственностью за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, вытекающих из договора.

Общие правила об ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств установлены главой 25 ГК. Они состоят в обязанности возместить убытки (ст. 393 ГК) и уплатить неустойку (ст. 394 ГК) либо проценты (ст. 395 ГК).

Для большинства видов договоров неисполнение договорного обязательства влечет те и только те последствия, которые предусмотрены указанной главой. Однако в некоторых видах договоров ответственность за неисполнение обязательства по договору включает в себя обязанность произвести расходы, не являющиеся ни убытками, ни неустойкой, ни процентами (ст. 395 ГК). Например, в договоре поставки такая обязанность установлена п. 3 ст. 514 ГК. В других типах договоров ответственность ограничивается обязанностью возместить только часть убытков, например, в п. 1 ст. 547 ГК для договора энергоснабжения, в п. 2 ст. 777 ГК для договора на выполнение научно - исследовательских работ, в п. 2 ст. 34 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах".

В п. 14 Приложения 2 к Условиям лицензирования имеется вид страхования, объектом которого является только обязанность возместить убытки и уплатить неустойку.

Страховщики, тем не менее, вправе требовать выдачи лицензии и на страхование договорной ответственности с иным объектом страхования, а именно таким, как предусмотрено для договора соответствующего вида.

_2. Обязанность исполнить неисполненное обязательство в натуре, строго говоря, не входит в состав ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. Однако при неисполнении обязательства, возмещение убытков компенсирует кредитору также и неисполненное, поэтому обязательство прекращается (п. 2 ст. 396 ГК). На практике, которая по этому виду страхования представлена пока только страхованием ответственности заемщиков за непогашение кредитов, возмещается вся сумма непогашенного кредита и проценты по нему. Соответствующее условие предусмотрено в п. 2Правил страхования ответственности заемщиков за непогашение кредитов, введенных письмом Минфина СССР от 28 мая 1990 г. N 66, так как невозвращенный кредит - это в данном случае неполученный доход, который входит в состав страховых убытков. Суды удовлетворяют соответствующие требования страхователей. Доктрина также рассматривает страхование этого вида, как один из способов обеспечения исполнения основного обязательства.

Однако при ненадлежащем исполнении обязательства неисполненное не входит в состав убытков и исполнение самого обязательства не входит в состав ответственности.

В общем случае при страховании договорной ответственности страховщик возмещает причиненный вред путем погашения обязанности ответственного лица возместить убытки, уплатить неустойку или проценты, но не исполнить обязательство в натуре.

_3. При страховании договорной ответственности в договор страхования иногда включают условие о переходе ее к страховщику, выплатившему возмещение прав кредитора, которые тот имел к страхователю. То есть предусматривают своеобразную суброгацию (ст. 965 ГК). Включение этого условия в договор делает его в целом притворной сделкой (п. 2 ст. 170 ГК), поскольку основным правовым последствием заключения договора страхования должна являться защита интереса страхователя (ст. 2 Закона), но в данном случае защита интереса не обеспечивается, так как вместо одной обязанности у страхователя появляется другая, такая же по объему, но перед другим кредитором.

_4. Договорная ответственность может быть застрахована только в случаях, установленных Федеральным законом. В настоящее время законом установлена только возможность страхования договорной ответственности плательщика ренты (п. 2 ст. 587 ГК). Считается также, что ст. 39 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" устанавливает возможность страхования ответственности банка по договору банковского вклада, и ст. 196 КТМ СССР устанавливает возможность страхования ответственности перевозчика по договору морской перевозки (хотя прямого указания на такую возможность в этих нормах нет). Высказывается также мнение, что ст. 134 Воздушного кодекса РФ устанавливает обязательное страхование ответственности за неисполнение перевозчиком договора перевозки. Однако это спорно, так как в упомянутой норме говорится об ответственности за утрату, повреждение или порчу груза, т.е. за причинение вреда имуществу, а не об ответственности за неисполнение обязательств по договору перевозки.

До сих пор продолжают заключаться договоры страхования ответственности заемщика по кредитному договору, так как многие страховщики имеют соответствующую лицензию, выданную до вступления в силу части второй ГК. Однако возможность страхования такого вида ответственности ни одним законом не установлена, следовательно, такие договоры, заключенные после 1 марта 1996 г., недействительны как не соответствующие закону (ст. 168 ГК).

_5. В связи с ограничением на страхование договорной ответственности, которое установлено в комментируемой статье иногда предлагается страховать договорную ответственность, как ответственность за причинение вреда, на страхование которой нет аналогичного ограничения. Обоснование этого выглядит примерно так - любое нарушение договора одной из его сторон есть нарушение какого-то права другой стороны или сторон. Любое нарушение права причиняет правообладателю вред.

Следовательно, договорную ответственность можно рассматривать как разновидность ответственности за причинение вреда тому, чье право нарушено, и страховать ее, действуя по ст. 931 ГК и обходя ограничение п. 1 ст. 932 ГК.

Применение подобного рассуждения полностью свело бы на нет ясно выраженное намерение законодателя разграничить эти два вида ответственности для целей страхования. Их следует разделять по основаниям возникновения обязательств.

Ответственность следует считать ответственностью за нарушение договора, если она является последствием неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, вытекающего из договора (подпункт 1 п. 1 ст. 8 ГК, гл. 25, а также нормы для конкретных видов договоров) и следует считать ответственностью за причинение вреда, если она образовалась как обязательство вследствие причинения вреда (подпункт 6 п. 1 ст. 8 ГК, гл. 59).

_6. Кроме описанных выше различий в объекте страхования, страхование договорной ответственности имеет по сравнению со страхованием ответственности за причинение вреда единственное отличие - страхователь вправе страховать только свою договорную ответственность, а договоры страхования, в которых застрахована договорная ответственность третьего лица, ничтожны.

В остальном правила страхования договорной ответственности не отличаются от правил страхования ответственности за причинение вреда.

Статья 933. Страхование предпринимательского риска

_1. Интерес, страхуемый как предпринимательский риск, комплексный, т.е. включает в себя все составляющие страховых убытков - и реальный ущерб, и упущенную выгоду, и ответственность (см. комментарий к ст. 929), но из других видов интересов его выделяет то, что он возникает в связи с ведением заинтересованным лицом предпринимательской деятельности (ст. 2 ГК).

Лицо, которое ведет предпринимательскую деятельность, должно зарегистрироваться в этом качестве в установленном законом порядке (ст. 2 ГК). То есть страхователем в таком договоре может быть либо гражданин, зарегистрировавшийся в качестве индивидуального предпринимателя, либо коммерческая организация, либо некоммерческая организация, которая ведет предпринимательскую деятельность для достижения своих уставных целей (абзац второй п. 3 ст. 50 ГК). Тем не менее, фактически предпринимательскую деятельность ведут и граждане, не зарегистрировавшиеся в качестве индивидуального предпринимателя, и некоммерческие организации в иных целях, чем это определено в их уставе. Интерес в получении выгоды в этом случае противоречит правовым нормам и поэтому противоправен (п. 1 ст. 928 ГК).

_2. Страхование предпринимательского риска производится либо на случай нарушения обязательств контрагентом предпринимателя, либо на случай изменения условий деятельности предпринимателя по независящим от него причинам. Поскольку здесь имеется в виду систематическая деятельность, направленная на извлечение прибыли (ст. 2 ГК), то и изменение условий деятельности должно носить регулярный характер. То есть по договору страхования предпринимательского риска не может быть застрахована, например упущенная выгода из-за случайной единовременной утраты груза, а только из-за такого изменения условий, при которых случаи утраты груза устойчиво участились. Это, однако, не означает, что по договору страхования предпринимательского риска не может быть застрахована упущенная выгода из-за единовременной утраты груза в связи с нарушением обязательств контрагентами. Это также не означает, что упущенная выгода не может быть застрахована по договору страхования грузов, как это описано в п. 7Приложения 2 к Условиям лицензирования.

Изменение условий деятельности должно носить для предпринимателя случайный характер, т.е. он должен находиться в отношении этого изменения в добросовестном неведении (см. комментарий к ст. 9 Закона). Не может быть, например, застрахован предпринимательский риск в связи с тем, что предприниматель перенес свою деятельность в другой регион.

В отношении нарушения обязательства своим контрагентом предприниматель также должен находиться в добросовестном неведении. Например, не может быть застрахован предпринимательский риск продавца при продаже товара лицу, платежеспособность которого сомнительна, так как у продавца почти всегда имеется реальная возможность получить информацию о платежеспособности покупателя либо, в отсутствие такой информации, не заключать договор купли-продажи.

_3. В договоре страхования предпринимательского риска не может быть назначен ни выгодоприобретатель, ни застрахованное лицо. Однако последствия нарушения двух этих правил различны. При назначении в договоре выгодоприобретателя ничтожным является только это условие договора, а остальные условия договора сохраняют свою силу. При назначении в договоре застрахованного лица ничтожным становится весь договор.

_4. По договору страхования предпринимательского риска страхуется не только финансовый риск, но и другие убытки - ущерб в имуществе и ответственность. Поэтому лица, ведущие предпринимательскую деятельность, могут выбрать, в какой правовой форме им страховать свое имущество - в форме страхования имущества (ст. 930 ГК) или в форме страхования предпринимательского риска и в зависимости от этого выбора нормативное регулирование будет различным. Аналогично и с ответственностью предпринимателя. Хорошим примером является экологическое страхование на случай увеличения экологических нормативов. Если оно проводится как страхование ответственности предпринимателя за причинение вреда, то выгодоприобретателем является потерпевший, а проведение его в форме страхования предпринимательского риска возможно только в пользу самого страхователя.

Таким образом, выделив страхование предпринимательского риска в отдельный вид страхования и установив для него особые правила, законодатель ввел различное регулирование фактически возникающих отношений не в зависимости от содержания этих отношений, а в зависимости от правовой формы, в которую они облечены. Это различие, безусловно, законно, так как введено законодателем в установленном порядке, однако вряд ли его можно признать правомерным, т.е. соответствующим основным принципам правового регулирования общественных отношений.

Статья 934. Договор личного страхования

_1. Интересы, связанные не со страховыми убытками, а с событиями, причиняющими вред личности, т.е. одному из личных нематериальных благ, перечисленных в ст. 150 ГК, страхуются по договору личного страхования. В этом виде страхования могут быть застрахованы только интересы граждан.

В договоре личного страхования допускается указание лица, не являющегося страхователем, с личностью которого связан страхуемый интерес, т.е. можно страховать не только собственный, но и чужой интерес. Хотя в комментируемой статье и нет такого указания, как в п. 1 ст. 929 ГК, иногда, тем не менее, считают, что страхуется только интерес самого страхователя. По этой концепции страхователь должен быть заинтересован в сохранении, например, жизни или здоровья застрахованного. Работодатель вправе страховать работника или родители - детей, но нельзя страховать жизнь или здоровье человека, если страхователь никак в нем не заинтересован.

Эта точка зрения полностью опровергается практикой обязательного страхования на случай причинения вреда жизни или здоровью третьих лиц, когда страхователи заключают договор страхования не в силу заинтересованности, а в силу обязанности, установленной законом (ст. 935 ГК). В таких договорах, как и в любом договоре страхования, осуществляется защита интереса, но не страхователя, а другого лица.

Лицо, интерес которого страхуется, должно быть названо в договоре. В отличие от страхования ответственности за причинение вреда, если страхуется интерес самого страхователя, это также следует отразить в договоре, иначе договор не будет считаться заключенным (подпункт 1 п. 2 ст. 942 ГК).

В отношении термина "названо" комментарий аналогичен тому, который приведен к ст. 931 ГК. Название застрахованного лица в договоре не обязательно должно полностью индивидуально определять это лицо. Вполне достаточна такая степень определенности, чтобы при страховом случае с конкретным лицом можно было однозначно определить, действительно ли о нем идет речь в договоре.

Как и для договора страхования ответственности, судебная практика пока не дала толкования требованию "назвать" застрахованное лицо и для договора личного страхования. Однако приведенный выше вывод для договора личного страхования следует не только из аналогии с постановлением Президиума ВАС РФ N 4744/97 от 14 октября 1997 г., в котором признана возможность страховать имущество, не полностью определенное в договоре. Указом Президента РФ от 7 июля 1992 г. N 750 введено обязательное страхование пассажиров. В этом виде страхования застрахованные лица в договоре не могут быть названы никак иначе, чем просто "пассажиры". Таким образом, существует вид личного страхования, в котором застрахованные лица полностью индивидуально не определяются. Вообще при страховании жизни и здоровья пассажиров практически невозможно выполнить условие индивидуальной определенности застрахованных лиц, тем не менее, страхование жизни и здоровья пассажиров - один из распространенных и необходимых видов личного страхования.

Отсюда следует, что и для других видов личного страхования достаточно назвать застрахованное лицо таким образом, чтобы не возникало сомнения, это ли лицо было застраховано, например, "пассажир" или "водитель".

_2. В комментируемой статье законодатель признал наличие страхового интереса у гражданина в связи с возможностью наступления любого события в его жизни и ничем не ограничил перечень событий, на случай наступления которых может осуществляться личное страхование. Тем самым объект личного страхования оказался недостаточно четко отделенным от объекта имущественного страхования.

Это хорошо видно на примере страхования от несчастных случаев и болезней.

Несчастный случай или болезнь причиняют вред здоровью как личному нематериальному благу, и этот интерес должен страховаться по договору личного страхования. Но кроме вреда здоровью болезнь вызывает дополнительные расходы, т.е. причиняет вред имуществу застрахованного. Причинение этого вреда также является событием в его жизни, а п. 1 ст. 934 ГК позволяет осуществлять личное страхование на случай любого такого события, т.е. формально страхование на случай таких расходов может проводиться в форме личного страхования (п. 2 Приложения 2 к Условиям лицензирования). Но эти же расходы могут страховаться и по специальному договору медицинского страхования (ст. 3 Закона "О медицинском страховании граждан в РФ") и по договору имущественного страхования (ст. 929 ГК).

Таким образом и здесь, как и при страховании предпринимательского риска, правовые последствия оказываются поставленными в зависимость не от содержания отношений, а от формы, в которую отношения облечены.

Судебная практика по этому вопросу отсутствует, тем не менее, в данном случае очевидно намерение законодателя разделить страхование интересов, связанных со страховыми убытками, и интересов, связанных с причинением вреда личности, не имеющего прямой денежной оценки. Поэтому интересы, связанные со страховыми убытками, в частности, с возмещением расходов не следует страховать по договору личного страхования.

_3. Предметом договора личного страхования, так же, как и договора имущественного страхования, является денежное (страховое) обязательство и к нему применяются общие правила об обязательствах с учетом норм главы 48 ГК.

О возможности перемены лиц в страховом обязательстве см. комментарий к ст. 929 ГК.

Исполнение страхового обязательства по договору личного страхования называется выплатой страхового обеспечения (п. 3 ст. 9 Закона) в отличие от договора имущественного страхования, где выплачивается возмещение. При личном страховании возмещать нечего, но защита интереса состоит в обеспечении застрахованного лица денежными средствами.

Договор личного страхования заключается только в пользу застрахованного лица или с его письменного согласия в пользу иного выгодоприобретателя. Правило о необходимости письменного согласия застрахованного для назначения иного выгодоприобретателя действует только при заключении договора. Нарушение этого правила влечет недействительность не только самого назначения, но и договора в целом. Назначение выгодоприобретателя после того, как договор страхования заключен, регулируется правилами ст. 956 ГК и несоблюдение этих правил влечет иные последствия.

Если в договоре выгодоприобретателем является не застрахованный, а иное лицо, страховое обеспечение, причитающееся выгодоприобретателю в случае смерти застрахованного, не входит в состав наследственного имущества (п. 4 ст. 10 Закона).

Если страхование производится на случай смерти страхователя и в договоре указан иной выгодоприобретатель, то в связи с упомянутым выше правилом возникает следующая возможность. При личном страховании страхователь может взять ссуду у страховщика в пределах страховой суммы (п. 3 ст. 26 Закона) и если он умрет в период действия договора, страховщик обязан выплатить страховое обеспечение выгодоприобретателю, а требование возврата ссуды он может обратить только к наследникам (ст. 553 ГК РСФСР 1964 г.), если таковые обнаружатся.

_4. Платность страховой услуги является обязательным условием и для имущественного, и для личного страхования. Но, в отличие от имущественного страхования в комментируемой статье определенно установлено, что страховую премию по договору личного страхования платит страхователь. Отсутствие указания на плательщика премии при имущественном страховании корреспондирует со ст. 939 ГК, которая позволяет страховщику требовать уплаты премии от выгодоприобретателя, предъявившего требование о выплате. Однако из текста п. 2 ст. 939 ГК определенно следует, что такое требование страховщик вправе обратить и к выгодоприобретателю по договору личного страхования, и это полностью расходится с указанием п. 1 ст. 934 ГК на страхователя, как на единственное лицо, которое должно платить страховую премию по договору личного страхования.

До разрешения этой коллизии следовало бы, исходя из смысла гражданского права, руководствоваться в этом вопросе ст. 939 ГК.

_5. В отличие от страхового возмещения, страховое обеспечение не обязательно должно выплачиваться единовременно при наступлении страхового случая, но может выплачиваться в форме регулярных платежей - аннуитетов. Слово "аннуитет" произошло от латинского anno (год), поскольку первоначально такие платежи производились ежегодно, но при развитии личного страхования аннуитетами стали называться любые регулярные страховые выплаты.

При личном страховании единовременная страховая выплата или очередной аннуитет в точности равны страховой сумме (ст. 947 ГК). Исключение составляет пенсионное страхование, которое производится по иным правилам (ст. 970 ГК) и при котором выплаты производятся по пенсионным схемам (см.Федеральный закон "О негосударственных пенсионных фондах").

Для некоторых видов личного страхования с выплатой аннуитетов страховщики и орган страхового надзора используют термин "страхование ренты" или "страхование с выплатой ренты", чем вводят в заблуждение неспециалистов. Отличие страхования от ренты уже объяснено в комментарии к ст. 2 Закона. Термин "рента" закреплен в гл. 33 ГК за регулярными выплатами в обмен на полученное имущество, но в отличие от страховых аннуитетов рента выплачивается вне зависимости от наступления каких-либо событий в жизни получателя ренты. Страхование ренты действительно существует, оно предусмотрено в п. 2 ст. 587 ГК, но это вид имущественного страхования (ответственности по договору ренты), а не личного с выплатой аннуитетов.

Аналогично страховщики используют термин "страхование пенсии" или "пенсионное страхование". Это название также выбрано неудачно. В постановленииПравительства РФ от 7 августа 1995 г. N 790 "О мерах по реализации концепции реформы системы пенсионного обеспечения в Российской Федерации" указано, что дополнительные пенсии могут накапливаться как в пенсионных фондах, так и в страховых компаниях.

Однако уже в совместном заявлении ЦБ РФ и Правительства РФ от 22 февраля 1996 г. функции дополнительного пенсионного обеспечения сохранены только за пенсионными фондами. В постановлении Правительства РФ от 26 февраля 1997 г. N 222 "О программе социальных реформ в Российской Федерации на период 1996-2000 годов" также четко указано, что дополнительное пенсионное обеспечение будет осуществляться через пенсионные фонды, а страховщики не упомянуты.

Все перечисленное выше создает базу для неоднозначных толкований. При возникновении спора такая неопределенность может повредить его объективному разрешению. Наиболее удачным и недвусмысленным с правовой точки зрения в таких случаях является название - страхование жизни с выплатой аннуитетов.

_6. Накопительное страхование жизни занимает в личном страховании особое место.

Для того чтобы подчеркнуть различие, все остальные виды как личного, так и имущественного страхования называют рисковыми.

Накопительное страхование жизни производится на случай наступления одного из событий - смерти застрахованного лица или его дожития до определенного возраста.

Таким образом, выплата по накопительному страхованию жизни, в отличие от рискового, производится всегда.

В связи с этим говорят об отсутствии случайности в накопительном страховании по сравнению с рисковым. Принципиальная ошибочность этого утверждения уже объяснена в комментарии к ст. 2 Закона. Случайность здесь отсутствует только в факте выплаты, но не в ее сроке и не в размере. Зависимость правовых последствий от случайности существенно отличает страховые отношения от всех остальных.

_7. Среди многочисленных видов накопительного страхования жизни существуют такие, в которых одним из условий договора является возможность страхователя потребовать от страховщика на определенных условиях возврата накопленных средств. В связи с этим возникает принципиальный вопрос о правах страховщика и страхователя на накопленные средства, в частности о том, чьей собственностью являются накопленные средства. Законодательство дает однозначный ответ - накопленные средства по накопительному страхованию жизни являются собственностью страховщика.

Действительно, средства для выплат по накопительному страхованию жизни составляют резервы страховщика. Резервы же образуются из уплачиваемых страхователем премий (ст. 2 Закона). Страховые премии - это плата за страхование, за услугу по защите интересов, которую страховщик оказывает страхователю. Плата за услугу - это всегда собственность того, кто оказывает эту услугу, т.е. в данном случае, страховщика (см. комментарий к ст. 954 ГК). Однако страховщик ограничен в праве распоряжаться этой частью своей собственности (п. 3 ст. 26, п. 3 ст. 27, подпункт "г" п. 3 ст. 30 Закона), что не только не противоречит ГК, но, напротив, соответствует п. 2 ст. 209 ГК, в котором установлена возможность ограничить законом правомочия собственника по распоряжению его собственностью.

_8. Именно в личном страховании распространено страхование предприятиями своих работников, которые являются выгодоприобретателями по договору. При возникновении споров предприятие - страхователь и страховщик передают дело в арбитражный суд, и часто арбитражные суды рассматривают дело и принимают по нему решение, считая его экономическим спором между организациями и не обращая внимание на то, что при принятии решения затрагиваются права и интересы граждан.

Между тем очевидно, что большинство решений по спору, вытекающему из договора страхования, заключенного в пользу третьего лица, затрагивает именно права и интересы этого лица. Принятие же судом решения о правах лиц, не привлеченных к участию в деле, недопустимо, а споры с участием граждан, не являющихся предпринимателями, не подведомственны арбитражному суду (ст. 22 АПК РФ).

Следовательно, в соответствии со ст. 107 АПК РФ арбитражный суд должен отказать в принятии искового заявления по спору, вытекающему из договора страхования, в котором выгодоприобретателями являются граждане (постановление Президиума ВАС РФ N 2244/96 от 27 августа 1996 г.).

_9. В личном страховании принципиально по-иному, чем в имущественном, решается вопрос о выплате в случаях, когда страховая сумма выражена в иностранной валюте.

Если в договоре предусмотрено условие производить выплату в рублях по курсу ЦБ РФ на день выплаты, то именно это обязательство и подлежит исполнению. При личном страховании страховщик принимает на себя не обязательство возместить убытки, как в имущественном страховании, а обязательство выплатить страховую сумму, которая по общим правилам ст. 317 ГК может быть выражена и в иностранной валюте. Выплата при этом будет производиться в рублях по курсу ЦБ РФ на момент выплаты.

Статья 935. Обязательное страхование

_1. Под обязанностью страховать здесь и везде в главе 48 ГК понимается обязанность заключать в качестве страхователя договор страхования (п. 1 ст. 936ГК), т.е. эта обязанность возлагается на лицо, которое должно выступить в качестве одной из сторон договора страхования - страхователя.

Обязанность страховать, как и любая другая гражданско-правовая обязанность, может возникать по любым основаниям, перечисленным в ст. 8 ГК. Однако страхование признается обязательным только в том случае, когда обязанность страховать установлена законом. При этом под законом понимается только федеральный закон, но не закон субъекта федерации (п. 2 ст. 3 ГК, пункт "о" ст. 71 Конституции РФ).

Страхование, обязательность которого установлена не законом, но изданными до 1 марта 1996 г. нормативными актами Президента РФ и Правительства РФ, и применяемыми на территории РФ постановлениями Правительства СССР, также является обязательным (ст. 4 Федерального закона "О введении в действие части второй Гражданского кодекса РФ").

В случаях, предусмотренных в п. 3 ст. 935 ГК, обязательным признается также страхование, установленное не самим законом, но в определенном законом порядке.

Если обязанность страховать вытекает из иных оснований, предусмотренных ст. 8 ГК, страхование не признается обязательным, т.е. неисполнение или ненадлежащее исполнение этой обязанности не влечет последствий ст. 937 ГК.

_2. Лица, на которых возлагается обязанность страховать, должны быть указаны в нормативном акте, установившем обязательное страхование. Эта норма сформулирована достаточно четко и не вызывает вопросов. Законодатель, однако, вводя новые виды обязательного страхования и указывая лицо, обязанное страховать, не всегда учитывает все тонкости конкретного вида страхования, в результате чего возникают споры.

В соответствии с п. 2 Указа Президента РФ от 7 июля 1992 г. N 750 "Об обязательном личном страховании пассажиров" страхователем при обязательном страховании пассажиров является транспортное, транспортно-экспедиторское предприятие - перевозчик. Оказалось, что это, на первый взгляд, однозначное определение лица, обязанного страховать пассажиров, допускает разные толкования. Возник спор с участием трех лиц - страховщика, застраховавшего пассажиров, производственного объединения автовокзалов и пассажирских автостанций и производственного автотранспортного объединения. Отношения между объединением автовокзалов и автотранспортным объединением были оформлены так, что оба эти лица могли претендовать на право называться перевозчиком. Страхователем выступало одно из этих лиц, а продавало билеты - другое. Соответственно, страховые премии получало с пассажиров лицо, не являющееся страхователем, и не платило их страховщику.

Страховщик предъявил иск о взыскании собранной, но не уплаченной ему страховой премии, но в результате неоднозначности в определении лица, обязанного страховать, спор был страховщиком проигран (постановление Президиума ВАС РФ N 4149/97 от 2 декабря 1997 г.).

_3. Обязанность страховать может быть установлена только в отношении интересов, перечисленных в п. 1 и п. 3 ст. 935 ГК, т.е. либо в отношении интересов лиц, не являющихся страхователем, либо в отношении ответственности страхователя перед другими лицами либо в отношении имущества государственных и муниципальных предприятий (ст. 113 ГК) и учреждений (ст. 120 ГК). Иными словами, обязательное страхование должно так или иначе быть связано с причинением вреда чужим интересам.

Норма п. 2 ст. 935 ГК содержит запрет на издание законов, устанавливающих обязательное страхование собственных жизни и здоровья граждан. Это, однако, не означает, что обязанность страховать свою жизнь и здоровье не может вытекать из других оснований, предусмотренных в ст. 8 ГК, в частности, являться условием договора. Но это не является обязательным страхованием в смысле главы 48 ГК.

С одной стороны, из нормы п. 1 ст. 935 ГК определенно следует, что обязательное страхование может устанавливаться только в отношении жизни, здоровья и имущества лиц, не являющихся страхователями. С другой стороны, норма п. 2 ст. 935 ГК повторяет то же самое правило, но в форме прямого запрета и только в отношении жизни и здоровья других лиц. Не вполне ясно, что здесь имел в виду законодатель.

Следует ли из двух этих норм, что нет прямого запрета устанавливать обязательное страхование в отношении собственного имущества страхователя и можно обязать страховать свое имущество? Например, можно ли возродить отмененное в настоящее время обязательное страхование урожая? Либо самому законодателю, либо высшим судебным инстанциям следует как можно быстрее дать разъяснения по этому вопросу.

_4. В нормативном акте, установившем обязательное страхование, должны быть определены:

(а) лица, обязанные страховать;

(б) лица, чьи интересы подлежат страхованию;

(в) страхуемые интересы;

(г) опасности, от наступления которых они страхуются;

(д) минимальные страховые суммы.

Если хотя бы одно из этих условий не определено в соответствующем нормативном акте, обязательное страхование нельзя считать установленным, у лиц, указанных в этом акте, не возникает обязанность страховать и не применяются последствия, предусмотренные ст. 937 ГК. Соответственно, орган страхового надзора не выдает лицензии на этот вид обязательного страхования (см. разъяснения Минфина России от 13 мая 1997 г.).

В настоящее время существует много нормативных актов, в которых содержатся нормы об обязательном страховании, но не определены перечисленные выше условия. По существу эти виды обязательного страхования лишь декларированы, но не установлены. Перечень большинства имеющихся (установленных и декларированных) видов обязательного страхования приведен в Приложении 3 настоящего комментария.

Статья 936. Осуществление обязательного страхования

_1. Осуществление обязательного страхования состоит в заключении договора страхования. Это означает выполнение всех предусмотренных ст. 432, 940 ГК либо ст. 445 ГК действий для заключения договора страхования. Лицо, на которое возложена обязанность страховать, должно направить оферту или сделать заявление страховщику, имеющему лицензию на проведение этого вида обязательного страхования, а страховщик должен акцептовать оферту (п. 2 ст. 432 ГК) или выдать полис, который лицо, сделавшее заявление, обязано принять (п. 2 ст. 940 ГК).

Условия договора, содержащиеся в оферте, заявлении и полисе, должны соответствовать условиям, определенным в нормативном акте, установившем обязательное страхование.

Страховщик, имеющий лицензию на проведение добровольного страхования того же вида, но не имеющий лицензии на соответствующее обязательное страхование, не вправе заключать договор обязательного страхования.

Страховщик не обязан заключать договор обязательного страхования даже если он имеет соответствующую лицензию (п. 2 ст. 927 ГК). Однако для договора личного страхования в силу его публичности обязанность заключать договор возложена и на страховщика (см. комментарий к ст. 927). Если страховщик, обязанный заключить договор личного страхования, тем не менее отказывается его заключить, то он может быть принужден к этому (п. 1 ст. 445 ГК). Если же страховщик отказывается заключить договор имущественного страхования, который он не обязан заключать, страхователь, обязанный заключить договор, должен, тем не менее, выполнить все действия, необходимые для его заключения (п. 2 ст. 445 ГК). Иначе страхователь будет нести ответственность, предусмотренную ст. 937 ГК.

Для обоснования своего отказа заключить договор обязательного страхования страховщик не может ссылаться на неприемлемость тех условий, содержащихся в оферте или заявлении, которые определены в нормативном акте, установившем обязательное страхование, а только на дополнительные условия, предложенные страхователем (п. 2 ст. 927 ГК).

_2. Определенные в нормативном акте, установившем обязательное страхование, интересы, опасности и минимальные страховые суммы, а также указание на лиц, чьи интересы должны страховаться, не составляют в совокупности всех существенных условий договора страхования (ст. 942 ГК). Поэтому определение в нормативном акте условий обязательного страхования не освобождает стороны от необходимости согласовать все существенные условия договора страхования (п. 1 ст. 432 ГК).

_3. Обязательное страхование осуществляется за счет страхователей, кроме случаев обязательного страхования пассажиров, которое осуществляется за счет самих пассажиров и обязательного государственного страхования, которое осуществляется за счет бюджетных средств (ст. 969 ГК). Исключением также является взаимное страхование (ст. 968 ГК), которое производится не на договорной основе и поэтому трудно сказать, за чей счет оно осуществляется - за счет самого общества взаимного страхования или за счет его членов.

Обязанность страхователя осуществлять обязательное страхование за свой счет означает, что:

(а) в отношениях со своими контрагентами страхователь не вправе оформлять уплату страховой премии по обязательному страхованию, как дополнительную агентскую услугу, которую он оказывает за счет контрагента - премия должна входить в состав расходов по исполнению договора. Например, при обязательном страховании банковских вкладов банк не может включать в договор условие об уплате вкладчиком страховых взносов - банк должен уплачивать их из собственных средств;

(б) страхователь - работодатель не вправе удерживать взносы по обязательному страхованию из зарплаты работника;

(в) страхователь не вправе пользоваться возможностью, предоставляемой ст. 939 ГК, и, заключив договор страхования, возложить исполнение своей обязанности по уплате премии на выгодоприобретателя, освободившись от этой обязанности (ст. 939 ГК). Выгодоприобретатель, который в соответствии сп. 2 ст. 939 ГК уплатил премию за страхователя, вправе потребовать от страхователя возмещения убытков. Однако в этом случае он не вправе требовать применения последствий, предусмотренных в ст. 937 ГК.

В отношении обязательного страхования пассажиров эти правила не применяются.

_4. Обязательное личное страхование пассажиров осуществляется на основании Указа Президента РФ от 7 июля 1992 г. N 750 "Об обязательном личном страховании пассажиров", т.е. в соответствии со ст. 4 Федерального закона "О введении в действие второй части Гражданского кодекса РФ" оно относится к обязательному страхованию в смысле главы 48 ГК. В части второй п. 3 данного Указа предусмотрено, что взнос по обязательному страхованию пассажиров взимается с самого пассажира, т.е. в данном случае используется правило ст. 939 ГК, поскольку пассажир в этом договоре является застрахованным выгодоприобретателем.

_5. Обязательное медицинское и пенсионное страхование осуществляются на внедоговорной основе с участием государственных внебюджетных фондов, и правила главы 48 ГК об обязательном страховании к этим видам страхования не применяются (ст. 970 ГК).

Статья 937. Последствия нарушения правил об обязательном страховании

_1. Обязательное страхование признается осуществленным надлежащим образом, если заключен и действует договор страхования на условиях, которые определены в соответствующем нормативном акте или на условиях, более благоприятных для лица, в пользу которого договор заключен.

Если страхователь заключил договор страхования на требуемых условиях и договор вступил в силу, но страхователь не исполняет своих обязанностей по этому договору - такое поведение не может квалифицироваться как неосуществление или ненадлежащее осуществление обязательного страхования и не влечет последствий, предусмотренных в комментируемой статье.

Для применения данной статьи важно также, чтобы была возможность определения периода времени, в течение которого интерес конкретного лица, подлежащий обязательному страхованию, должен быть надлежащим образом защищен. Отсутствие такой возможности не позволяет установить, выполнена ли в данный момент обязанность застраховать данный интерес.

Указание на период, в течение которого интерес подлежит защите, должно содержаться в нормативном акте, установившем обязательное страхование. Например, обязательное страхование жизни и здоровья государственных служащих в большинстве случаев производится на год, и этот срок указан в соответствующих нормативных актах. Этот период может также явствовать из обстановки, и тогда нет необходимости специально определять его в нормативном акте, например, пассажиры, естественно, страхуются на период поездки. Если этого нет, комментируемая статья не может быть эффективно применена.

_2. Норма п. 1 ст. 937 ГК подлежит применению только в том случае, если в момент предъявления требования о ее применении страховая защита должна действовать, но договор обязательного страхования не заключен. Например, не подлежит применению п. 1 ст. 937, если договор заключен, но страховая защита не действует (ст. 957 ГК).

_3. Норма п. 2 ст. 937 ГК подлежит применению, если страховой случай наступил в момент, когда страховая защита должна была действовать, но не действовала или действовала ненадлежащим образом. На лице, предъявившем требование, лежит бремя доказывания факта наступления страхового случая, а это может оказаться сложным, так как характер страхового случая не обязательно должен быть полностью описан в нормативном акте, установившем обязательное страхование (п. 3 ст. 936 ГК).

Доказав факт страхового случая, лицо, в пользу которого должен был быть заключен договор, может предъявить лицу, обязанному страховать требование о выплате на тех же условиях, на которых оно предъявило бы его к страховщику, т.е. в той же сумме и в пределах соответствующей исковой давности (ст. 966ГК). При обязательном страховании ответственности за причинение вреда можно по выбору предъявлять либо требование о выплате, либо непосредственно требование о возмещении вреда (п. 4 ст. 931 ГК).

_4. Норма п. 3 ст. 937 подлежит применению по завершении периода, в течение которого должна была быть предоставлена страховая защита.

Предъявляя требование о применении этой нормы, орган страхового надзора должен доказать:

(а) факт, что договор не был заключен или был заключен ненадлежащим образом;

(б) факт сбережения определенных денежных сумм;

(в) причинную связь между первым и вторым.

Если договор обязательного страхования был заключен надлежащим образом, но страхователь не исполнил содержащегося в договоре обязательства по уплате премии, норма п. 3 ст. 937 ГК не подлежит применению. В этом случае не орган страхового надзора, а страховщик, не получивший премии или ее части, вправе предъявить страхователю требование о ее уплате с начислением процентов по ст. 395 ГК.

Статья 938. Страховщик

_1. В настоящее время требования к страховщикам установлены Законом и к страховым медицинским организациям Законом РФ "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации". Действуют Условия лицензирования, Общее положение о страховых медицинских организациях, утвержденноепостановлением Правительства РФ от 23 января 1992 г. N 41, СП РФ. 1992. N 8. Ст. 39.2, Положение о страховых медицинских организациях, осуществляющих обязательное медицинское страхование, утвержденное постановлением Правительства РФ от 11 октября 1993 г. N 1018.

Лицензии выдает орган страхового надзора российским юридическим лицам любой организационно-правовой формы, целью создания которых является страховая деятельность, обладающим необходимым уставным капиталом и представившим в орган страхового надзора документы, перечень которых приведен в п. 1 ст. 32 Закона.

Подробнее см. комментарий к ст. 6 Закона.

_2. Государственный надзор за деятельностью страховщиков осуществляет в настоящее время Министерство финансов РФ, в котором имеется департамент страхового надзора.

Подробнее см. комментарий к ст. 30, 32 Закона.

Статья 939. Выполнение обязанностей по договору страхования страхователем и выгодоприобретателем

_1. Обязанностями страхователя по договору страхования являются не только те, что вытекают из обязательств, принятых на себя страхователем по договору, но также и обязанности, установленные законом, но возникающие при вступлении договора страхования в силу. Таких обязанностей семь:

(а) при страховании по генеральному полису сообщать страховщику обусловленные полисом сведения относительно каждой страхуемой партии имущества (п. 2 ст. 941 ГК);

(б) при заключении договора сообщить страховщику все обстоятельства, имеющие существенное значение для оценки риска (п. 1 ст. 944 ГК);

(в) уплатить страховую премию (п. 1 ст. 954 ГК);

(г) в период действия договора сообщить страховщику о ставших ему известными значительных изменениях в обстоятельствах, сообщенных при заключении договора (п. 1 ст. 959 ГК);

(д) уведомить страховщика о наступлении страхового случая (п. 1 ст. 961 ГК);

(е) принять разумные и доступные меры для уменьшения убытков от страхового случая, строго следуя при этом указаниям страховщика, если они даны (п. 1 ст. 962 ГК);

(ж) передать страховщику все документы и доказательства и сообщить ему все сведения, необходимые для осуществления права требования, перешедшего по суброгации (п. 3 ст. 965 ГК).

Некоторые из этих обязанностей возлагаются законом только на страхователя (а, б, е), а другие (в, г, д, ж) и на страхователя, и на выгодоприобретателя.

Эти обязанности, хотя и возникают в связи с заключением договора страхования, но вытекают из закона, а не из договорного обязательства, т.е. их исполнение не регулируется нормами общей части обязательственного права. В частности, для перечисленных выше обязанностей не применяется ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение, установленная гл. 25 ГК.

Разница между обязанностью по закону и обязанностью должника по обязательству состоит, во-первых, в том, что обязательство создает обязанности не только для должника, но и для кредитора, например, кредитор обязан принять надлежащее исполнение. При неисполнении кредитором своих обязанностей, вытекающих из обязательства, должник получает определенные преимущества и может рассчитывать на смягчение ответственности, но лицо, обязанное по закону, полностью лишено этих возможностей должника по обязательству, так как у него нет партнера, аналогичного кредитору.

Во-вторых, нет лица, которое вправе было бы требовать исполнения обязанности по закону, и поэтому такое требование технически не может быть предъявлено, но можно требовать в принудительном порядке применения последствий неисполнения или ненадлежащего исполнения.

Правовые последствия неисполнения указанных обязанностей установлены в тех же статьях ГК, что и сами обязанности. Причем, за неисполнение обязанностей (а) и (в) правовые последствия вообще не установлены.

В большинстве договоров страхования указанные обязанности включают в договор в качестве обязательств, и тогда при их неисполнении или ненадлежащем исполнении может применяться и ответственность, предусмотренная главой 25 ГК и правовые последствия неисполнения, предусмотренные специально для этих обязанностей.

_2. По общему правилу п. 3 ст. 308 ГК обязательство не создает обязанностей для лиц, не являющихся его сторонами. Выгодоприобретатель не считается стороной ни в одном из обязательств, вытекающих из договора страхования, и эти обязательства не создают обязанностей для него, а только для страховщика и страхователя, которые и должны их исполнять.

Однако комментируемая статья позволяет страхователю по соглашению со страховщиком возложить на выгодоприобретателя исполнение всех своих обязанностей, как вытекающих из обязательств по договору, так и установленных законом. Это возложение исполнения отличается от обычного возложения исполнения на третье лицо, предусмотренного ст. 313 ГК. При возложении исполнения в соответствии с этой статьей ответственность либо сохраняется за должником, либо возлагается на непосредственного исполнителя (ст. 403 ГК). При возложении исполнения в соответствии со ст. 939 ГК страхователь освобождается от исполнения обязанности, а следовательно и от ответственности за ее неисполнение, так как ответственность без обязанности невозможна. Однако и на выгодоприобретателя соответствующая ответственность не возлагается - п. 2 ст. 939 ГК возлагает на него не ответственность, а лишь бремя возможных неблагоприятных последствий (риск) того, что соответствующие обязанности своевременно не были исполнены.

Поскольку комментируемая статья допускает возможность освобождения страхователя от исполнения его обязанностей без возложения ответственности за неисполнение этих обязанностей на кого либо другого, такое освобождение возможно только по соглашению страхователя со страховщиком либо в случае, когда обязанность исполнена выгодоприобретателем.

Наличие специального права возложения исполнения на выгодоприобретателя, предусмотренного в настоящей статье, не лишает страхователя права возложить исполнение на третье лицо (в том числе и на выгодоприобретателя) в соответствии со ст. 313 без согласия страховщика. При этом ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение остается на страхователе.

Выгодоприобретатель не может быть принужден к исполнению обязанностей страхователя. Это следует из того, что на него возлагаются не обязанности страхователя, а лишь их исполнение без ответственности за неисполнение и, следовательно, праву требовать, установленному п. 2 ст. 939 ГК не сопутствует право на предъявление иска.

Следует только помнить, что некоторые из обязанностей, установленные законом, возложены также и на выгодоприобретателя (в, г, д, ж) и в отношении них соглашение страхователя со страховщиком об освобождении страхователя от исполнения обязанности возлагает на выгодоприобретателя не только исполнение, но и саму обязанность.

_3. Следует также иметь в виду, что обязанности страхователя возникают только в момент вступления в силу договора страхования. Поэтому, если договор вступает в силу с момента уплаты премии или ее первого взноса, то такая уплата не является обязанностью страхователя (см. комментарий к ст. 957). Следовательно, к этому условию договора правила ст. 939 ГК применяться не могут.

_4. Законодатель не перечислил позитивно неблагоприятные последствия (риск), которые возможны для выгодоприобретателя при неисполнении или несвоевременном исполнении обязанностей страхователя, однако, по существу такое последствие одно - выгодоприобретатель в установленный срок не получит ту сумму денег, которую он получил бы, если бы эти обязанности были своевременно исполнены.

Статья 940. Форма договора страхования

_1. В п. 1 ст. 940 реализована возможность, предусмотренная п. 2 ст. 162 ГК, - указание в законе на недействительность сделки вследствие несоблюдения простой письменной формы.

Государственное страхование вообще может производиться без заключения договора (ст. 927 ГК), однако, если договор заключается, то и в этом случае должна быть соблюдена письменная форма. Несоблюдение простой письменной формы при заключении договора государственного страхования лишает стороны права использовать свидетельские показания (п. 1 ст. 162 ГК), но не влечет его недействительности.

В обычном случае, когда по закону требуется письменная форма договора, принимаются только письменные доказательства его заключения (п. 1 ст. 162 ГК).

Однако, поскольку для договора страхования комментируемая статья допускает устное заявление страхователя, то факт наличия или отсутствия устного заявления может подтверждаться и свидетельскими показаниями.

_2. Процедура заключения договора страхования, описанная в комментируемой статье (подписание одного документа или совершение других предусмотренных в статье действий) может считаться заключением договора в большинстве случаев чисто формально в связи с тем, что обычно договор вступает в силу в момент уплаты премии (п. 1 ст. 957 ГК). В таких случаях завершение упомянутой процедуры не влечет вступления договора в силу и страховых отношений не возникает, хотя договор формально считается заключенным.

Несмотря на то, что для вступления договора страхования в силу, как правило, требуется уплата денег, договор все же нельзя считать реальным (п. 2 ст. 433 ГК), так как в реальном договоре от передачи имущества зависит само заключение договора. Однако процедура заключения договора страхования не включает в себя передачу вещи, а требует лишь согласования условий сторонами. Следовательно, договор страхования является консенсуальным.

_3. Норма п. 2 комментируемой статьи позволяет согласовывать условия договора путем совершения последовательности действий, направленных на заключение договора страхования (конклюдентных действий): письменное или устное заявление - выдача полиса - принятие полиса. Однако это не означает, что согласование условий договора страхования не может производиться другими способами, предусмотренными для письменной формы договора (п. 2 и 3 ст. 434 ГК).

Вне зависимости от того, какие действия производятся, важно, чтобы в результате совершения этих действий была соблюдена письменная форма и оказались согласованными все существенные условия договора страхования (ст. 432 ГК).

Поэтому часто встречающиеся случаи расхождения между тем, что записано страхователем в заявлении, и тем, что значится в страховом полисе, не могут квалифицироваться иначе, чем отсутствие договора.

Существенными условиями договора страхования являются не только условия, перечисленные в ст. 942 ГК, но и условия, которые считает существенными хотя бы одна из сторон договора (ст. 432 ГК). Страховщики, как правило, разрабатывают стандартную форму договора (полиса), в которой оставляются пробелы для согласования конкретных условий. Эти пустые места нельзя квалифицировать иначе, чем условия договора, которые считает существенными страховщик. Часто некоторые из этих пустых мест остаются незаполненными, следовательно и договор нельзя считать заключенным.

_4. Полис (страховой сертификат, страховое свидетельство, квитанция), подписанный страховщиком, не является договором страхования, а лишь одним из документов, подтверждающих факт его заключения. Это важнейшее правило подтверждено судебной практикой (постановление Пленума ВАС РФ N 5 от 28 февраля 1995 г., постановление Президиума ВАС РФ N 6802/95 от 21 ноября 1995 г.).

Для признания факта заключения договора страхования при наличии полиса необходимо кроме того доказать, что сторонами в надлежащей форме были согласованы все существенные условия договора.

В настоящее время появилось очень много страховщиков, которые в результате недобросовестного соглашения с такими организациями, как почта, железнодорожный транспорт, авиакомпании и др. используют возможность, предоставленную п. 2 ст. 940 ГК для "добровольно-принудительного" страхования пассажиров, почтовых отправлений и др. Обычно это происходит так - пассажир просит продать ему билет, кассир называет цену, покупатель ее платит и получает вместе с билетом страховое свидетельство, квитанцию и т.д. Кассир вводит покупателя в заблуждение, так как в ответ на вопрос о цене билета он сообщает ему не цену билета, а сумму, равную цене билета, плюс страховая премия по добровольному страхованию.

Здесь следует отличать добровольное страхование пассажиров от обязательного. При обязательном страховании пассажир является не страхователем, а застрахованным выгодоприобретателем, договор страхования в отношении него уже заключен между перевозчиком и страховщиком и страховщик ничего не должен вручать пассажиру.

Страховой взнос по обязательному страхованию включен в цену билета, и поэтому кассир, сообщая цену билета с включенным в нее страховым взносом, поступает правомерно. При добровольном страховании пассажир является страхователем и в таком случае должен быть заключен договор. Вручение пассажиру квитанции или свидетельства как раз и подтверждает его заключение.

Имеется два пути для оспаривания такого "добровольного" договора страхования.

Первый - требовать признания его незаключенным, так как одно из необходимых конклюдентных действий (устное или письменное заявление страхователя) не было совершено. Второй - требовать признания его недействительным, как сделки, совершенной под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК). В обоих случаях получение денег страховщиком является неосновательным обогащением (ст. 1102 ГК) и страхователь вправе требовать возврата денег с процентами по ст. 395 ГК.

_5. Страховщик, использующий типовые формы договора страхования, должен помнить, что такой договор является договором присоединения и регулируется специальными нормами ст. 428 ГК. В частности, в ст. 428 ГК предусмотрена возможность досрочного расторжения договора, если он содержит условия, чересчур обременительные для страхователя.

Статья 941. Страхование по генеральному полису

_1. Генеральный полис является разновидностью договора страхования имущества и к нему применяются все правила, относящиеся к этому виду страхования, в частности, правило п. 2 ст. 930 ГК о наличии интереса у лица, в пользу которого заключен договор.

По генеральному полису чаще всего страхуются перевозимые грузы, и в течение действия договора страхования интерес в сохранении имущества может переходить от одного лица к другому (см. комментарий к ст. 930). Поэтому страхование грузов по генеральному полису целесообразно проводить в форме страхования "за счет кого следует" (п. 3 ст. 930 ГК) и на каждую партию выдавать полис на предъявителя.

Предъявлять полис будет либо покупатель, либо продавец в зависимости от того, на какой из сторон договора купли-продажи (поставки) лежал риск утраты или повреждения перевозимого товара при наступлении страхового случая.

При страховании грузов по генеральному полису следует также соблюдать важное правило о страхователе. В соответствии со ст. 965 ГК к страховщику, выплатившему возмещение, должно перейти право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за вред, т.е. в данном случае к перевозчику. Право требования включает в себя в качестве одного из элементов и право на предъявление иска (см. п. 15 Приложения к Информационному письму ВАС РФ N 29 от 16 февраля 1998 г.). В соответствии с п. 2 ст. 797 ГК иск к перевозчику может быть предъявлен либо грузоотправителем, либо грузополучателем, но грузоотправителем (грузополучателем) часто бывают лица, не являющиеся ни продавцом, ни покупателем товара. Таким образом, при перевозке материальная часть права требования к перевозчику в связи с утратой или повреждением груза имеется у одного лица, а процессуальная - у другого. Но суброгация (ст. 965 ГК) предусматривает переход права требования от страхователя (выгодоприобретателя) полностью. Выгодоприобретателем при страховании грузов по генеральному полису всегда является лицо, обладающее материальной частью права требования.

Следовательно, страховщик при заключении генерального полиса на страхование груза должен позаботиться о том, чтобы у страхователя безусловно имелась процессуальная часть права требования. Поэтому страхователем должен выступать либо грузоотправитель, либо грузополучатель, хотя в соответствующих транспортных уставах и кодексах конкретно указано, каким образом и с оформлением какого документа это право может быть передано (например, ст. 135 Транспортного устава железных дорог РФ, п. 161 Устава автомобильного транспорта РСФСР и др.).

Таким образом, генеральный полис на страхование грузов лучше всего заключать с грузоотправителем либо с грузополучателем в пользу третьего лица, не указанного в договоре, выдавая на каждую партию груза полис на предъявителя. Иначе страховщик не будет гарантирован в получении права требования к перевозчику в порядке суброгации (см. постановление Президиума ВАС РФ N 5723/95 от 9 ноября 1995 г.). Кроме того, целесообразно в самом генеральном полисе возложить обязанность по уплате премии на выгодоприобретателя, освободив от этой обязанности страхователя, как это предусмотрено в ст. 939ГК.

_2. Отличительная особенность генерального полиса состоит в том, что условия договора страхования (о страхуемом имуществе, о страховой сумме, о страховой премии) согласовываются в нем не в форме непосредственного описания конкретного имущества или указания конкретных денежных сумм, а в форме описания способов, с помощью которых соответствующие условия определяются для каждой партии имущества на базе сведений, сообщаемых страхователем страховщику в отношении этой партии имущества.

Признаки, по которым определяются партии имущества, попадающие под страховую защиту и условия страхования, описываются в генеральном полисе.

Партии имущества, которые страхуются по генеральному полису, должны быть в такой степени однородными, а условия страхования для каждой из них до такой степени сходными, чтобы было возможным недвусмысленно описать в генеральном полисе способы определения существенных условий договора страхования относительно каждой партии из сведений о ней, получаемых страховщиком.

_3. Обязанность сообщать необходимые сведения о каждой партии имущества является одной из главных обязанностей страхователя по генеральному полису, так как именно от надлежащего исполнения этой обязанности зависит возможность определения конкретного имущества, страховой суммы и премии (а возможно, и других условий) для конкретной партии.

Перечень таких сведений является существенным условием генерального полиса, и стороны обязаны согласовывать его при заключении договора. Желательно также согласовывать в полисе и сроки, в которые эти сведения должны быть сообщены.

Например, сведения о каждой партии могут содержаться в товарно-транспортных накладных на груз, копии которых должны предоставляться страховщику не позднее, чем на следующий день после отгрузки. В отношении этих сроков не действует правило п. 2 ст. 314 ГК - если сроки не установлены, сведения должны сообщаться немедленно по их получении.

Неисполнение обязанности сообщать сведения не приводит к прекращению страховой защиты, так как действующий генеральный полис предоставляет защиту в отношении всех партий имущества, соответствующих приведенному в нем описанию. Однако неисполнение этой обязанности может вызвать у страховщика убытки, связанные с финансовым механизмом формирования резервов. Поэтому страхователь должен сообщать информацию страховщику вовремя и даже в том случае, если он не нуждается больше в страховой защите в отношении данной партии.

_4. Генеральный полис, как и любой другой договор страхования, не может быть бессрочным (ст. 942 ГК). Однако кроме срока действия договора - существенного условия, общего для всех договоров страхования, генеральный полис должен содержать еще одно существенное условие - о сроке, в течение которого партиям имущества будет предоставляться страховая защита. Например, договор может действовать год, а страховая защита предоставляться только в отношении партий груза, отправленных не позднее, чем за три месяца до окончания срока действия договора.

Возможность включить такое условие в договор страхования предусмотрена в п. 2 ст. 957 ГК, но для генерального полиса согласование этого условия является обязательным. Это не означает, что согласованный срок действия страховой защиты должен непременно отличаться от срока действия договора, но он подлежит обязательному согласованию, иначе генеральный полис не может считаться заключенным.

_5. Генеральный полис является договором, а полисы, выдаваемые на конкретную партию имущества, не являются договорами, а лишь подтверждают существование договора. Однако, если страхователь потребовал, страховщик выдал, а страхователь принял полис (п. 2 ст. 940) на конкретную партию с условиями, отличными от условий генерального полиса, то законодатель рассматривает полис на партию как своего рода дополнительное соглашение, меняющее условия генерального полиса в отношении данной партии.

Полис на партию может менять условия генерального полиса, только если требование о выдаче полиса и его принятие от страховщика осуществлены страхователем, но никем иным, поскольку менять условия заключенного договора могут только его стороны.

Статья 942. Существенные условия договора страхования

_1. В п. 1 ст. 432 ГК помимо предмета договора перечислены еще три вида существенных условий:

(а) названные в законе существенными;

(б) названные в законе необходимыми;

(в) заявленные в качестве существенных одной из сторон.

В комментируемой статье приведен перечень существенных условий договора страхования, которые относятся к условиям, названным существенными в законе.

Для договоров страхования имеются существенные условия и других видов. Например, типовые формы договора страхования, упомянутые в п. 3 ст. 940 ГК, также включают в себя перечень существенных условий, относительно которых по заявлению одной из сторон (страховщика) должно быть достигнуто соглашение.

Имеются и условия, названные в законе необходимыми для договоров страхования. К ним относится порядок и срок внесения страховой премии - вряд ли можно иначе истолковать соответствующее императивное указание на них в норме п. 1 ст. 954 ГК.

_2. Вопрос об объекте страхования подробно рассмотрен в комментарии к ст. 4 Закона. Здесь анализируется лишь способ описания объекта страхования при согласовании условий договора. Определенность имущества или иного имущественного интереса не означает, что объект страхования, обязательно должен быть полностью индивидуально определен в договоре. Существует два способа определения в договоре объекта страхования:

(а) индивидуальное определение, т.е. описание в договоре конкретной застрахованной вещи или иного интереса;

(б) описание таких характеристик объекта, которые не дают возможности индивидуально определить его, но при наступлении страхового случая позволяют однозначно установить, что пострадал именно застрахованный объект.

Второй способ определения объекта страхования имеет разновидности. Можно в договоре описать, как в дальнейшем будет произведено индивидуальное определение объекта (ст. 941 ГК). Например, "пиломатериалы, переданные железной дороге по товарно-транспортной накладной N...". Можно описать в договоре характеристики, которым удовлетворяют несколько разных объектов. В этом случае окажутся застрахованными все те объекты, которые обладают данными характеристиками.

Например, если страхуются "компьютеры, находящиеся по адресу...", то при перемещении одного из компьютеров в другое место страховая защита в отношении него прекращается несмотря на то, что при заключении договора страхования он находился по указанному адресу (постановление Президиума ВАС РФ N 4744/97 от 14 октября 1997 г.).

Это не означает, однако, что можно определять объект страхования, например, так "товары на складе" и все. При наступлении страхового случая трудно будет доказать, что страховой случай произошел именно с тем имуществом, которое было застраховано.

Встречаются формулировки, подобные такой: "Автомашины Москвич-2141 - 5 шт." И здесь объект недостаточно определен, так как неясно, сколько всего автомашин Москвич-2141 имеется у страхователя. Если всего автомашин шесть, то уже непонятно, какие именно пять из шести застрахованы.

Аналогичная ситуация со степенью определенности в названии застрахованного лица.

Об этом уже шла речь в комментариях к ст. 931 ГК и ст. 934 ГК.

_3. В комментарии к ст. 9 Закона показано, что событие, на случай наступления которого производится страхование, состоит из трех элементов - возникновения опасности, причинения вреда, причинно-следственной связи между ними.

Соответственно, описание характера этого события должно обеспечивать возможность доказывания:

(а) факта возникновения опасности, от которой производится страхование;

(б) факта причинения вреда застрахованному лицу;

(в) причинно-следственной связи между ними.

Это не означает, что, согласовывая в договоре характер события, на случай наступления которого проводится страхование, в его описание следует обязательно включать все эти три составляющие. Иногда нет нужды доказывать каждую из них, так как закон, иные правовые акты или договор увязывают некоторые из них между собой. Так, например, при перестраховании сама страховая выплата признается страховым случаем (п. 1 ст. 967 ГК) и дальнейших доказательств не требуется.

Характер причиненного вреда может являться составной частью описания события, на случай наступления которого производится страхование, например страхование на случай полной конструктивной гибели судна, страхование на случай хищения или повреждения автомобиля. Описание может исключать какие-то виды вреда, например, страхование на случай повреждения автомашины, кроме повреждения шасси.

Но описание может и не содержать в себе указаний на характер вреда, и тогда страхование осуществляется на случай причинения любого вреда. Например, при страховании имущества на случай пожара возмещается любой вред, причиненный пожаром, при страховании ответственности за вред, причиненный третьим лицам в результате строительства, возмещение выплачивается и при причинении вреда имуществу третьих лиц, и при причинении вреда их здоровью.

Описание опасности или опасностей, от которых производится страхование, всегда в той или иной форме включается в описание события, на случай наступления которого производится страхование - не существует страхования от всех возможных опасностей, так как цена страховой услуги зависит от опасности. Эти опасности обычно описываются следующим образом - перечисляются опасности, от которых производится страхование, и исключения из числа этих опасностей. Например, страхование имущества на случай кражи или пожара - это перечень опасностей без исключений, а страхование на случай пожара, кроме пожара, вызванного умышленным поджогом и на случай кражи, кроме кражи при пожаре - это перечень опасностей с исключениями.

Описание причинно-следственной связи между возникновением опасности и причинением вреда, как правило, в договорах отсутствует. Подразумевается, что требование о выплате правомерно, только если опасность, от которой производилось страхование, явилась непосредственной причиной вреда.

Для определения события, которое является непосредственной причиной вреда, разработана так называемая доктрина непосредственной причины, которая подробно описана в комментарии к ст. 9 Закона.

Стороны могут исключить применение доктрины непосредственной причины, сделав для этого специальную оговорку в договоре (см. комментарий к ст. 9 Закона).

_5. Страховая сумма является существенным условием договора страхования только для видов страхования, не отнесенных ст. 970 ГК к специальным видам.

По договору медицинского страхования выплата возмещения ограничена не суммой, а программой медицинского страхования, т.е. обязанностью возместить расходы, связанные с определенным в договоре или нормативном акте перечнем и объемом медицинских услуг (ст. 4 Закона РФ "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации"). Орган страхового надзора требует, тем не менее, чтобы в договор медицинского страхования страховая сумма включалась. Все отчетные формы, установленные для страховщиков, занимающихся медицинским страхованием, исходят из этого.

Существует следующее правовое обоснование необходимости указывать страховую сумму в договоре медицинского страхования. Перечень существенных условий, приведенный в ст. 4 Закона РФ "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации", содержит расширительную оговорку "и иные, не противоречащие законодательству условия". Утверждают, что наличие в договоре страховой суммы не противоречит законодательству, более того, в ст. 942ГК страховая сумма названа существенным условием договора. Отсюда делается вывод, что страховая сумма является тем самым "иным" существенным условием договора.

Однако указание страховой суммы в договоре медицинского страхования противоречит законодательству. В той же ст. 4 Закона "О медицинском страховании граждан в РФ" для договоров медицинского страхования установлены типовые формы, которые утверждены постановлением Правительства РФ N 41 от 23 января 1992 г. СП РФ. 1992. N 8. Ст. 39.2. В этой форме не содержится условия о страховой сумме, а в п. 2 типовой формы договора прямо написано, что объем услуг определяется программой.

Таким образом, объем медицинских услуг, оплачиваемых страховщиком, не может быть ограничен ничем, кроме программы медицинского страхования.

Выплата возмещения по договору морского страхования также не во всех случаях ограничена определенной суммой (ст. 223 КТМ).

Выплаты по пенсионному страхованию производятся не в размере определенной суммы, а по пенсионным схемам (Федеральный закон "О негосударственных пенсионных фондах").

_6. Договор страхования, в отличие от других видов договоров, не может заключаться на неопределенный срок.

Начало действия договора страхования диспозитивно определено нормой п. 1 ст. 957 ГК.

Срок окончания действия договора страхования должен быть определенно согласован сторонами. При этом не обязательно, чтобы он определялся в виде конкретной даты.

Поскольку п. 3 ст. 425 ГК предусматривает, что договор действует до установленного в нем срока исполнения обязательств, если в нем не предусмотрено иное, то определенность срока окончания действия договора страхования может достигаться двумя способами. Первый - определить в договоре срок, по истечении которого прекращаются все обязательства по договору. Второй - определить срок исполнения каждого из обязательств.

Срок исполнения страхового обязательства может быть определен только относительно момента наступления страхового случая (см. комментарий к ст. 957). Таким образом, при втором способе следует определить два срока - предельный срок наступления страховых случаев, после которого страховая защита не будет предоставлена (этот срок часто ошибочно путают со сроком окончания действия договора), и срок выплаты возмещения или обеспечения после наступления страхового случая. Более подробно эти вопросы рассмотрены в комментарии к ст. 957 ГК.

Статья 943. Определение условий договора страхования в правилах страхования

_1. Известна и до сих пор встречается в литературе точка зрения, что Правила страхования утверждаются органом страхового надзора. Иногда считают, что они согласовываются с надзорным органом, вводятся им в действие и т.д. Комментируемая статья внесла в это вопрос полную ясность. Правила страхования утверждаются страховщиком или объединением страховщиков. В органе страхового надзора Правила страхования лишь депонируются для целей контроля (см. комментарий к ст. 32 Закона).

В соответствии с комментируемой статьей использование Правил страхования является правом страховщика. Стороны договора могут вообще их не использовать при заключении договора, но если Правила, тем не менее, используются, стороны не обязаны во всем им следовать. Однако в соответствии сп. 1 ст. 32 Закона и п. 4.1 Условий лицензирования страховщик обязан разработать и представить в орган страхового надзора Правила страхования по каждому виду страхования, иначе ему будет отказано в выдаче лицензии.

Несмотря на то, что страховщик при заключении договора не обязан использовать Правила страхования, депонированные в органе страхового надзора, он, тем не менее, в определенной степени связан этими Правилами в той части, в которой они определяют вид страхования, т.е. ограничивают его правоспособность (см. комментарий к ст. 32 Закона).

_2. В качестве источника условий договора страхования Правила страхования могут служить только в том случае, если стороны действительно согласовали их применение. Согласование подразумевает, как минимум, знакомство с Правилами, но практика показывает, что страхователи начинают изучать Правила страхования не при заключении договора и даже не при наступлении страхового случая, а при возникновении спора. Поэтому законодатель в комментируемой статье специально указал, в каком случае условия, зафиксированные в Правилах страхования, следует считать условиями договора.

Правила страхования утверждаются страховщиком или объединением страховщиков и поэтому возможная ссылка страховщика на то, что ему неизвестно содержание Правил, является очевидной недобросовестностью, и законодатель ограничивает возможность такой аргументации. В соответствии с п. 4комментируемой статьи, для того чтобы условия Правил страхования, на которые ссылается страхователь (выгодоприобретатель), стали обязательными для страховщика достаточно простой ссылки на Правила страхования в договоре.

Наоборот, в отношении страхователя законодатель исходит из того, что до заключения договора ему неизвестно содержание Правил. Страховщик, требуя от страхователя соблюдения Правил, должен доказать, что их содержание было страхователю сообщено. Для того чтобы условия, содержащиеся в Правилах, стали обязательными для страхователя (выгодоприобретателя), недостаточно сослаться в договоре на Правила. Для этого в п. 2 комментируемой статьи введены специальные требования к тексту договора страхования.

Эти требования не всегда выполняются. Часто в договорах страхования имеется ссылка на Правила страхования, но остальные требования п. 2 комментируемой статьи в отношении текста договора страхования не соблюдены. В этом случае Правила страхования для страхователя не обязательны. Однако условия, не обязательные для обеих сторон договора, не могут рассматриваться в качестве условий договора. Следовательно, страхователь должен быть осторожен в использовании п. 2 комментируемой статьи может оказаться так, что в тексте самого договора (полиса) присутствуют не все существенные условия договора (ст. 942 ГК), а часть из них содержится в Правилах. В этом случае нельзя полностью отказываться от Правил страхования, так как без них договор не будет считаться заключенным. Если в тексте договора есть ссылка на Правила, страхователь может выбрать те условия Правил, в которых он заинтересован, и сослаться на них, как на условия договора. Этим страхователь подтвердит, что считает их обязательными для себя, а для страховщика они обязательны в силу п. 4 комментируемой статьи. Таким образом, в случае, когда в тексте договора упоминается о Правилах, но текст договора не соответствует п. 2 комментируемой статьи, условиями договора считаются те условия Правил, на которые сослался страхователь.

_3. При разработке Правил страхования в них следует включать только такие условия, неисполнение которых влечет правовые последствия.

В соответствии с п. 4.1.5 Условий лицензирования в Правила страхования следует включать следующие условия, общие для всех объектов страхования:

(а) определение круга субъектов страхования и ограничения по заключению договора страхования. Имеется в виду, во-первых, возможность определить в Правилах специальные требования к лицам, которые могут быть страхователями, выгодоприобретателями, застрахованным лицами по данным Правилам. Тем самым ограничивается этот круг лиц. Во-вторых, может быть отрегулирован вопрос о порядке назначения выгодоприобретателей и застрахованных лиц, а также о порядке их замены, если такая возможность предусмотрена законом (см. комментарии к ст. 955, 956 ГК);

(б) описание объектов страхования с учетом того, что один договор страхования может быть заключен в отношении нескольких объектов сразу (об особенностях описания объектов страхования см. комментарий к ст. 942 ГК);

(в) описание событий, на случай наступления которых производится страхование (об особенностях описания этих событий см. комментарий к ст. 942 ГК и кст. 9 Закона);

(г) порядок досрочного прекращения договора и возможность одностороннего отказа от его исполнения. При этом следует опираться на ст. 958 ГК и главу 29 ГК. В частности, возможность одностороннего отказа страховщика от исполнения договора может быть одним из последствий неисполнения страхователем своих обязанностей по договору (см. ниже);

(д) описание порядка заключения договора страхования, момента начала и окончания его действия, момента начала и окончания действия страховой защиты (об этом см. комментарий к ст. 940 и 957 ГК);

(е) условия осуществления страховой выплаты, т.е. процесс урегулирования, который следует описывать весьма подробно с учетом необходимости проведения страхового расследования. Целесообразно процесс подразделить на этапы и точно указать способ определения момента начала и окончания каждого этапа. Надо помнить, что при просрочке выплаты на сумму выплаты начнут начисляться проценты по ст. 395 ГК.

Кроме того, зачастую каждый из объектов, страхование которых предусмотрено в Правилах, имеет свои особенности. Следует внимательно проанализировать это своеобразие и при необходимости предусмотреть соответствующие специальные условия в Правилах страхования. Например, в КТМ содержатся несколько очень полезных правил о судьбе остатков застрахованного имущества (ст. 224 КТМ) и отрегулирован вопрос об абандоне - отказе от прав на застрахованное имущество (ст. 227, 228 КТМ). В комментируемой главе таких правил нет. Рекомендуется включать их в Правила страхования имущества, так как и вопрос об остатках, и вопрос об абандоне вряд ли стоит оставлять не регламентированным. Рекомендуется также использовать в Правилах метод специальных оговорок. В соответствии с ним Правила составляются максимально жесткими для страхователя и страхование строго по этим Правилам стоит весьма дешево. Наряду с этим предусматриваются специальные оговорки, исключающие или смягчающие отдельные жесткие условия Правил. Оговорки начинают действовать только тогда, когда они включены в текст самого договора (полиса). Включение каждой оговорки увеличивает премию. Таким образом, страхователь может сам выбрать те условия, которые ему позволяет его финансовое положение.

В соответствии с п. 4.1.5 Условий лицензирования практически во всех Правилах имеется раздел "Права и обязанности сторон". В этот раздел включаются различные права и обязанности, но не предусматривается последствия нарушения прав или ответственность за неисполнение обязанностей. Законом это также в большинстве случаев не предусмотрено. Поэтому часто указанный раздел является чисто декларативным. При разработке Правил следует предусматривать неблагоприятные последствия неисполнения каждой обязанности и нарушения каждого права. Имеется не так много вариантов неблагоприятных последствий, регулирование которых допускается по соглашению сторон:

(а) назначение и величина неустойки;

(б) в соответствии с п. 1 ст. 394 ГК неустойка может быть из зачетной превращена в штрафную;

(в) возможность одностороннего отказа от исполнения договора (п. 3 ст. 450 ГК) с возвращением того, что было исполнено к этому моменту (п. 4 ст. 453ГК). В последнем случае страховщик сможет в определенных случаях даже вернуть себе выплаченное ранее возмещение;

(г) может быть предусмотрен отказ в выплате, но основания отказа в выплате, предусмотренные в Правилах, будут иметь силу только когда страхователем является лицо, ведущее предпринимательскую деятельность. В соответствии со ст. 310 ГК только в этом случае основания одностороннего отказа от выплаты могут быть урегулированы договором. В других случаях основания отказа в выплате могут устанавливаться только законом. Об отказе в выплате более подробно см. комментарии к ст. 961-964 ГК.

Статья 944. Сведения, предоставляемые страхователем при заключении договора страхования

_1. Сопоставление толкований термина "страховой риск" в комментируемой статье с тем, которое дается в ст. 929 ГК или в п. 3 ст. 936 ГК, отчетливо показывает неоднозначность в использовании законодателем этого термина и опасность двусмысленности, которая может возникнуть при употреблении этого термина в юридических документах (см. также комментарий к ст. 9 Закона).

_2. При заключении договора страхования его стороны, как правило, не одинаково информированы о существенных обстоятельствах, влияющих на вероятность наступления страхового случая и размер возможных убытков. Страхователю известно об этом значительно больше, чем страховщику. Поэтому обычаем делового оборота в страховании является принцип наивысшей добросовестности (uberrimaе fide). Содержание этого принципа состоит в том, что страхователь должен сообщить страховщику обо всех существенных обстоятельствах, влияющих на степень риска, о которых ему было известно или должно было быть известно при заключении договора, но не было известно и не должно было быть известно страховщику. В комментируемой статье из принципа uberrimae fide сделано существенное изъятие и речь идет только о тех обстоятельствах, о которых страхователю было известно при заключении договора, но не было известно и не должно было быть известно страховщику. Разницу можно продемонстрировать на примере страхования поставщиком своего предпринимательского риска на случай неоплаты поставленного товара покупателем. В обычных условиях оборота поставщик интересуется платежеспособностью покупателя, прежде чем поставить товар. Изъятие из принципа uberrimae fide, сделанное в комментируемой статье, дает возможность поставщику не заботиться об этом он всегда может сослаться на то, что ему ничего не было известно о платежеспособности покупателя. Если бы принцип uberrimaе fide действовал полностью, то страховщик мог бы требовать признания договора недействительным, так как ему не были сообщены сведения, о которых продавец, хотя и не знал, но в обычных условиях оборота должен был знать.

Требование к страхователю соблюдать принцип uberrimaе fide в полном объеме по существу означает, что он должен вести себя таким образом, как если бы его интерес не был застрахован. Изъятие из этого принципа, сделанное в комментируемой статье, ведет в определенной степени к безответственности страхователя. Закон не обязывает его принять все необходимые меры для получения информации о степени риска, которые он принял бы, если бы не был застрахован. Это существенно усложняет работу страховщика, который должен побудить страхователя собрать необходимую информацию. Кроме того, соответствующее дополнение следует включить в Правила страхования, предусмотрев обязанность страхователя сообщить страховщику не только те сведения, которые он имел, но и те, которые должен был иметь при обычных условиях оборота. В качестве последствия неисполнения этой обязанности нельзя предусмотреть недействительность договора, так как вопрос о действительности или недействительности сделок регулируется исключительно ГК. Однако можно предусмотреть отказ в выплате или иное последствие из списка, приведенного в комментарии к ст. 943.

_3. Существенные в смысле комментируемой статьи обстоятельства по их материальному содержанию делятся на следующие категории:

(а) обстоятельства, позволяющие предположить, что опасность, от которой производится страхование, создает для объекта страхования большую угрозу, чем обычно. Например, при страховании автотранспорта такими обстоятельствами являются наличие гаража и его место расположения;

(б) обстоятельства, позволяющие предположить, что у застрахованного лица имеются специфические мотивы, в связи с чем это лицо не будет соблюдать обычные меры предосторожности. Например, при страховании имущества таким обстоятельством может являться завышенная оценка действительной стоимости имущества, и у его владельца, кроме интереса в сохранении имущества, в действительности имеется и спекулятивный интерес;

(в) обстоятельства, свидетельствующие о том, что при страховом случае будет причинен больший вред, чем, как это можно предположить, обычно причиняется в таких случаях. Например, при страховании ответственности перевозчика на случай причинения вреда грузу таким обстоятельством может являться условие договора перевозки, устанавливающее большую чем обычно ответственность за утрату или повреждение груза;

(г) обстоятельства, свидетельствующие о так называемом моральном риске. Например, при страховании на случай кражи к таким обстоятельствам относится криминальное прошлое выгодоприобретателя, при страховании имущества тот факт, что ранее это имущество уже было застраховано, но предыдущий страховщик отказался продлить действие договора и т.д.;

(д) все обстоятельства, которые считает существенными страховщик. В комментируемой статье речь идет только о тех обстоятельствах, которые известны страхователю до заключения договора. Если страхователю стало известно о подобных обстоятельствах после заключения договора, применяются правиласт. 959 ГК.

_4. Существенные в смысле комментируемой статьи обстоятельства по последствиям, которые возникают вследствие умолчания о них или сообщения от них ложных сведений, делятся на следующие категории:

(а) обстоятельства, о которых страхователь сообщил страховщику информацию, соответствующую действительности;

(б) обстоятельства, о которых страхователь сообщил страховщику информацию не соответствующую действительности;

(в) обстоятельства, о которых страхователь не сообщил никакой информации, хотя страховщик о них запрашивал;

(г) обстоятельства, о которых страхователь не сообщил никакой информации, и страховщик о них не запрашивал.

Комментируемая статья предусматривает последствия, которые применяются при обнаружении после заключения договора обстоятельств, относящихся к одной из трех последних категорий.

Сообщение позитивной информации, не соответствующей действительности, является заведомой ложью, поскольку речь идет лишь о тех обстоятельствах, относительно которых установлено, что они известны страхователю. Следовательно, обнаружив после заключения договора обстоятельства категории (б), страховщик вправе требовать признания договора страхования недействительным, как заключенного под влиянием обмана (п. 2 ст. 179 ГК). Признание договора страхования недействительным возможно и по основаниям ст. 168 ГК, как не соответствующего (п. 1 ст. 944 ГК) с применением общих последствий недействительности сделок. Кроме того, страховщик вправе требовать расторжения или изменения такого договора в связи с существенным изменением обстоятельств (ст. 451 ГК).

Если после заключения договора будут обнаружены обстоятельства категории (в), страховщик не вправе требовать изменения или расторжения договора по основаниям ст. 451 ГК или признания договора страхования недействительным, как несоответствующего закону (ст. 168 ГК). Это, однако, не означает, что другое лицо не может требовать в этом случае признания договора недействительным по основаниям ст. 168 ГК с применением общих последствий недействительности сделок. Если после заключения договора будут обнаружены обстоятельства категории (г), признание договора страхования недействительным возможно по основаниям ст. 168 ГК. Однако, если обнаружено, что обстоятельства, о которых здесь идет речь, существовали, но отпали, такая возможность для страховщика исключается, даже если страховой случай наступил. Это, однако, не означает, что другое лицо не может требовать в этом случае признания договора недействительным, как не соответствующего закону (ст. 168 ГК).

_5. Обязанность страхователя сообщать сведения, предусмотренная в комментируемой статье, вытекает не из обязательства, а из закона, так как при ее исполнении договор еще не заключен. Относительно таких обязанностей см. комментарий к ст. 939 ГК.

Статья 945. Право страховщика на оценку страхового риска

_1. Никто не обязан предоставлять для осмотра или экспертизы свое имущество и, тем более, подвергаться обследованию с целью определения состояния здоровья. Однако именно от стоимости имущества и состояния здоровья застрахованного лица зависит плата за страхование (страховая премия). Учитывая, что в определенных случаях страхователь может принудить страховщика заключить договор страхования (личное, обязательное страхование) в обязательном порядке (ст. 445 ГК), законодатель предоставил страховщику возможность произвести соответствующие осмотр, экспертизу или обследование при заключении договора.

Право страховщика произвести указанные действия не означает, что страховщик может требовать их принудительного проведения, но он может отказаться от заключения договора страхования, если возможность их проведения ему не предоставлена.

Комментируемая статья ограничивает права страховщика на проведение определенных действий. Он может проводить только осмотр и экспертизу имущества и обследование с целью определения состояния здоровья. Это означает, что при применении страхователем процедур принуждения к заключению договора (ст. 445 ГК) страховщик не может отказаться от заключения договора на том основании, что в отношении страхователей или застрахованных лиц ему не была предоставлена возможность проведения иных действий или действий с иной целью.

_2. Право страхователя доказывать, что выводы страховщика относительно стоимости имущества или здоровья застрахованного неверны, также предусмотрено на случай применения процедур ст. 445 ГК для принуждения страховщика к заключению договора. Кроме того, это право имеет существенное значение в спорах со страховщиком относительно страховой стоимости имущества, когда страховая стоимость не указана в договоре (ст. 951ГК).

Статья 946. Тайна страхования

_1. В комментируемой статье введено понятие тайны страхования. К ней относятся ставшие известными страховщику сведения, составляющие служебную и/или коммерческую тайну страхователей, выгодоприобретателей и застрахованных лиц, а также личную и/или семейную тайну этих лиц и, кроме того, сведения о здоровье и имущественном положении этих лиц.

Ответственность страховщика как юридического лица за разглашение тайны страхования носит общий характер, однако она наступает только, если использование или разглашение полученных страховщиком сведений является незаконным (ст. 139, 150 ГК). Иными словами, ответственность за использование или разглашение тайны страхования не может быть возложена на страховщика, если какой-либо закон не предусматривает запрет на использование или разглашение этих сведений. Таким образом, без указания в комментируемой статье на обязанность соблюдать тайну страхования, ответственность страховщика по ст. 139, 150 ГК не могла бы наступить.

_2. Норма комментируемой статьи играет такую же роль и при защите тайны страхования от ее несанкционированного корыстного использования и распространения работниками страховщика, поскольку ответственность работника страховщика за ее разглашение или за несанкционированное корыстное использование также наступает только, если эти действия являются незаконными (ст. 137, 183 УК). Без указания в комментируемой статье на обязанность соблюдать тайну страхования, ответственность работников страховщика, так же, как и самого страховщика, за корыстное использование или разглашение полученных сведений не могла бы наступить (см. также комментарий к ст. 33 Закона).

Статья 947. Страховая сумма

_1. В ст. 10 Закона дано несколько иное определение страховой суммы: "Страховой суммой является... денежная сумма, исходя из которой устанавливаются размеры страхового взноса и страховой выплаты...". В этом определении содержатся две нормы - ограничение суммы выплаты и требование применять для расчета страховой премии тарифы (п. 2 ст. 954 ГК). В комментируемой статье законодатель сохранил только ту часть определения страховой суммы, которая связана с ограничением размера выплаты, так как в п. 2 ст. 945 ГК недвусмысленно установлено, что применение тарифов - не обязанность, а право страховщика.

_2. Страховая сумма ограничивает размер выплаты по-разному для договора имущественного и для договора личного страхования. Для имущественного страхования - это сумма, в пределах которой страховщик выплачивает возмещение (ст. 929 ГК), для договора личного страхования - это сумма, которая выплачивается в качестве страхового обеспечения (ст. 934 ГК). Стороны не ограничены в своем праве определять страховую сумму в договоре страхования, кроме договоров страхования имущества и предпринимательского риска. При этих видах страхования страховая сумма не может превышать установленную величину, которая носит название страховой стоимости.

Договоры страхования предпринимательского риска и имущества, в которых страховая сумма превышает установленный предел, могли бы признаваться недействительными в целом по основаниям ст. 168 ГК, как не соответствующие комментируемой статье, если бы в п. 2 не было диспозитивной оговорки "если договором не предусмотрено иное". Из-за наличия этой оговорки договор страхования предпринимательского риска или имущества со страховой суммой, превышающей страховую стоимость, в целом не противоречит закону. Только в части страховой суммы, превышающей страховую стоимость, он ничтожен по основанию п. 1 ст. 951 ГК, а в остальной части договор остается действительным.

_3. Страховая стоимость имущества - это его действительная стоимость в месте нахождения имущества на день заключения договора, иными словами, та среднерыночная цена, по которой это имущество в данном месте и в данное время можно продать. Однако такая оценка не всегда совпадает с денежной оценкой самого имущества. Имущество организаций оценивается по правилам абз. 2 п. 1 ст. 11 Федерального закона "О бухгалтерском учете":

для покупного имущества по цене, за которую оно фактически было приобретено, плюс расходы, связанные с его приобретением;

для вновь созданного имущества по расходам на его создание;

для безвозмездно полученного имущества по среднерыночной цене.

То есть балансовая стоимость имущества и его страховая стоимость разные величины и они совпадают только для безвозмездно полученного имущества. В соответствии с п. 2 ст. 1 Федерального закона "О бухгалтерском учете" это закон применяется только к имуществу организаций, однако, по аналогии следует, по-видимому, подходить и к оценке имущества граждан.

Приходится встречаться с ситуациями, когда в течение действия договора страхования реальная стоимость имущества существенно изменяется. Например, это относится к страхованию новых автомашин за год они существенно теряют в своей продажной цене, хотя покупная, естественно, остается той же. При заключении договора страхования страховая сумма устанавливается в соответствии с покупной ценой, однако, если автомашина угнана, это не означает, что владелец вправе получить всю страховую сумму. Он может получить только текущую продажную стоимость автомашины, так возмещаются только фактические убытки.

_4. Страховая стоимость для предпринимательского риска легко определяется в случае, когда страхование производится на случай неисполнения обязательств контрагентом предпринимателя. Поскольку известен характер обязательства, можно произвести примерную оценку убытков от его неисполнения или ненадлежащего исполнения.

Гораздо сложнее оценить возможные убытки из-за изменения условий деятельности предпринимателя, так как заранее редко бывает известно, как именно эти условия изменятся.

В любом случае, при заключении договора оценку возможных убытков целесообразно документально оформить и приложить к договору страхования, чтобы в дальнейшем не возникало споров со страхователем о выплате и с налоговыми органами о ее правомерности, поскольку у страховщика налогооблагаемая база для налога на прибыль уменьшается на величину выплаты.

_5. Страховая сумма может устанавливаться в договорах, как по договору в целом, так и по одному страховому случаю. Может быть установлена только одна сумма. В этом случае в отношении личного страхования из ст. 934 ГК прямо следует, что эта сумма относится только к одному страховому случаю, а в отношении имущественного страхования из ст. 929 ГК нельзя сделать такого однозначного вывода. Напротив, в имущественном страховании принято считать, что если в договоре прямо не указано, что установленная в нем страховая сумма относится к одному страховому случаю, то сумма, указанная в договоре, относится к договору в целом.

Сложный вопрос возникает, когда в договоре имущественного страхования страховая сумма установлена только для одного страхового случая, но не установлена по договору в целом. При этом получается, что общая сумма выплат страховщика по договору при последовательных страховых случаях ничем не ограничена. В ГК этот вопрос четкого разрешения не нашел, и судебная практика пока отсутствует. В КТМ, напротив, ответ однозначен. В соответствии сост. 223 КТМ страховая сумма ограничивает размер выплаты по одному страховому случаю, а общий размер выплат по договору при последовательных страховых случаях ничем не ограничен. В противовес этому правилу в ст. 221 КТМ предусмотрен механизм, с помощью которого страховщик может оградить себя от дальнейших выплат, выплатив при страховом случае полную страховую сумму.

Статья 948. Оспаривание страховой стоимости имущества

_1. В комментируемой статье введены ограничения на возможность оспорить страховую стоимость только в отношении имущества, а страховая стоимость для предпринимательского риска может оспариваться в любом случае, даже если она является одним из условий заключенного договора.

Ограничения возможности оспорить страховую стоимость имущества, согласованную сторонами в договоре, относятся только к сторонам договора или иным участникам отношений, вытекающих из договора страхования после того, как он заключен. Это не означает, что она не может оспариваться в рамках иных отношений, в частности налоговым органом, который может поставить вопрос о завышении страховой стоимости, о неправомерности соответствующей части выплаты и о занижении в связи с этим налогооблагаемой прибыли страховщика.

Страховая стоимость и неправомерность части выплаты может также оспариваться лицом, ответственным за причиненный вред, при предъявлении к нему требования в порядке суброгации, а также перестраховщиком, к которому страховщик обратил требование о выплате перестрахованной части выплаченного возмещения. С оспариванием страховой стоимости имущества, даже и указанной в договоре, регулярно встречаются страховщики, страхующие автомашины. Дело том, что для расчета ущерба, нанесенного автомашине, существует специальная методика, разработанная ГосНЦ "НАМИ", которая согласована с Министерством юстиции РФ и используется всеми судами. Страховщики же с целью привлечения клиентов возмещают им фактические затраты на ремонт в соответствии со счетами автомастерских. Если эти затраты выше суммы, рассчитанной по указанной методике, то выплата сверх этой суммы неправомерна. Для этого случая имеется простой выход - страховать вместе с имуществом и финансовый риск того, что фактические расходы на ремонт превысят нормативно установленные, включив его в Правила страхования в качестве одного из объектов страхования.

_2. Страховщик может быть введен в заблуждение относительно страховой стоимости имущества любым лицом, не обязательно страхователем или иным участником страховых отношений. Если он не воспользовался своим правом на оценку страхового риска (п. 1 ст. 945 ГК), он может оспаривать страховую стоимость независимо от того, кем он был введен в заблуждение.

Использование понятия умысла по отношению к гражданам не вызывает сомнений. Однако участниками страховых отношений часто являются организации, но вопрос о том, что считать умышленным поведением организации является весьма спорным и не имеет устойчивого толкования. Организация осуществляет свою дееспособность через свои органы (ст. 53 ГК), которые часто бывают коллегиальными. Ни судебная практика, ни юридическая наука пока не выработали критериев определения умышленного поведения коллектива людей. В каждом конкретном случае, когда от решения вопроса о наличии умысла зависит разрешение дела, судебная практика пытается найти конкретных людей, которые действовали в данном случае от имени организации и определить их психическое отношение к содеянному. Однако общие подходы здесь отсутствуют.

Статья 949. Неполное имущественное страхование

_1. Способ расчета величины возмещения, предусмотренный в комментируемой статье называют "пропорциональным возмещением". Оно применяется диспозитивно. Договором можно предусмотреть иной способ расчета, например включить в договор оговорку о возмещении всех причиненных убытков.

Например, если при наступлении страхового случая страховая стоимость застрахованного имущества составляла 1000 рублей, страховая сумма 500 рублей, а ущерб причинен на 800 рублей, то при пропорциональном возмещении будут возмещены убытки всего на сумму 400 рублей. Если же в договоре сделана оговорка о возмещении всех причиненных убытков вне зависимости от соотношения страховой суммы и страховой стоимости, то будут возмещены 500 рублей, так как убытки выше страховой суммы в любом случае не подлежат возмещению.

Способ расчета страхового возмещения не зависит от того, указана страховая стоимость в договоре или не указана. Если страховая стоимость в договоре не указана и не предусмотрена выплата возмещения в сумме большей, чем при пропорциональном возмещении, страховщик, тем не менее, должен иметь оценку страховой стоимости, поскольку повышенный размер выплаты, если он не предусмотрен договором, может привести к налоговым санкциям.

Статья 950. Дополнительное имущественное страхование

_1. В данной статье вводится правило, выполнение которого страховщику очень трудно обеспечить чисто технически, он не может контролировать взаимоотношения страхователя с другими страховщиками. Однако при несоблюдении этого правила у страховщика может наступить налоговая ответственность за повышенный размер выплаты, даже если правило нарушено в результате действий страхователя. Поэтому страховщику следует внимательно следить за тем, чтобы страховая сумма соответствовала страховой стоимости. Обнаружив, что по заключенному договору производится неполное страхование, следует включить в него условие, обеспечивающее выполнение ограничения, предусмотренного ст. 950 ГК и обязанность страхователя возместить убытки при нарушении этого условия. Лучше всего формально запросить соответствующие сведения у страхователя. Эти сведения без сомнения относятся к факторам, существенно влияющим на степень риска, как это понимается в ст. 944 ГК (в данном случае на размер возможных убытков, подлежащих возмещению). Следовательно, если будут сообщены ложные сведения, то могут быть применены последствия, предусмотренные п. 3 ст. 944 ГК.

_2. Правило п. 1 комментируемой статьи имеет исключение, описанное в ст. 952 ГК. Как показано в комментарии к этой статье, правило, установленное в комментируемой статье, применяется только если дополнительное страхование того же объекта страхования производится на случай причинения того же вреда, что и первоначальное страхование. В ином случае применяются правила ст. 952 ГК.

Статья 951. Последствия страхования сверх страховой стоимости

_1. Ничтожность договора в части страховой суммы, превышающей страховую стоимость, означает, прежде всего, что страховщик по договору страхования имущества или предпринимательского риска, в котором страховая сумма превышает страховую стоимость, обязан выплатить возмещение только в пределах страховой стоимости.

Выплата возмещения большего страховой стоимости влечет последствия недействительности сделок, предусмотренные ст. 167 ГК, т.е. обязанность страхователя (выгодоприобретателя) возвратить излишне полученную сумму с начислением процентов по ст. 395 ГК.

Кроме того, такая выплата может повлечь для страховщика налоговые санкции, поскольку он не только не обязан выплачивать сумму, превышающую страховую стоимость, но и не вправе ее выплачивать (см. комментарий к ст. 929 ГК). Правило данной статьи очень важно, так как позволяет признать недействительной часть сделки по основаниям иным, чем предусмотрены в ст. 180 ГК. На самом деле, для признания недействительной только части сделки с сохранением других ее частей в соответствии со ст. 180 ГК необходимо доказать, что сделка была бы заключена и без включения в нее недействительной части. При превышении страховой суммы над страховой стоимостью возможны различные мнения о том, была бы заключена сделка на меньшую сумму или не была бы во всяком случае, здесь мог бы быть предмет для спора, если бы законодатель в комментируемой статье не устранил саму возможность спора.

_2. Правило о ничтожности договора в части превышения страховой суммы над страховой стоимостью создает большое удобство для страхования таких видов имущества или предпринимательского риска, страховая стоимость которых в период действия договора страхования может меняться или вообще неизвестна при заключении договора страхования.

При страховании имущества к таким видам относится, например, страхование имущества незавершенного строительства, а при страховании предпринимательского риска - страхование на случай дополнительных расходов при повышении таможенных пошлин.

В таких ситуациях устанавливают страховую сумму достаточно большой, чтобы она превышала ожидаемую страховую стоимость и предусматривают внесение премии в рассрочку, чтобы в отношении страховых взносов применялось правило п. 2 комментируемой статьи. Если рассрочка не будет предусмотрена, то есть вероятность значительной переплаты премии, так как условие абз. 2 п. 1 данной статьи императивно устанавливает, что уплаченная премия возврату не подлежит и это правило не может быть изменено соглашением сторон.

_3. В случае, когда страховая премия рассчитывается по тарифам (п. 2 ст. 954 ГК), ее размер также зависит от страховой суммы. При превышении страховой суммы над страховой стоимостью в комментируемой статье предусмотрены специальные последствия уплаты страховой премии в размере большем, чем следовало бы уплатить, если бы за основу при расчете премии бралась не страховая сумма, а страховая стоимость. Эти последствия состоят в следующем:

а) неуплаченная часть страховой премии корректируется по специальной формуле:

б) уже уплаченная страховая премия не возвращается, так как коррекции подлежит только оставшаяся неуплаченной часть премии.

_4. При обмане со стороны страхователя относительно соотношения страховой суммы и страховой стоимости договор страхования оспорим в целом (ст. 179 ГК). Однако в части превышения страховой суммы над страховой стоимостью он остается ничтожным. Если обман совершен не страхователем, а иным лицом, договор страхования в части превышения страховой суммы над страховой стоимостью ничтожен, а в остальном остается действительным.

Действия страхователя считаются обманом, если он преднамеренно создавал у страховщика не соответствующее действительности представление о страховой стоимости. Обман отличается от заблуждения тем, что при обмане неправильное, ошибочное представление создается в результате преднамеренного, умышленного действия или умолчания страхователя.

_5. Использование законодателем в п. 4 комментируемой статьи термина "объект" создает принципиальную неопределенность. С одной стороны, подпункт 1 п. 1 ст. 942 ГК требует, чтобы термин "объект" понимался, как "страховой интерес". С другой стороны, если истолковывать термин "объект" в значении "страховой интерес", то норма п. 4 данной статьи противоречит норме ст. 952 ГК, так как последняя как раз и позволяет страховать один и тот же интерес от разных страховых рисков с превышением страховой суммы над страховой стоимостью. По этому вопросу см. также комментарий к ст. 952 ГК.

_6. Из формулировки правила абзаца второго п. 4 комментируемой статьи следует, что сокращению подлежат не только суммы страхового возмещения, выплачиваемые по каждому договору страхования, но и страховые суммы по каждому договору. Перед расчетом страхового возмещения должны быть определены новые страховые суммы по каждому договору страхования следующим образом:

После этого расчет возмещения по каждому договору легко производится на основе правила о неполном имущественном страховании (ст. 949 ГК) с использованием скорректированных страховых сумм.

Статья 952. Имущественное страхование от разных страховых рисков

_1. Если следовать логике комментария к ст. 9 Закона о страховом деле, термин "страхование от разных страховых рисков" в ст. 952 ГК следует понимать как страхование одного и того же интереса на случай наступления разных событий. Поскольку эти события состоят в причинении вреда определенной опасностью, то они могут разниться между собой как по характеру опасности, так и по характеру причиненного вреда. Они также могут отличаться по обоим признакам. Например, страхование имущества на случай его утраты или повреждения от пожара и на случай его утраты или повреждения от противоправных действий третьих лиц - это страхование от разных страховых рисков. Объект здесь один и тот же имущество, опасности разные - пожар и противоправные действия, а причиненный вред один и тот же. Страхование предпринимательского риска на случай кражи купленного товара и страхование упущенной выгоды в результате кражи товара это страхование от разных рисков. Объект здесь один и тот же интерес, связанный с продажей товара по цене, которая компенсировала бы затраты на его приобретение и приносила доход. Опасность одна и та же кража, а причиненный вред разный. Наконец, страхование упущенной выгоды из-за неоплаты за поставленный товар и страхование этого же товара на случай его кражи в пути это также страхование от разных рисков. Объект здесь тот же, что и в предыдущем случае, опасности различны и различен причиненный вред.

Страхование по разным договорам одного и того же страхового интереса на случай наступления разных событий может производиться на сумму, в целом большую страховой стоимости, кроме малопонятного исключения, предусмотренного в п. 2 комментируемой статьи.

_2. В п. 2 настоящей статьи последствия наступления страхового случая и сам страховой случай рассматриваются как разные события. Эта же позиция занята законодателем и в ст. 929 ГК, т.е. законодатель последовательно проводит мысль о том, что страховой случай и факт причинения вреда различные события. Иными словами, страховой случай это опасность, от которой производится страхование, а причиненный вред результат воздействия этой опасности.

Если принять такое толкование, то текст п. 2 следует прочитать так: "страхование от разных рисков, из которого вытекает обязанность страховщика выплатить возмещение за одни и те же последствия, возникшие в результате воздействия одной и той же опасности". Не очень ясно, чем различаются страховые риски, если и опасности, и их последствия одни и те же.

Статья 953. Сострахование

_1. Сострахование предоставляет страховщикам возможность разделить ответственность по одному страховому обязательству или по нескольким страховым обязательствам, вытекающим из одного договора страхования, с другими страховщиками в отличие от перестрахования, которое такой возможности не предоставляет (см. комментарий к ст. 967).

Ответственность станет долевой, как это установлено в ст. 321 ГК, только если соответствующие доли распределены между страховщиками в самом договоре страхования. Страховщики практикуют распределение долей не в договорах страхования, а в договорах о совместной деятельности, которые они заключают между собой без участия страхователя. Такой способ оформления отношений не препятствует страхователю предъявить требование к состраховщикам солидарно (ст. 323 ГК) и, следовательно, на деле не разделяет ответственность.

В договорах сострахования часто выделяется страховщик лидер, который ведет дела со страхователем от имени всех состраховщиков. Для этого он должен иметь от других состраховщиков надлежаще оформленную доверенность. Состраховщики, выдавая доверенность лидеру, должны точно определить, на какие именно действия выдается доверенность. В частности, имея в виду возможность наступления солидарной ответственности, следует указать, должен ли лидер точно определить в договоре сострахования права и обязанности данного состраховщика перед страхователем, так как в противном случае к этому состраховщику можно будет предъявить солидарное требование.

_2. Часто встречаются ситуации, когда по одному договору сострахования страхуются несколько видов интересов. Например, при страховании строительно-монтажных рисков в одном договоре страхуется и имущество, и ответственность, и предпринимательский риск участников строительства.

Возможность разделения ответственности при состраховании по таким договорам зависит от наличия соответствующих лицензий у состраховщиков. Если все состраховщики имеют лицензии на страхование всех видов страхуемых интересов, ответственность состраховщиков может быть разделена как по объектам страхования, так и в отношении одного объекта страхования. Если же один из состраховщиков не имеет лицензии на страхование какого-то из видов, он не может принимать на себя долю ответственности по соответствующему объекту. Если это, тем не менее, произошло, договор сострахования в этой части оспорим (ст. 173 ГК), но признание его недействительным по иску страхователя невозможно, поскольку ст. 173 ГК предусматривает ограниченный круг субъектов, имеющих в этом случае право на иск. Если же страхователь воспользовался своим правом солидарного требования, которое предусмотрено комментируемой статьей, но предъявил требование к состраховщику, не имеющему лицензии на соответствующий вид страхования, состраховщик может предъявить встречный иск о недействительности договора в этой части по основаниям ст. 173 ГК и тем самым избежать выплаты соответствующей части возмещения.

Статья 954. Страховая премия и страховые взносы

_1. Весьма существенным в комментируемой статье является точное определение правового положения страховой премии как платы за оказание страховой услуги. Вокруг этого до сих пор не прекращаются дискуссии из-за экономической природы страховой премии.

Действительно, премия, как правило, определяется по тарифам (определенный процент от страховой суммы), которые рассчитываются на основании статистики страховых случаев. Тарифы рассчитываются таким образом, чтобы статистически соблюдался следующий принцип (принцип эквивалентности) по определенной группе страховых рисков собранная всеми страховщиками премия должна быть в среднем примерно равна общей сумме выплат плюс небольшой доход страховщиков. Таким образом, возникает представление о премии как о средствах страхователей, отложенных ими на случай неприятностей и переданных временно страховщикам в управление. Это представление еще более усиливается из-за того, что страховщик ограничен в своем праве распоряжаться средствами страховых резервов, на формирование которых идет большая часть премии. Отсюда делается вывод о правовом положении средств резервов, как о средствах страхователей. Особенно часто такое умозаключение приходится встречать при накопительном страховании жизни. Комментируемая статья недвусмысленно определяет премию как плату за услугу. Следовательно, как и любая плата за услугу, премия является собственностью страховщика.

Что же касается использования тарифов при определении размера страховой премии, комментируемая статья и здесь дает однозначное разъяснение. Правоспособность страховщика не ограничивается использованием тарифов, депонированных в органе страхового надзора. Страховщик может вообще не использовать тарифы, однако использование недепонированных тарифов может повлечь отзыв лицензии. Только в установленных законом случаях использование определенных тарифов обязательно и определение размера премии другим способом влечет недействительность договора страхования (ст. 168 ГК). Обязательность использования тарифов устанавливается, в основном, при обязательном страховании.

_2. В связи с использованием в комментируемой статье терминов "плата" и "уплатить" между страховщиками и органом страхового надзора возникла острая дискуссия о возможности внесения страховой премии не деньгами, а иным имуществом, например, векселями.

Действительно, поскольку в ст. 29 Федерального закона "О Центральном банке РФ" записано, что единственным законным средством платежа являются деньги, и в п. 1 ст. 140 ГК также записано, что платежи производятся деньгами, то ясно, что страховая премия может уплачиваться только деньгами. Орган страхового надзора из года в год включает в Инструкцию о порядке заполнения типовых форм годовой бухгалтерской отчетности страховых организаций следующее положение "необходимо иметь в виду, что в расчетах по операциям страхования и перестрахования векселя применяться не могут" (п. 4.3Инструкции, утвержденной приказом Росстрахнадзора от 7 декабря 1995 г. N 02-02/24, п. 8.3 Инструкции, утвержденной приказом Минфина России от 30 декабря 1996 г. N 111). Действительно, вексель нельзя применять при расчетах, просто потому, что он не является средством расчетов (исчерпывающий перечень расчетных средств приведен в ст. 861 и 862 ГК и вексель в них не входит). По той же причине нельзя уплатить страховую премию векселем. Однако можно передать страховщику вексель взамен уплаты премии и сохранить при этом всю структуру страховых отношений. Для этого необходимо воспользоваться ст. 409 ГК, которая позволяет заменить исполнение обязательства отступным. В данном случае заменить уплату премии передачей векселя. Но ст. 409 ГК можно применять не всегда, а только тогда, когда уплата страховой премии является обязательством. Уплата же страховой премии становится обязательством только, если срок вступления договора страхования в силу определен в самом договоре (п. 1 ст. 957 ГК). Проще всего записать в договоре, что он вступает в силу с момента его подписания сторонами и определить, что страховая премия в такой-то сумме должна быть уплачена к такому-то числу. Тем самым уплата премии становится обязательством, вытекающим из договора. Затем, после заключения договора, следует подписать соглашение об отступном, в котором установить, что исполнение обязательства по уплате премии заменяется на передачу векселя. Если не предусмотреть этой сложной юридической конструкции, то может быть поставлен под сомнение сам факт уплаты премии, а вместе с ним и заключение договора страхования.

Многие страховщики принимают страховые премии векселями, но мало кто юридически грамотно оформляет эту операцию. Не следует забывать, что векселя взамен страховых премий страховщикам передают в основном предприятия, имеющие счет недоимщика. Если рассматривать эту передачу как способ уклониться от уплаты налогов, то соответствующие сделки страхования можно попытаться признать в судебном порядке ничтожными, как совершенные с целью заведомо противной основам правопорядка (ст. 169 ГК). В случае положительного решения все полученное страховщиком по сделке будет взыскано в бюджет.

В 1997 г. налоговые органы активно занялись этим вопросом в отношении банков, и известны случаи такого взыскания, когда операции по передаче банку векселя взамен возврата кредита не были юридически грамотно оформлены (постановление Президиума ВАС РФ от 9 декабря 1997 г. N 5246/97). Однако при правильном оформлении передачи векселей в качестве отступного этого бы не произошло. Такой вывод подтвержден двумя постановлениями Президиума ВАС РФ от 14 октября 1997 г. N 3724/97 и от 21 октября 1997 г. N 2600/97, в которых фигурировала передача недоимщиком векселей в качестве отступного взамен уплаты денежных средств. Во всех указанных постановлениях речь идет о передаче векселей в качестве отступного не страховщику, а банку, но принципиально в структуре возникающих отношений это ничего не меняет.

Для замены денежного обязательства можно применять также конструкции новации (ст. 414 ГК) и зачета (ст. 410 ГК), хотя соответствующие соглашения, как правило, не подписываются, а совершаются устно (п. 2 ст. 159 ГК). Ссылки же на упомянутые выше Инструкции органа страхового надзора о заполнении форм бухгалтерской отчетности не могут приниматься во внимание, так как эти Инструкции не являются нормативными документами и не регистрируются в Минюсте России.

_3. Порядок и сроки уплаты страховой премии являются существенным условием договора страхования. Это непосредственно следует из п. 1комментируемой статьи, где указано, что страхователь (выгодоприобретатель) обязан уплатить премию в порядке и в сроки, установленные договором. Следовательно, законом установлена необходимость наличия этих условий в договоре страхования, т.е. в соответствии с п. 1 ст. 432 ГК они являются его существенным условиями.

Премия может уплачиваться единовременно или в рассрочку. В последнем случае платежи называются взносами. Допустима отсрочка уплаты премии или первого взноса. Эти механизмы очень удобно использовать для регулирования взаимоотношений по договору страхования. Во-первых, при неуплате в срок очередного взноса можно в договоре предусмотреть различные неблагоприятные последствия, вплоть до досрочного прекращения действия договора. Во-вторых, механизм рассрочки используется, чтобы избежать риска переплаты премии при не известной заранее страховой стоимости, как это показано вкомментарии к ст. 951 ГК. В-третьих, при отсрочке или рассрочке обязательство по уплате премии можно оформить векселем в соответствии с п. 1 ст. 823ГК, ст. 818 ГК и ст. 815 ГК, но при этом следует помнить, что соответствующее соглашение должно быть совершено в письменной форме (п. 2 ст. 818 ГК). Возможны также и другие удобные формы использования этих механизмов.

Страховщик вправе требовать от страхователя уплаты страховой премии только после того, как договор вступит в силу, т.е. когда у страхователя возникнет обязательство по уплате премии (см. комментарий к ст. 957).

Текст п. 1 ст. 954 еще раз подтверждает правило ст. 939 ГК о возможности возложения уплаты премии на выгодоприобретателя. Императивное указание в п. 1 ст. 934 ГК на страхователя как на единственного плательщика премии по договору личного страхования не следует воспринимать, как обязательное.

_4. Специальное разрешение зачета в п. 4 комментируемой статьи для договора имущественного страхования потребовалось потому, что общее правило ст. 410 ГК здесь не действует. Это общее правило применяется, когда у сторон имеются друг к другу встречные однородные требования, срок которых наступил. Описанная конструкция относится к случаям, когда обязанность выплаты у страховщика уже наступила, а обязанность страхователя по уплате очередного взноса еще нет. Данный зачет действует так же, как и зачет в смысле ст. 410 ГК он полностью прекращает обязательство по уплате очередного взноса и в соответствующей части обязательство по выплате возмещения.

Относительно момента наступления страхового случая см. комментарии к ст. 9 Закона и к ст. 957 ГК.

Статья 955. Замена застрахованного лица

_1. Застрахованные лица, не являющиеся страхователями, встречаются в различных видах страхования. Из названных в главе 48 ГК в договорах страхования имущества, ответственности за причинение вреда, личного страхования. Условие договора страхования о застрахованном лице согласуется сторонами при заключении договора и до 1 марта 1996 г. возможность односторонней замены застрахованных лиц вообще не была предусмотрена (п. 2 ст. 5 Закона). Для большинства видов договоров ситуация осталась прежней, однако для договоров страхования ответственности за причинение вреда и личного страхованияст. 955 ГК вводит специальное регулирование такой замены.

_2. При страховании ответственности за причинение вреда разрешена односторонняя замена страхователем застрахованного, но только при письменном уведомлении страховщика. Иными словами, допустимым является только письменное доказательство того, что страховщик знает о замене. Устное доказательство недопустимо, и показания свидетелей не будут приняты судом при возникновении спора. В договоре личного страхования не только не допускается односторонняя замена застрахованного, но для замены недостаточно и двустороннего волеизъявления сторон договора требуется согласие самого застрахованного. Тем не менее, стороны договора могут заменить застрахованного без его согласия довольно громоздким, но вполне законным способом. Расторгнуть договор по соглашению сторон в соответствии с п. 1 ст. 450 ГК и заключить новый договор, указав в нем другого застрахованного, поскольку ни при заключении, ни при расторжении договора согласие застрахованного не предусмотрено.

Поскольку п. 1 ст. 450 ГК допускает не только расторжение, но и изменение договора по соглашению сторон, возникает вопрос нельзя ли для замены застрахованного лица в договоре личного страхования воспользоваться этой нормой, не прибегая к искусственному расторжению договора. Нет, нельзя. Норма п. 1 ст. 450 ГК применяется, если иное не установлено законом или договором, но в п. 2 комментируемой статьи как раз и предусмотрено это самое "иное" в отношении застрахованного лица, названного в договоре личного страхования.

Статья 956. Замена выгодоприобретателя

_1. Если в ст. 955 ГК регулируется возможность замены застрахованного только в двух видах договоров ответственности за причинение вреда и личного страхования, то в комментируемой статье регулируется возможность замены выгодоприобретателя в любых договорах страхования, а именно, в любом договоре допускается односторонняя замена выгодоприобретателя, названного в договоре (относительно термина "назван" см. комментарии к ст. 931 и 942ГК).

Ограничение свободной замены страхователем выгодоприобретателя предусмотрено лишь для личного страхования. Ошибочно толкуя это правило ст. 956 ГК, страховщики иногда производят выплаты по договорам личного страхования выгодоприобретателям, которых назначает сам застрахованный, а не страхователь с согласия застрахованного. Такие выплаты незаконны, так как застрахованные не являются сторонами договора и их волеизъявление не может служить основанием для изменения его условий.

Однако и для имущественного страхования установленный в комментируемой статье режим свободной замены выгодоприобретателя является иллюзией. В договоре страхования имущества выгодоприобретатель должен быть заинтересован в сохранении имущества, т.е. замена выгодоприобретателя возможна только при изменении заинтересованного лица. В договорах страхования ответственности (за причинение вреда и договорной) выгодоприобретатель назначен законом и не может быть изменен волеизъявлением сторон. В договоре страхования предпринимательского риска выгодоприобретатель вообще отсутствует.

_2. Возможность односторонней замены исчерпывается при предъявлении выгодоприобретателем требования о выплате и после выполнения им какой-либо обязанности страхователя (ст. 939 ГК). Первое из этих правил корреспондирует с п. 2 ст. 430 ГК. Однако там это правило носит диспозитивный характер, а в комментируемой статье - императивный. Второе из этих правил совершенно новое. Существует и третье правило, которое в данной статье не упомянуто, выгодоприобретателя нельзя заменить после наступления страхового случая (п. 3 ст. 5 Закона). Это, последнее, правило не действует с 1 марта 1996 г., так как нормы Закона применимы только в части, не противоречащей ГК, но комментируемая статья ГК императивно разрешает одностороннюю замену выгодоприобретателя, устанавливая исчерпывающий перечень исключений. Следовательно, исключения из императивного правила ГК, предусмотренные в Законе, не подлежат применению.

_3. Наличие установленных в комментируемой статье правил односторонней замены не означает, что им подчиняется и замена по соглашению сторон. Возможность замены выгодоприобретателя по соглашению сторон регулируется только п. 2 ст. 430 ГК. Естественно, при личном страховании требуется письменное согласие застрахованного лица (п. 2 ст. 934 ГК).

Статья 957. Начало действия договора страхования

_1. Из ст. 940 ГК следует, что договор страхования является консенсуальным, т.е. для его заключения сторонам достаточно достигнуть соглашения. По общему правилу ст. 425 ГК действие договора начинается с момента заключения и может быть распространено на предыдущие отношения. Но ст. 425 ГК не предусматривает возможности отсрочить вступление в силу заключенного договора. Правило же комментируемой статьи такое право сторонам предоставляет. Таким образом, для договоров страхования введена конструкция, которой нет ни в одном другом виде договоров заключенный, но не действующий договор. Следует определить момент возникновения обязательств из такого договора. Возникают ли они в момент его заключения или в момент вступления в силу и в связи с этим может ли страховщик принудительно требовать от страхователя внесения премии на основании заключенного, но не вступившего в силу договора? Отрицательный ответ на этот вопрос уже дан судебной практикой страховщик не вправе требовать от страхователя уплаты страховой премии до вступления договора страхования в силу (постановление Президиума ВАС РФ от 6 августа 1996 г. N 555/96). Иными словами, обязательства из договора страхования возникают не тогда, когда он заключен, а когда начинается его действие. Следовательно, условие договора об уплате страховой премии может стать обязательством, только если стороны установят иной момент вступления договора в силу.

_2. По общему правилу п. 2 ст. 425 ГК стороны могут распространить действие договора на предыдущие взаимоотношения. Например, они могут договориться, что ранее уплаченная сумма денег является страховой премией или что действие страховой защиты начинается ранее момента заключения договора (см. ниже).

В практическом смысле возможность распространить в прошлое действие страховой защиты очень важна. Ведь и до заключения договора страхования могли произойти страховые случаи, о которых обе стороны находились в добросовестном неведении в момент заключения договора, и защита на случай подобных событий не противоречит смыслу страхования.

КТМ специально предусматривает такую возможность и последствия, которые наступают, когда правило о добросовестном неведении нарушено (ст. 207КТМ). Если считать, что договор страхования, действие которого распространено в прошлое, вступает в силу раньше момента его заключения, то норма п. 2 ст. 957 ГК действует аналогично ст. 207 КТМ.

_3. Стороны договора страхования могут предусмотреть, что страховое обязательство распространяется не на все страховые случаи, произошедшие в период действия договора, а лишь на те, которые произошли позже некоторого момента времени. Начало действия страховой защиты (страхования) отличается от вступления договора в силу тем, что момент вступления в силу относится ко всем обязательствам, а момент начала действия страхования только к страховому обязательству.

Срок прекращения страховой защиты является существенным условием договора (см. комментарий к ст. 942). Выплаты по страховым случаям, наступившим после этого срока, не производятся.

Важным элементом страховых отношений является, таким образом, период действия страховой защиты (страхования) и для решения вопроса о выплате при наступлении страхового случая необходимо правильно определять действует ли для данного случая страховая защита. Это не всегда просто сделать, так как и опасности, от которых производится страхование, и само причинение вреда могут быть длящимися, не говоря уже о том, что причиненный вред иногда проявляется позже того момента, когда он был причинен.

В комментарии к ст. 9 Закона показано, что моментом наступления страхового случая следует считать момент, когда опасность начала свое воздействие на объект страхования, причиняя вред. Следовательно, страховая защита должна быть предоставлена, если опасность, начала причинять вред в период действия страхования независимо от того, когда она возникла. Может случиться, что опасность возникает в период действия страхования, но воздействовать на объект страхования, причиняя ему вред, она начинает уже после окончания действия страхования в этом случае защита не предоставляется. Наоборот, опасность может возникнуть до начала действия страхования, но воздействовать на объект страхования, причиняя ему вред, она начинает в период действия страхования в этом случае защита предоставляется. Пример - страхование упущенной выгоды во внешнеторговой сделке на случай возможного повышения таможенных пошлин. Если таможенные пошлины были повышены в период действия страхования, но сделка была исполнена после окончания действия страхования, выплата не производится. Если таможенные пошлины были повышены еще до начала действия страхования (о чем страхователь не знал), но сделка была исполнена в период действия страхования, выплата производится.

Не все ситуации, однако, так просто разрешаются. Бывают случаи, когда длящаяся опасность начала свое воздействие на объект страхования в период действия страхования, а закончила по истечении этого периода. Случается, что вред выявлен по окончании действия страхования. Отечественные практика и юридическая наука еще не выработали соответствующих правил для таких случаев и поэтому ниже приведены правила, используемые в английской и немецкой практике:

(а) Независимо от того, когда возникла опасность и когда проявился причиненный ею вред, если воздействие опасности на объект страхования, причинившее вред, полностью происходило в период действия страхования, выплата должна быть произведена в полном объеме.

(б) Если опасность возникла до начала действия страхования, и ее воздействие на объект страхования началось и закончилось до этого момента, выплата не производится, несмотря на то, что вред может проявиться уже после начала действия страхования.

Если воздействие опасности на объект страхования началось до начала действия страхования, но продолжилось и завершилось после этого момента, выплата должна быть произведена. При возможности выделить часть вреда, причиненную в период действия страхования, выплата производится в соответствующей части, если такое выделение невозможно, выплата производится в полном объеме.

(в) Если воздействие опасности на объект страхования происходило после окончания действия страхования, выплата не производится, несмотря на то, что опасность могла возникнуть и до окончания действия страхования.

Если воздействие опасности на объект страхования началось до окончания действия страхования, но продолжилось и завершилось после этого момента, выплата должна быть произведена. Если можно выделить часть вреда, причиненную в период действия страхования, выплата производится в соответствующей части, если такое выделение невозможно, выплата производится в полном объеме.

_4. Страховая защита может предоставляться и с момента, предшествующего вступлению договора страхования в силу. Это свойство договоров страхования используют в маркетинговых целях для привлечения клиентов. Например, человеку, купившему новую автомашину, здесь же в магазине бесплатно выдают страховой полис, в котором записано, что страховая защита предоставляется с момента заключения договора (получения полиса). Однако договор страхования вступает в силу с момента уплаты страховой премии, если премия будет внесена до определенного в полисе срока, в противном случае договор прекращается. Таким образом, страхователь договор уже заключил, но может еще раздумывать платить ему премию или нет если он ее все же уплатит, страховая защита будет предоставлена и по тем страховым случаям, которые произошли в период с момента получения полиса до уплаты премии.

Страхователь должен будет, конечно, доказать случайность наступления страхового случая.

Статья 958. Досрочное прекращение договора страхования

_1. Перечень оснований досрочного прекращения договора страхования, естественно, не исчерпывается в п. 1 и п. 2 комментируемой статьи. Глава 29 ГК предусматривает и иные основания досрочного прекращения договора существенное нарушение договора одной из сторон (п. 2 ст. 450 ГК), существенное изменение обстоятельств (ст. 451 ГК), соглашение сторон (п. 1 ст. 450 ГК). Эти основания применяются также и к договорам страхования. Норма п. 2 комментируемой статьи вводит правило, позволяющее по требованию страхователя прекратить договор в одностороннем порядке без предварительного согласия страховщика. Это не означает, что стороны не вправе согласовать в договоре условие о возможности одностороннего прекращения договора по требованию страховщика без согласия страхователя (п. 3 ст. 450 ГК). Однако ни при одностороннем отказе (страхователя или страховщика) от исполнения договора, ни при его расторжении по иным основаниям уплаченная премия не подлежит возврату, если стороны не договорились о другом, либо если иное правило не установлено законом (п. 4 ст. 453 ГК, п. 3 ст. 958 ГК). Совершенно новой является возможность в одностороннем порядке отказаться от договора страхования по требованию третьего лица (выгодоприобретателя), т.е. по требованию лица, которое его не заключало. Это еще раз, наряду со ст. 939 ГК, подчеркивает особое положение выгодоприобретателя в договорах страхования здесь третье лицо, в пользу которого заключен договор, несет некоторые обязанности и обладает некоторыми правами, принадлежащими в иных договорах исключительно стороне по договору.

_2. Императивно прекращая договор в случае исчезновения страхового интереса (п. 1 ст. 958 ГК), законодатель еще раз подчеркивает неразрывную связь между наличием интереса и действием договора страхования. Однако договор прекращается не при любом исчезновении интереса. Если страхователь (выгодоприобретатель) утрачивает права на застрахованное имущество, то его интерес исчезает, но договор страхования не прекращается (ст. 960 ГК), поскольку интерес, связанный с этим имуществом, появляется у другого лица, к которому перешли права на имущество.

Подобная ситуация возможна только в отношении страхования имущества. При других видах страхования исчезновение интереса у застрахованного лица не влечет передачу страховой защиты другому лицу, и договор прекращается.

Статья 959. Последствия увеличения страхового риска в период действия договора страхования

_1. В данной статье речь идет об обстоятельствах такого же характера, как и в ст. 944 ГК. Однако, если правила названной статьи применяются только в отношении обстоятельств, известных до заключения договора, то правила ст. 959 ГК в отношении обстоятельств, возникших в период действия договора. Термин "риск" употреблен здесь в том же смысле, что и в ст. 944 ГК вероятность наступления страхового случая и размер возможных страховых убытков.

Последствия, предусмотренные в комментируемой статье, касаются только одной из категорий обстоятельств, описанных в комментарии к ст. 944, а именно, тех обстоятельств, о которых страхователь сообщил страховщику информацию, соответствующую действительности. Отношения, связанные с появлением новых обстоятельств иных категорий, не регулируются данной статьей.

_2. Условия договора страхования, о которых идет речь в п. 2 комментируемой статьи - это страховая сумма, характер страхового случая, срок действия договора, перечень застрахованного имущества и другие условия, влияющие на возможность страховой выплаты и ее ожидаемую величину. К этим условиям не относится величина премии. Страховщик вправе потребовать изменения либо одного из этих условий, либо любого их сочетания.

Однако потребовав изменения одного или нескольких из перечисленных выше условий, страховщик не вправе требовать доплаты премии. Наоборот, потребовав доплаты премии, он не вправе настаивать на изменении других условий. Союз "или" употреблен здесь в разделительном смысле.

_3. Право требовать изменения условий договора или доплаты премии не означает право требовать изменения договора принудительно в порядке, установленном главой 29 ГК.

По общему правилу ст. 452 ГК страховщик должен направить соответствующее требование страхователю и/или выгодоприобретателю в зависимости от того, на кого стороны возложили исполнение обязанностей страхователя (ст. 939 ГК). Однако в ситуации комментируемой статьи, в отличие от общего случая, установленного в ст. 452 ГК, при отказе лица, которому направлено требование изменить условия или доплатить премию, страховщик не получает права обратиться в суд с требованием о принудительном изменении условий договора в порядке, установленном в п. 2 ст. 452 ГК. Он вправе обратиться в суд с требованием о принудительном расторжении договора в том же порядке.

Отсюда ясно, почему норма п. 4 комментируемой статьи регулирует только право страховщика требовать расторжения договора, но в ней не упоминается о праве требовать изменения договора.

_4. Права страховщика, так же как и обязанности страхователя, установленные в настоящей статье, вытекают не из договорных обязательств, а из закона (см.комментарий к ст. 939 ГК). Поэтому праву страховщика здесь не соответствует чья-либо обязанность.

Однако эти права предоставляются страховщику только для договоров имущественного страхования. Для возникновения соответствующих прав у страховщика при личном страховании требуется согласие страхователя, зафиксированное в договоре страхования. В этом случае недостаточно согласия выгодоприобретателя, так как только страхователь является стороной договора и только он, а не выгодоприобретатель вправе согласовывать его условия.

Все сказанное не означает, что стороны не могут предусмотреть в договоре другие последствия увеличения вероятности страхового случая или возможного размера страховых убытков.

Статья 960. Переход прав на застрахованное имущество к другому лицу

_1. Договор страхования имущества, о котором идет речь в данной статье, всегда заключается в пользу заинтересованного лица (п. 1 ст. 930 ГК), причем наличие интереса не обязательно связано с правами на имущество (см. комментарий к ст. 930). Тем не менее, во многих случаях интерес основан именно на правах. Статья регулирует отношения, связанные с переходом вещных прав, которые страхователь или выгодоприобретатель по договору страхования имущества имел на застрахованное имущество при заключении договора страхования и на которых был основан застрахованный интерес. Например, если лицо страховало имущество, принадлежащее ему на праве собственности, но в период действия договора продало это имущество и стало его арендатором, права у этого лица частично сохранились, но права, на которых был основан застрахованный интерес, перешли к другому лицу, а вместе с ними и страховая защита.

Для договора морского страхования правило ст. 960 ГК действует, если застрахован груз (ст. 203 КТМ), но не действует, если застраховано судно (ст. 204КТМ), поскольку в силу ст. 970 ГК к договору морского страхования должны применяться правила, установленные КТМ.

_2. В комментируемой статье регламентируется переход только договорных обязанностей. Однако у страхователя и выгодоприобретателя, кроме обязанностей по договору имеются обязанности по закону (см. комментарий к ст. 939). Они также переходят вместе с правами на застрахованное имущество, поскольку переход к лицу прав и обязанностей по договору означает, что данное лицо стало соответствующим участником страховых отношений (страхователем или выгодоприобретателем) и должно нести все обязанности, возложенные на данного участника.

В ст. 203 КТМ правило, аналогичное ст. 960 ГК, сформулировано более точно. Там сказано просто о переходе прав и обязанностей без добавления слов "по договору" и соответствующего вопроса не возникает.

_3. При переходе прав на имущество исчезает страховой интерес у лица, имевшего интерес, основанный на этих правах, и возникает интерес у другого лица. По правилу ст. 960 ГК страховая защита передается этому другому лицу и поэтому договор страхования не прекращается, как это должно было бы произойти при исчезновении интереса по правилу п. 1 ст. 958 ГК. Однако правило ст. 960 ГК не применяется в случаях принудительного изъятия и отказа от права собственности и, несмотря на то, что страховой интерес у нового собственника возникает, страховая защита не передается. В таких случаях договор прекращается по основанию п. 1 ст. 958 ГК.

_4. Обязанность письменно уведомить страховщика относится, в том числе, и к лицу, получившему полис страхования за счет кого следует (п. 3 ст. 930 ГК). В ст. 960 ГК не предусмотрены последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанности письменно уведомить страховщика. В некоторых случаях переход прав создает обстоятельства, увеличивающие страховой риск (ст. 959 ГК), и тогда наступают последствия, предусмотренные этой статьей.

В остальных случаях следует, по-видимому, рассуждать следующим образом.

Обязанность письменного уведомления подразумевает право страховщика знать, к кому перешла страховая защита по договору страхования и право получить письменное подтверждение этому. Неисполнение или ненадлежащее исполнение указанной обязанности нарушает соответствующее право страховщика и наступают общие последствия нарушения гражданского права - обязанность лица, к которому перешла защита, возместить убытки страховщика, если они возникнут (ст. 15 ГК).

_5. Сложнейшим является вопрос о применении комментируемой статьи после того, как страховой случай произошел и убытки причинены. Формально из текста статьи следует, что при продаже застрахованного имущества как до, так и после наступления страхового случая от продавца к покупателю переходят все права по договору страхования. Следовательно, если страховой случай произошел и после этого имущество было продано, то возникшее у страхователя право требовать от страховщика выплаты возмещения должно перейти к покупателю. Это право вытекает из договора страхования. Однако такой переход полностью лишает возникшие отношения их защитной функции. Действительно, страхователь, понесший убытки, но продавший поврежденное имущество, не получит страхового возмещения, так как право требовать его у страхователя исчезнет. Покупатель имущества также не получит страхового возмещения, так как он не понес убытков и ему нечего возмещать, хотя право требования у него и появилось.

Эта двусмысленная ситуация до сих пор не получила разрешения в судебной практике. Надо надеяться, что судебная практика, руководствуясь смыслом страхования, пойдет по пути отказа от применения комментируемой статьи к праву требовать выплаты возмещения за уже поврежденное имущество. Это право требования должно остаться у того, кто понес убытки, даже если имущество впоследствии будет продано. Однако до того, как это произойдет, страхователям следует воздержаться от продажи застрахованного имущества после наступления страхового случая до получения от страховщика страхового возмещения.

Статья 961. Уведомление страховщика о наступлении страхового случая

_1. Часто наступление страхового случая бывает не одномоментным, а представляет собой длящийся процесс. Сначала возникает опасность, затем в результате ее воздействия начинается причинение вреда, которое может продолжаться определенное время. Такой вред может быть выявлен не сразу, а по истечении некоторого времени.

Страховой случай считается наступившим в момент, когда возникшая опасность начала причинять вред (см. комментарий к ст. 9 Закона). Поэтому обязанность уведомления, неисполнение которой влечет санкции, предусмотренные данной статьей, наступает только в момент, когда начинается причинение вреда.

Тем не менее, если опасность возникла, вред еще не причинен, но имеется реальная угроза его причинения, уведомление страховщику следует направить, чтобы при возникновении спора о выплате исключить в этом вопросе возможность различных толкований. Это, однако, не означает, что лицо, направившее уведомление в момент возникновения опасности до начала причинения вреда, освобождается от обязанности направить уведомление в момент начала причинения вреда. Уведомление следует направить и в этот момент, поскольку уведомление страховщика до того, когда воздействие опасности на объект страхования начало причинять вред, не является исполнением обязанности, установленной в комментируемой статье.

Если причиненный вред выявлен не сразу или если причинение вреда является длящимся, то обязанность уведомления страховщика об обнаруженном вреде не прекращается до полного выявления всего причиненного вреда.

_2. Уведомление должно направляться страховщику либо его представителю и считается направленным в срок, если оно отправлено по почте в порядке, установленном п. 2 ст. 194 ГК, независимо от того, когда его фактически получил страховщик.

Уведомление можно направлять и по аппарату факсимильной связи, но в соответствии с п. 2 ст. 160 ГК стороны должны специально предусмотреть такую возможность в договоре и согласовать номера аппаратов, по которым следует направлять сообщения.

Направление уведомления следует отличать от заявления на выплату, однако, если это различие не зафиксировано в договоре (Правилах) страхования, могут возникнуть проблемы, связанные с процессом урегулирования убытков. Действительно, страхователь может направить уведомление, включив в него и требование о выплате. С этого момента начинают течь сроки, и при их нарушении возникает неустойка и начисляются проценты по ст. 395 ГК. В частности, если в договоре (Правилах) не указан срок выплаты, то он определяется в соответствии с п. 2 ст. 314 ГК через семь дней после получения требования.

Между тем, процесс урегулирования убытков может включать в себя длительную процедуру сбора доказательств, и не завершится за семь дней. Чтобы избежать подобных ситуаций, часто в договор (Правила) страхования включают такое условие, выплата производится через определенное количество дней после получения страховщиком всех необходимых документов. Формально это условие совершенно законное и правильное, поскольку именно на страхователе лежит бремя доказывания факта наступления страхового случая и размера причиненного вреда. Однако очень часто документы, представленные страхователем, не содержат всех необходимых страховщику сведений и фактически страховщик сам подключается к сбору доказательств. Но страховщик не слишком заинтересован в ускорении этого процесса, а условие договора позволяет продолжать его до бесконечности. Поэтому страхователи, выведенные из терпения ожиданием выплаты, предъявляют требование в суд с начислением процентов по ст. 395 ГК и, как правило, выигрывают. Очевидно, что подобные "растяжимые" условия договора не соответствуют правилу ст. 401 ГК, в котором должнику (в данном случае, страховщику) предписано проявить максимальную степень "заботливости и осмотрительности" при исполнении обязательств. Вопрос о бремени доказывания при этом поднимается редко, так как из действий страховщика следует, что он добровольно принял на себя это бремя. Для того чтобы избежать возможных споров и конфликтов, целесообразно в договоре (Правилах) страхования разделить процесс урегулирования убытков на две стадии - сбор необходимых документов и проведение страхового расследования. При этом процесс урегулирования и стадия сбора документов начинаются с момента получения страховщиком уведомления, которое, в соответствии с комментируемой статьей, должно быть сделано страхователем (выгодоприобретателем) незамедлительно. Сбором документов должен заниматься страхователь, поэтому и длительность этой стадии будет зависеть только от страхователя.

Вторая стадия урегулирования (страховое расследование) должна начинаться с момента подачи заявления на выплату, к которому прилагаются собранные документы. Перечень документов, которые необходимо приложить к заявлению, следует оговорить заранее в договоре (Правилах). Если для расследования по конкретному виду убытков требуются определенные данные либо следует представить документы, удовлетворяющие конкретным требованиям, то в договоре (Правилах) следует оговорить обязательные атрибуты, которые должны содержаться в таких документах. Таким образом, бремя доказывания, которое обязан нести страхователь, превращается из формальной юридической конструкции в содержательную обязанность представить документы по определенному перечню и с необходимыми атрибутами. За неисполнение этой обязанности следует предусмотреть не противоречащую закону санкцию - отказ в принятии заявления на выплату при отсутствии какого-либо из документов, прямо перечисленных в договоре (Правилах), или одного из оговоренных атрибутов в этих документах.

Срок проведения страхового расследования после принятия заявления может быть установлен с достаточной степенью определенности, так как к этому времени все необходимые документы будут собраны и скорость расследования будет зависеть только от страховщика.

Такая структура процесса урегулирования, при условии, что она четко прописана в договоре (Правилах), позволит в равной мере защитить интересы как страхователя, так и страховщика и поможет предупредить возникновение значительного количества претензий.

_3. Обязанность уведомления аналогично обязанностям ст. 944, 959, 962 ГК вытекает не из обязательства, а из закона (см. комментарий к ст. 939) и к ней не применимы общие правила ответственности за неисполнение обязательства.

Неисполнение обязанности уведомления не является непосредственным основанием для возникновения у страховщика права на отказ в выплате, но порождает у лица, предъявляющего требование о выплате, обязанность доказывать, что отсутствие у страховщика сведений не могло сказаться на его обязанности выплатить возмещение или, что он своевременно получил необходимую информацию из других источников. И лишь неисполнение обязанности доказывать влечет право на отказ в выплате.

Из всех различных неблагоприятных последствий неисполнения страхователем своих обязанностей лишь в комментируемой статье предусмотрено возникновение у страховщика права на отказ в выплате. Однако в Правилах страхования обычно записываются многочисленные основания отказа в выплате.

Следует помнить, что отказ в выплате является односторонним отказом от исполнения обязательства. В соответствии со ст. 310 ГК основания одностороннего отказа от исполнения обязательства могут предусматриваться договором только тогда, когда обязательство связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности. В иных случаях основания одностороннего отказа от исполнения обязательства могут предусматриваться только законом. Страховщик - это всегда предприниматель. Страхователь же вовсе не во всех случаях страхует интересы, связанные со своей предпринимательской деятельностью. Таким образом, согласованные в Правилах страхования основания отказа в выплате могут использоваться не в любых ситуациях, а только тогда, когда лицо страхует свои интересы, связанные с предпринимательской деятельностью. Сказанное выше относится только к основаниям отказа в выплате, установленным в договоре (Правилах) страхования. Основание отказа в выплате, предусмотренное в комментируемой статье, не зависит от каких-либо условий, т.к. установлено не договором, а законом.

_4. Конструкцию отказа в выплате, примененную в комментируемой статье, следует отличать от конструкции освобождения от выплаты, которая применена в других статьях главы 48 ГК. Подробно о различии в этих конструкциях см. комментарий к ст. 964 ГК.

Здесь же следует отметить, что в этом случае гражданское право страховщика на отказ в выплате не порождает финансово-правовой обязанности отказать в выплате (см. комментарий к ст. 929), поскольку страховой случай наступил, а страховое обязательство не прекращено, так как появление права на отказ в выплате не является основанием для прекращения страхового обязательства (см. комментарий к ст. 964).

Таким образом, если страховщик не был своевременно уведомлен о наступлении страхового случая, он может отказать в выплате, но может и пойти навстречу страхователю (выгодоприобретателю) и произвести компромиссную выплату из средств страховых резервов.

Статья 962. Уменьшение убытков от страхового случая

_1. Обязанность принимать меры для уменьшения страховых убытков аналогично обязанностям, установленным ст. 944, 959, 961 ГК, вытекает не из обязательства, а из закона (см. комментарий к ст. 939) и к ней не применимы общие правила ответственности за неисполнение обязательства. Однако включив эту обязанность в договор, можно подчинить ее исполнение правилам общей части обязательственного права.

Обязанность принятия подобных мер установлена только для страхователя, в отношении выгодоприобретателя правила ст. 962 ГК не действуют. Возможности страхователя для уменьшения убытков разнообразны. Например, при страховании ответственности страхователь обязан принять не только меры по уменьшению вреда, в результате причинения которого у него возникла ответственность, но и осуществить все возможные действия для снижения самой ответственности или для освобождения от нее. В частности, если страхователь признает свою ответственность или возместит вред без согласия страховщика, страховщик, сославшись на это, сможет отказать в выплате. Действительно, страхователь должен уменьшать убытки, т.е. стараться снизить или исключить свою ответственность, а он ее признал.

_2. Обязанность страхователя принимать меры для уменьшения страховых убытков возникает в момент наступления страхового случая, т.е. в тот момент, когда опасность, от которой производится страхование, начинает причинять вред застрахованному лицу. Однако реально страхователи начинают принимать меры по предотвращению вреда и до начала его причинения, и даже до возникновения опасности предпринимают шаги, уменьшающие вероятность ее наступления. Эти меры страхователь принимать не обязан, но, естественно, он вправе это делать. Если возникновение обязанности принимать меры обусловлено определенным моментом времени - наступлением страхового случая, то право страхователя на возмещение расходов, направленных на уменьшение убытков, прямо не обусловлено временем принятия соответствующих мер. Вопрос о том, все ли подобные расходы подлежат возмещению страховщиком, не нашел в настоящее время отражения ни в доктрине, ни в судебной практике. Однако имеется обычай делового оборота, который перешел из практики стран с давней историей страхования. Содержание этого обычая состоит в том, что для возникновения права на возмещение расходов существенными являются два момента:

(а) меры должны быть направлены на предотвращение вреда, который еще не причинен;

(б) вред, на предотвращение которого направлены принимаемые меры, неизбежно будет причинен, если они не будут приняты.

В связи с этим ясно, что:

(а) расходы в целях уменьшения убытков безусловно подлежат возмещению, если меры принимаются после того, как опасность начала воздействовать на объект страхования, причиняя вред;

(б) расходы в целях уменьшения убытков безусловно не подлежат возмещению, если меры принимаются до возникновения опасности, от которой производится страхование, так как в этот период причинение вреда еще не является неизбежным опасность может вообще не возникнуть;

(в) расходы на принятие мер по уменьшению убытков подлежат возмещению, если меры приняты до наступления страхового случая, но после возникновения опасности, от которой производится страхование, только тогда, когда в результате действия уже возникшей опасности вред неизбежно будет причинен и страховой случай наступит, коли соответствующие меры не будут приняты.

При внимательном анализе п. 2 комментируемой статьи видно, что этот обычай не противоречит ГК, так как данная норма связывает возникновение права на возмещение расходов не с периодом времени, в который были приняты меры, а с их целью. Следовательно, в соответствии со ст. 5 ГК этот обычай применим у нас. Хорошим примером могут служить расходы, произведенные в морском страховании при шторме с целью дополнительной защиты застрахованного груза от проникновения воды. Опасность уже возникла, но вред грузу еще не причинен, однако он неизбежно будет причинен, если груз дополнительно не защитить. Подобные расходы подлежат возмещению, даже если они произведены до начала шторма при штормовом предупреждении, если из предупреждения следует, что судно неизбежно попадет в шторм. Однако дополнительные расходы, произведенные до тех пор, пока шторм не стал неизбежностью, возмещению не подлежат.

Таким образом, на страхователе, требующем возмещения расходов, направленных на уменьшение убытков, лежит бремя доказывания следующих обстоятельств:

(а) цель произведенных расходов - они должны быть направлены на уменьшение убытков от страхового случая;

(б) необходимость произведенных расходов - может оказаться, что часть из осуществленных расходов не было необходимости производить, а они были дополнительными;

(в) неизбежность причинения вреда, большего, чем был фактически причинен.

_3. Поскольку в комментируемой статье речь идет о принятии разумных и доступных мер, неисполнение обязанности принять подобные меры всегда является результатом виновного поведения обязанного лица (абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК), т.е. результатом умысла или неосторожности. Следовательно, в данном случае невозможно объективное вменение.

Санкция за умышленное неисполнение обязанности уменьшать страховые убытки состоит в освобождении от выплаты. Следует иметь в виду, что освобождение страховщика от выплаты возмещения не тождественно его праву на отказ в выплате (см. комментарий к ст. 964), и поэтому санкция п. 3комментируемой статьи отличается от санкции п. 2 ст. 961 ГК.

При отсутствии умысла не установлено специальных санкций за неисполнение обязанности уменьшать страховые убытки. В этом случае ее неисполнение или ненадлежащее исполнение нарушает соответствующее право страховщика и наступают общие последствия нарушения гражданского права - обязанность лица, нарушившего право, возместить убытки (ст. 15 ГК). Причем, если требование о выплате предъявляет сам страхователь, то возмещение убытков страховщика практически будет здесь выражаться в том же отказе в выплате соответствующей суммы. Однако, если в первом случае страховщик, отказывая в выплате, обязан доказать лишь наличие умысла, то во втором - наличие убытков. Если же требование о выплате предъявляет выгодоприобретатель, то страховщик обязан произвести выплату полностью и затем требовать возмещения убытков от страхователя.

Относительно использования категорий умысла и неосторожности в отношении организаций см. комментарий к ст. 948 ГК.

Статья 963. Последствия наступления страхового случая по вине страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица

_1. В связи с тем, что наступление страхового случая состоит в причинении вреда в результате воздействия определенной опасности, для решения вопроса о применении правила п. 1 комментируемой статьи, во-первых, следует установить, на что был направлен умысел на наступление опасности, от которой производится страхование, или на причинение вреда в результате воздействия этой опасности. При умысле, направленном только на наступление опасности, но не на причинение вреда, страховой случай нельзя считать наступившим вследствие умысла.

Во-вторых, следует установить, знал ли страхователь (выгодоприобретатель) о том, что в его пользу заключен договор страхования. Если умысел был направлен на причинение вреда, но лицо не знало о наличии договора страхования, заключенного в его пользу, умысел также нельзя считать направленным на наступление страхового случая.

Например, если лицо подожгло склад, не зная, что в этом складе находится товар, застрахованный в его пользу, умысел на наступление страхового случая отсутствует. Если лицо знало о наличии товара, но не знало о том, что товар застрахован, умысел на наступление страхового случая также отсутствует. Но, если лицо действовало с целью уничтожения товара и получения страхового возмещения, то умысел налицо.

При комбинированном авиационном страховании (авиакаско, груз, ответственность, жизнь и здоровье пассажиров) наличие умысла, направленного на наступление авиационного происшествия, не всегда является умыслом на наступление страхового случая в отношении всех застрахованных рисков. Например, если страхователь, умышленно содействовавший аварии, не знал, что в самолете имеются пассажиры, но хотел повредить застрахованные самолет и груз, то страховой случай в отношении пассажиров нельзя считать наступившим вследствие умысла страхователя.

_2. Законом предусмотрено освобождение страховщика от выплаты в случае грубой неосторожности только по договорам морского страхования (ст. 211КТМ). Однако это не означает, что в других договорах страхования не может быть предусмотрено право страховщика отказать в выплате при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности. Как показано в комментарии к ст. 964 ГК, освобождение от выплаты и право отказать в выплате - это разные правовые конструкции, и ограничения, накладываемые на основания освобождения от выплаты, не распространяются на право страховщика отказать в выплате. Однако право на отказ, предусмотренное в договоре, будет действительно только, если застрахованный интерес связан с ведением страхователем (выгодоприобретателем) предпринимательской деятельности (см. комментарий к ст. 961 ГК). Право на отказ в выплате при наступлении страхового случая по вине страхователя и других участников страховых отношений может быть предусмотрено для любых форм вины. Во многих действующих в настоящее время Правилах страхования, на основании которых заключаются договоры, предусмотрено право на отказ в выплате в подобных случаях. В судебной практике приходилось встречаться со ссылками на несоответствие этого условия договора норме п. 1 ст. 963 ГК, и вследствие этого на недействительность этого условия, но это неверно, так как условие договора говорит о праве на отказ в выплате, а норма ГК об освобождении от выплаты.

_3. Существует способ предусмотреть в договоре возможность отказать в выплате при грубой неосторожности страхователя независимо от того, ведет страхователь предпринимательскую деятельность или не ведет.

Предусмотренные в ГК основания для освобождения от выплаты и для возникновения права на отказ в выплате относятся к ситуации, когда страховой случай наступил. Причинами для отказа в выплате или освобождения от выплаты, предусмотренными в ГК, являются определенные обстоятельства, сопровождающие наступление страхового случая. Однако никто не мешает сторонам при согласовании условий договора предусмотреть, что события, произошедшие вследствие грубой неосторожности страхователя (выгодоприобретателя), исключаются из состава страховых случаев. Стороны ничем не ограничены в описании события, на случай наступления которого производится страхование, за исключением того, что при заключении договора они должны находиться в добросовестном неведении относительно наступления этого события. Отсутствие же страхового случая само по себе без учета любых других обстоятельств дает право отказать в выплате.

Именно такая ситуация сложилась в деле, которое стало предметом рассмотрения надзорной инстанции в марте 1997 г. В своем решении суд записал: "... страховые полисы содержали условие о наличии страхового покрытия только при обеспечении охраняемой стоянки ... автомашина была оставлена без охраны на срок около 40 минут, что подтверждается материалами уголовного дела. Таким образом, налицо факт грубой неосторожности страхователя, находящийся в причинной связи с кражей груза. ... В связи с этим кража во время стоянки груза ... является не страховым случаем, а событием, за которое отвечает страхователь..." (постановление Президиума ВАС РФ от 11 марта 1997 г. N 3997/96).

_4. Иногда норму п. 2 комментируемой статьи рассматривают как средство откупиться от ответственности за виновное, в том числе и умышленное, причинение вреда путем уплаты страховой премии. Эта идея оценивается, естественно, не с правовой, а с нравственной точки зрения как форма реализации определенной несправедливости. Однако несправедливость этого мнимая.

Действительно, страховщик не освобождается от выплаты возмещения при страховании ответственности за причинение вреда жизни или здоровью, даже если вред причинен по вине страхователя (застрахованного лица). Однако, ссылаясь на эту норму комментируемой статьи, следует помнить, что речь в ней идет о ситуации, когда страховой случай, во-первых, наступил и только, во-вторых, в дополнение к этому, он наступил по вине лица, чья ответственность застрахована. Но если страховой случай не наступил, то страховщик отказывает в выплате независимо ни от чего, просто потому, что не произошло событие, на случай наступления которого производилось страхование.

Никто не препятствует сторонам договора включить в него такое описание страхового случая, которое исключит выплату возмещения при возникновении ответственности за виновное причинение вреда. Например, "страховым случаем по настоящему договору является возникновение ответственности за причинение вреда жизни или здоровью третьих лиц, если вред причинен вследствие стечения обстоятельств, не зависящего от страхователя (застрахованного лица)". Правило п. 2 комментируемой статьи здесь не будет действовать именно потому, что оно применяется только в дополнение к факту наступления страхового случая.

Таким образом, "откупиться от ответственности за виновное поведение" страхователь может только с согласия страховщика. Но какая же несправедливость в том, что страховщик по своей воле и за плату согласился вместо страхователя возместить вред, который тот может быть виновно причинит.

Статья 964. Основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения и страховой суммы

_1. Устанавливая право страховщика в определенных случаях не выплачивать страховое возмещение или страховую сумму, даже несмотря на то, что страховой случай наступил, законодатель в главе 48 ГК использует две конструкции "освобождение от выплаты" (ст. 962, 963, 964, 965 ГК) и "право отказать в выплате" (ст. 961 ГК). Возникает вопрос о тождественности содержания двух этих разных понятий.

В ст. 415 ГК термин "освобождение" использован для описания одного из оснований прекращения обязательства. По аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК) следует и термин "освобождение", использованный в главе 48 ГК, истолковывать, как прекращение страхового обязательства. Естественно, речь здесь должна идти не о полном прерывании страхового обязательства, а лишь о его прекращении в отношении данного страхового случая. Иными словами, страхование, обусловленное договором страхования (ст. 957 ГК), не распространяется на те страховые случаи, обстоятельства наступления которых освобождают страховщика от выплаты. Из такого толкования понятия "освобождение от выплаты" следует, во-первых, что оно возможно полностью или частично и, во-вторых, что основания освобождения страховщика от выплаты можно предусмотреть в договоре (ст. 407 ГК). Последнее не касается возможности предусмотреть в договоре освобождение страховщика от выплаты при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица, так как п. 1 ст. 963 ГК предусматривает, что такое освобождение может быть установлено только законом.

Следовательно, перечень оснований освобождения страховщика от выплаты, приведенный в комментируемой статье, не является исчерпывающим. Это подтверждается также и тем, что основания освобождения от выплаты содержатся не только в ст. 964 ГК, но и в ст. 962, 963, 965 ГК.

Поскольку освобождение от выплаты означает прекращение страхового обязательства, то страховщик в этом случае не только имеет право отказать в выплате, но и обязан это сделать. Поскольку страховое обязательство прекращено, для выплаты не могут быть использованы средства страховых резервов, предназначенные исключительно для исполнения страховых обязательств (см. также комментарий к ст. 929 ГК).

Значит, право страховщика отказать в выплате является лишь одним из последствий освобождения от выплаты. В том случае, когда предусмотрено только право отказать в выплате (ст. 961 ГК), страховое обязательство не прекращается и выплата может быть произведена из средств страховых резервов. Дополнительные основания для возникновения права на отказ в выплате также могут быть предусмотрены в договоре. В данном случае это касается и грубой неосторожности, поскольку ст. 963 ГК ограничивает возможность регулировать в договоре только освобождение от выплаты, но не право на отказ в выплате.

_2. Здесь целесообразно сделать общую сводку оснований, по которым страховщик вправе отказать в выплате:

(а) если страховой случай не наступил;

(б) если страховой случай наступил, но отсутствуют доказательства размера причиненных убытков (это основание возможно только при имущественном страховании);

(в) если наступлению страхового случая сопутствуют обстоятельства, освобождающие страховщика от выплаты, предусмотренные законом или договором;

(г) если страховому случаю сопутствуют обстоятельства, не освобождающие от выплаты, но дающие страховщику право отказать в выплате, предусмотренные законом или договором.

При этом наличие одного из первых трех оснований порождает также и обязанность страховщика отказать в выплате, т.е. в этих случаях компромиссные выплаты являются незаконными. Компромиссные выплаты возможны лишь при наличии оснований под литерой "г".

Следует учитывать все сказанное при разработке Правил страхования. Хорошо продуманная комбинация из описания страховых случаев, оснований освобождения от выплаты и оснований, дающих право, как отказать, так и не отказывать в выплате, позволяет страховщику гибко работать со страхователем. Построение Правил страхования по принципу включения оговорок (см. комментарий к ст. 943 ГК) дает возможность также переводить различные основания для отказа из одного вида в другой.

_3. Если причинение вреда произошло вследствие воздействия обстоятельств, перечисленных в п.п. 1 и 2 комментируемой статьи, страховщик освобождается от выплаты только когда данные обстоятельства оказывали непосредственное воздействие на причинение вреда. Косвенное воздействие указанных причин освобождает страховщика от выплаты только, если это предусмотрено в договоре.

Например, часто случается, что при возникновении опасности, от которой производилось страхование, для предупреждения значительного вреда жизни, здоровью и имуществу граждан по распоряжению государственных органов приходится уничтожать часть застрахованного имущества. При таком уничтожении страховщик не освобождается от выплаты возмещения, так как непосредственной причиной вреда здесь является не уничтожение имущества, а опасность, от которой производилось страхование.

Статья 965. Переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба (суброгация)

_1. В некоторых случаях за вред, причиненный застрахованному лицу, несет ответственность другое лицо. При этом в соответствии с правилами главы 59 ГК возникает обязательство, кредитором по которому является либо страхователь, либо выгодоприобретатель.

Суброгация - это перемена кредитора (переход прав кредитора к другому лицу) в уже существующем обязательстве, возникшем из причинения вреда застрахованному лицу.

Перемена кредитора в обязательстве в порядке суброгации происходит в момент выплаты страхового возмещения.

_2. Суброгация отличается от простой цессии тем, что переход осуществляется не по сделке, а на основании закона (ст. 387 ГК), а ее отличие от регресса в том, что при регрессе происходит не перемена лица в уже существующем обязательстве, а возникает новое обязательство и регрессное требование осуществляется по иным правилам, чем требование по первоначальному обязательству (абзац второй п. 1 ст. 382 ГК).

При регрессе одно обязательство заменяет другое, а при суброгации в обязательстве заменяется только кредитор, а само обязательство сохраняется. Поэтому право требования, перешедшее в порядке суброгации, осуществляется с соблюдением тех же самых правил, что и право требования первоначального кредитора в этом обязательстве (п. 2 ст. 965 ГК). Например, исковая давность по требованиям, предъявляемым в порядке суброгации, считается не от момента выплаты страхового возмещения (момент перехода требования), а со времени наступления страхового случая, т.е. от момента возникновения у страхователя права требования к лицу, ответственному за вред (постановление Президиума ВАС РФ от 25 ноября 1997 г. N 4063/97).

_3. Осуществление права требования неразрывно связано с предъявлением иска. Однако отечественная доктрина отличает субъективное материальное право требования (правомочие) от процессуального права на предъявление иска (полномочия) и переход права требования от одного лица к другому регулируется существенно иначе, чем переход права на предъявление иска. Особенно отчетливо это видно при перевозке грузов, когда право на иск имеют только грузоотправитель или грузополучатель (п. 2 ст. 797 ГК) и переход права на предъявление иска очень жестко ограничен транспортными уставами и кодексами. Субъективное же право требования к перевозчику имеет собственник груза, которому причинен вред и который является кредитором в обязательстве, возникшем из причинения вреда. Собственник при этом может не быть ни грузоотправителем, ни грузополучателем. Таким образом, если при страховании груза ни страхователь, ни выгодоприобретатель не являются ни грузоотправителем, ни грузополучателем, право требования теоретически окажется перешедшим к страховщику. Но осуществляться оно будет по правилам транспортных уставов и кодексов, т.е. страховщик не сможет предъявить иск, поскольку этой возможности не имели ни страхователь, ни выгодоприобретатель. Иными словами, отечественная доктрина теоретически допускает переход субъективного права требования без перехода процессуального полномочия предъявить иск, а следовательно, допускается формальная суброгация без возможности ее фактического осуществления.

Однако суды не признают перехода права требования без перехода права на иск. Президиум ВАС РФ в одном из обзоров арбитражной практики указывает "...предъявление иска в защиту нарушенных прав представляет собой одну из составных частей содержания права требования, перешедшего к новому кредитору" (Информационное письмо от 16 февраля 1998 г. N 29).

Таким образом, договор страхования, в котором ни страхователь, ни выгодоприобретатель не имеют возможности предъявить иск к лицу, ответственному за вред, не противоречит ст. 387 ГК и поэтому недействителен по основаниям ст. 168 ГК. В договоре может быть специально предусмотрено исключение суброгации (п. 1 ст. 965 ГК), и тогда договор остается действительным.

_4. Следует различать невозможность осуществления права требования к лицу, ответственному за причиненный вред, и невозможность осуществления суброгации, т.е. самого перехода к страховщику права требования.

Последствия, описанные в п. 4 ст. 965 ГК, возникают только в случаях, предусмотренных этой нормой. Однако бывают иные ситуации, в которых страховщик не сможет реализовать соответствующее право требования. Они возникают, во-первых, если реализация права требования стала невозможной без вины страхователя (выгодоприобретателя). Во-вторых, если препятствий для реализации права требования нет, но его не может реализовать страховщик, так как право требования к нему не перешло, т.е. не произошла суброгация.

В случаях, когда претворение в жизнь права требования стало невозможным не по вине страхователя (выгодоприобретателя), либо суброгация не произошла не в связи с действиями (бездействием) страхователя или выгодоприобретателя, страховое обязательство сохраняет силу и страховщик обязан выплатить возмещение. В случаях, когда возможность реализации права требования сохранилась, но его не может осуществить страховщик, так как суброгация не произошла в результате действий (бездействия) страхователя (выгодоприобретателя):

(а) действия, создавшие препятствия для суброгации, недействительны (ничтожны) по основаниям ст. 168 ГК как не соответствующие ст. 387 ГК;

(б) страхователь (выгодоприобретатель) может быть принужден к совершению необходимых действий, если они не совершены.

_5. До 1 марта 1996 г. в соответствии со ст. 22 Закона РФ "О страховании" (бывш. название Закона) правило о суброгации действовало только в отношении договоров страхования имущества. Со вступлением в силу второй части нового ГК правило о суброгации стало действовать и в отношении других договоров имущественного страхования (п. 1 ст. 965 ГК). Отсюда у некоторых авторов возникла мысль о том, что и при страховании ответственности страховщик, выплативший возмещение потерпевшему, должен получить в порядке суброгации право требования к лицу, ответственному за убытки, т.е. к лицу, чью ответственность он застраховал). Это неверно. Суброгация - это перемена кредитора в обязательстве, следовательно, для того чтобы суброгация могла произойти, должно существовать обязательство, в котором кредитором являлся бы страхователь (выгодоприобретатель), а должником - лицо, ответственное за вред, возмещенный страховщиком.

При суброгации страховщик становится кредитором вместо страхователя (выгодоприобретателя) в этом же обязательстве и, являясь в нем кредитором, вправе требовать от лица, ответственного за причинение вреда, возмещения. Из этого, в частности, следует, что обязательство, первоначально возникшее у лица, ответственного за причинение вреда перед страхователем (выгодоприобретателем), должно существовать как до страховой выплаты, так и после нее.

(а) Возможность перехода права требования в порядке суброгации от выгодоприобретателя.

В соответствии со ст. 931, 932 ГК выгодоприобретателем по договору страхования ответственности является потерпевший.

Потерпевший является кредитором в обязательстве, вытекающем из причинения вреда, а должником является лицо, причинившее вред. В соответствии со ст. 965 ГК суброгация происходит при выплате страхового возмещения. Однако при выплате страхового возмещения обязательство, возникшее между потерпевшим и лицом, причинившим вред, прекращается исполнением (ст. 408 ГК), так как вред возмещен. Следовательно, и замена кредитора в обязательстве становится невозможной, поскольку нет самого обязательства. Таким образом, переход к страховщику прав кредитора от выгодоприобретателя невозможен.

(б) Возможность перехода права требования в порядке суброгации от страхователя. Страхователем в договоре страхования ответственности может выступать одно лицо, ответственность же может быть возложена как на страхователя, так и на другое лицо. Здесь возможны два варианта:

- страхователь и лицо, на которое возложена ответственность за причиненный вред, являются одним и тем же лицом. В этом случае суброгация не может произойти, поскольку никаких обязательств между страхователем и лицом, ответственным за вред, не может возникнуть при совпадении кредитора и должника в обязательстве оно прекращается в соответствии со ст. 413 ГК;

- страхователь и лицо, ответственное за вред, - это разные лица. В этом случае суброгация не может произойти, поскольку у страхователя нет прав требования к лицу, ответственному за вред.

Таким образом, переход к страховщику прав кредитора от страхователя также невозможен.

Статья 966. Исковая давность по требованиям, связанным с имущественным страхованием

_1. Основные требования, вытекающие из договора страхования, к которым применяется сокращенная исковая давность, установленная в комментируемой статье, следующие:

о выплате страхового возмещения или обеспечения;

о возмещении затрат в соответствии с п. 2 ст. 962 ГК;

об уплате премии или ее части, когда такая уплата является обязательством (см. комментарий к ст. 957 ГК);

о возврате премии или ее части при прекращении договора.

Из договора страхования могут вытекать и другие требования, к которым сокращенная давность также применяется.

Однако в страховании часто возникают споры, связанные с требованиями, вытекающими из закона, а не из договора страхования, к которым не применима сокращенная исковая давность, установленная в комментируемой статье. Наиболее часты такие требования:

о признании договора страхования не заключенным или недействительным и о применении последствий недействительности;

о расторжении или изменении договора страхования;

о признании факта наступления (ненаступления) страхового случая;

о понуждении к заключению договора страхования.

Начало течения срока исковой давности определяется по правилам ст. 200 ГК.

Не применяется сокращенная исковая давность и к требованиям, предъявляемым в порядке суброгации, так как эти требования вытекают не из закона и не из договора страхования, а из причинения вреда, возмещенного страховщиком. В п. 2 ст. 965 ГК подчеркивается, что осуществление права требования, полученного в порядке суброгации, производится по правилам, которыми регулируются отношения между страхователем и лицом, ответственным за убытки.

_2. Иногда встречаются смешанные договоры, носящие название договоров страхования, но содержащие в себе также элементы иного договора (п. 3 ст. 421ГК). Сокращенный срок исковой давности применяется только к требованиям, вытекающим из "страховой части" такого договора.

Статья 967. Перестрахование

_1. Принципиальным в перестраховании является вопрос о наличии у страховщика страхового интереса в связи с возможными страховыми выплатами и, следовательно, о том, является ли вообще перестрахование страхованием или это какой-то иной, особый вид отношений? Действительно, страховая выплата не создает убытков у страховщика, а является исполнением добровольно принятого им на себя обязательства. Вряд ли можно однозначно ответить на вопрос о том, причиняет ли страховая выплата страховщику вред.

Поэтому не следует и пытаться отвечать на так поставленный вопрос. Чтобы получить искомый ответ, достаточно переформулировать вопрос следующим образом признает ли законодательство наличие страхового интереса у страховщика в связи с возможными выплатами? Комментируемая статья дает недвусмысленный положительный ответ на так поставленный вопрос. Отсюда вытекают ответы и на остальные вопросы. Да, законодательство признает, что страховая выплата причиняет страховщику вред. Да, законодательство признает, что с правовой точки зрения отношения по перестрахованию являются разновидностью страховых отношений по защите интересов. Все позитивные законодательные системы в отношении перестрахования поступают именно так. В этом проявляется одно из важных свойств правовых моделей, применимость определенной юридической модели к отношениям определенного вида постулируется законодательством и все вопросы снимаются.

Следовательно, перестрахование - это особый вид имущественного страхования и на отношения по перестрахованию распространяются как общие правилагл. 48 ГК, так и специальные правила, относящиеся к страхованию предпринимательского риска.

_2. В связи с использованием термина "риск" в комментируемой статье и в п. 1 ст. 13 Закона возникла неопределенность в том, что следует считать наступлением страхового случая по договору перестрахования - факт страховой выплаты по основному договору или возникновение обязанности произвести страховую выплату при наступлении страхового случая по основному договору. Разрешение этого вопроса имеет важное значение, так как страховая выплата в связи со страховым случаем по основному договору, наступившему в период действия договора перестрахования, может произойти уже после окончания его действия.

Судебная практика по этому вопросу неустойчива. С одной стороны, существует широко обсуждавшееся страховщиками решение по иску Военно-страховой компании к АО "Инфост", и несколько других дел, в которых страховым случаем по договору перестрахования недвусмысленно назван факт выплаты по основному договору. С другой стороны, имеются и противоположные судебные решения.

Практика стран с давней историей страхования (Англии, Германии) так же, как и большинство отечественных страховщиков, разделяет ту точку зрения, что страховой случай по договору перестрахования наступает одновременно со страховым случаем по основному договору. Тем не менее, как показано ниже, этой точке зрения может быть выдвинут контраргумент.

Этот вопрос может быть убедительно и окончательно разрешен только, когда сформируется устойчивая судебная практика, либо когда законодатель устранит неопределенность в использовании терминологии.

_3. "Принятие на себя риска страховой выплаты страховщиком" происходит в момент начала действия страхования, обусловленного основным договором страхования (п. 2 ст. 957 ГК). В этот момент и возникает страховой интерес, связанный с возможной выплатой. Следовательно, договор перестрахования, заключенный до этого момента, не соответствует правилам комментируемой статьи и является недействительным по основаниям ст. 168 ГК.

Однако в практике перестрахования существуют так называемые облигаторные договоры, которые заключаются до заключения основных договоров. Эти договоры не порождают отношений по перестрахованию и являются предварительными договорами, если они заключены в соответствии с правилами ст. 429ГК.

В практике перестрахования существуют также договоры, по которым перестраховочная защита представляется на случай, если по определенной группе основных договоров суммарная величина выплат превысит согласованный в договоре уровень (договоры "эксцедента убыточности"). При этом не обязательно, чтобы все основные договоры группы были заключены до заключения договора перестрахования. Они, строго говоря, не являются договорами перестрахования. Однако практика и орган страхового надзора считают возможным заключение таких договоров и признают наличие в таких отношениях страхового интереса. Таким образом, общие правила, относящиеся к страхованию, применимы и к подобным договорам. Спорным является применимость к ним правил комментируемой статьи. Тем не менее, раз стороны употребили в названии договора термин "перестрахование", следовательно применимость правил комментируемой статьи вытекает не из закона, а из соглашения сторон.

_4. Перестрахование не является страхованием предпринимательского риска страховщика к этим отношениям лишь применяются соответствующие правила, если договором не предусмотрено иное.

В отношениях по перестрахованию используется также целый ряд обычаев делового оборота, большинство из которых заимствовано у стран с развитым страховым рынком. Часть из этих обычаев противоречит правилам гл. 48, применяемым к страхованию предпринимательского риска, и следуя п. 2 ст. 5 ГК они не должны применяться. Однако используя диспозитивную норму п. 2 ст. 967 ГК, можно предусмотреть соответствующие условия в договоре и применять эти правила не в качестве обычаев оборота, а по соглашению сторон.

Различные виды договоров перестрахования и применяемые обычаи делового оборота подробно описаны в литературе.

_5. В практике перестрахования достаточно устойчиво употребляются термины "передача риска", "передача ответственности". Стороны договора называют себя "цедент" и "цессионарий", последовательные договоры перестрахования называют "ретроцессией", тем самым подчеркивая, что при перестраховании от перестрахователя к перестраховщику что-то передается. Это совершенно неверно. При перестраховании не происходит оборота никаких оборотоспособных объектов гражданских прав (ст. 128 ГК) и никто никому ничего не передает.

В особенности это касается ответственности страховщика перед страхователем за выплату по основному договору. В п. 3 комментируемой статьи специально подчеркнуто, что эта ответственность полностью сохраняется за страховщиком и не происходит ее разделения, как это часто считают участники перестраховочных отношений. Разделение ответственности, долевая ответственность возможны только при множественности должников в одном обязательстве (ст. 321 ГК). Для страховых отношений это применимо только при состраховании и только если долевая ответственность специально предусмотрена в договоре сострахования (ст. 953 ГК). В документах, связанных со страховыми случаями при наличии договора перестрахования, часто приходится встречать термины "доля перестраховщика", "долевое участие перестраховщика в риске" и тому подобные. Следует иметь в виду, что такие документы являются письменными доказательствами ничтожности сделки перестрахования. Они подтверждают то, что обычно бывает очень трудно доказать намерения сторон при заключении договора. В данном случае - намерение сторон договора перестрахования нести долевую ответственность перед страхователем по основному договору. Однако одним из важнейших правовых последствий сделки перестрахования является сохранение ответственности страховщика перед страхователем в полном объеме. Сделка перестрахования, заключенная без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна по основаниям ст. 170 ГК.

_6. Важным элементом почти всех договоров перестрахования является так называемая оговорка "о следовании судьбе". Смысл ее в том, что перестраховщик не вмешивается во взаимоотношения между страховщиком и страхователем по основному договору и при предъявлении страховщику требования о выплате перестраховщик обязуется следовать тем решениям, которые примет страховщик. В частности, если страховщик принял решение о выплате страхователю, то и перестраховщик обязан произвести выплату страховщику, не ревизуя его решение. Таким образом, перестрахование превращается в своеобразную гарантию.

В странах с развитым страховым рынком, откуда и была взята оговорка "о следовании судьбе", именно такой гарантией и представляется перестрахование. Но с важным добавлением: страховщик должен принимать решение о выплате, исходя из полного объема своей ответственности перед страхователем. Однако, когда 95% страховой суммы перестрахованы с оговоркой о следовании судьбе и у страховщика имеются определенные гарантии, принятие решения, исходя из полного объема ответственности требует от страховщика значительно более высокой степени добросовестности, чем обычно в гражданском обороте (уже упоминавшийся принцип uberrimae fide). В странах с развитым рынком страхования суды весьма чувствительно реагируют на проявление в таких отношениях недостаточной добросовестности.

К сожалению, в отечественном хозяйственном обороте сегодня пока рано говорить не только о повышенной добросовестности, но и о добросовестности вообще. В судебной практике имеются дела, когда решения о выплате значительных сумм принимаются при весьма сомнительных обстоятельствах страховых случаев, так как почти вся страховая сумма перестрахована. Делается это с очевидной целью сохранить выгодного клиента и выглядеть состоятельным плательщиком за чужой счет. Суды, как это не жаль, в большинстве таких случаев не встают на сторону перестраховщика, ссылаясь на то, что оговорка о следовании судьбе им подписана.

Поэтому представление о перестраховании, как о своего рода гарантии страховщику является преждевременным и приводит к безответственности при принятии решений.

Существует эффективный путь заставить страховщика принимать решения о выплате добросовестно и не брать при этом в расчет гарантии перестраховщиков - это предоставить ему право требовать выплату от перестраховщика только после того, как сам страховщик произвел выплату по основному договору в полном объеме. Это является аргументом в пользу того, чтобы наступлением страхового случая по договору перестрахования считать факт страховой выплаты по основному договору.

_7. При урегулировании убытков по основному договору страховщики часто прибегают к услугам аварийных комиссаров (сюрвейеров), оплачивают их услуги и затем предъявляют перестраховщику требование о возмещении этих расходов. Это требование может предъявляться в трех различных правовых формах:

(а) если условие о возмещении расходов на услуги сюрвейера предусмотрено в договоре перестрахования, то вопросов не возникает возмещение этих расходов является обязательством перестраховщика, принятым по договору. Иными словами, перестраховщик не только перестраховывает риск по основному договору, но и страхует совершенно иной риск страховщика, связанный с возможностью расходов на урегулирование убытков. Для этого перестраховщик должен иметь лицензию на страхование таких финансовых рисков и за это дополнительное страхование перестраховщику положена премия;

(б) если такого условия в договоре нет, то страховщик ссылается на оговорку о следовании судьбе, поскольку решение об услугах сюрвейера было страховщиком принято, а перестраховщик обязан следовать всем решениям страховщика, а значит и этому решению. Предъявление требования в такой форме не основано на законе. По договору перестрахования без включения указанного выше условия перестраховщик страхует только один интерес основного страховщика, а именно, интерес, связанный с расходами на выплату;

(в) расходы основного страховщика на урегулирование убытков можно рассматривать как расходы, произведенные им для того, чтобы уменьшить размер страховой выплаты, т.е. как расходы на уменьшение убытков от страхового случая. Такие расходы подлежат возмещению в соответствии со ст. 962 ГК независимо от условий договора. Предъявляя требование в такой форме, страховщик может рассчитывать на успех, если докажет необходимость этих расходов для уменьшения убытков, а также то, что убытки неизбежно увеличились, если бы эти расходы не были произведены (см. комментарий к ст. 962ГК).

Статья 968. Взаимное страхование

_1. Общества взаимного страхования своих членов на некоммерческой (бесприбыльной) основе исторически возникли гораздо раньше коммерческих страховых организаций и эта форма страхования была широко развита в России в начале XX века и в настоящее время используется во многих странах. Однако в отечественной системе хозяйствования в отношении обществ взаимного страхования практически не создано нормативной базы и отсутствует судебная практика. Опыт создания и деятельности подобных обществ крайне незначителен, так как сама возможность их эффективной работы основана на взаимном доверии, которое испытывают друг к другу члены такого общества и которое в отечественном гражданском обороте по большей части отсутствует.

Развитие обществ взаимного страхования - будущее отечественного страхового рынка, и комментируемая статья конструирует его возможные правовые основы.

_2. Между обществом взаимного страхования и его членом, как и в других видах страховых отношений, возникает страховое обязательство, но, как правило, не из договора, а из иных оснований - учредительных документов или Правил страхования. Правила, регулирующие взаимоотношения по этому обязательству, могут отличаться от правил гл. 48 ГК и устанавливаться специализированным законом. Пока такой закон не принят, соответствующее регулирование может производиться учредительными документами общества или Правилами страхования.

ГК применяется субсидиарно по отношению к специализированному закону, учредительным документам и правилам страхования только при регулировании страховых отношений между обществом и его членами. В остальном специализированный закон должен соответствовать ГК.

_3. К сожалению, в комментируемой статье содержится неопределенность в регулировании организационно-правовой формы обществ взаимного страхования, осуществляющих страхование как своих членов, так и иных лиц, что существенно затрудняет применение ее норм.

С одной стороны, в п. 2 комментируемой статьи для всех без исключения обществ взаимного страхования императивно предусмотрена форма некоммерческой организации. С другой стороны, в п. 5 этой же статьи для обществ, страхующих интересы не только своих членов, столь же императивно предусмотрена форма коммерческой организации. Воля законодателя здесь совершенно неясна. В отношении коммерческих обществ взаимного страхования имеется еще одна не настолько очевидная неопределенность. Общество взаимного страхования должно быть основано на членстве. Единственная форма коммерческой организации, основанная на членстве - производственный кооператив (ст. 107-112 ГК). Но члены кооператива несут субсидиарную ответственность по его обязательствам (п. 2 ст. 107 ГК), что недопустимо для страховой организации, ответственность которой может быть разделена только с другим страховщиком в порядке сострахования и не может быть передана никому другому (см. комментарий к ст. 929 ГК). Видимо, эта неопределенность будет устранена специализированным законом, который предстоит принять.

Статья 969. Обязательное государственное страхование

_1. В комментируемой статье разрешается устанавливать обязательное государственное страхование только для государственных служащих. Определение государственного служащего дано в ст. 3 Федерального закона "Об основах государственной службы Российской Федерации". Это гражданин России, занимающий государственные должности категорий "Б" и "В".

Это положение ГК систематически нарушается самим законодателем. Например, ни депутаты, ни судьи не относятся к государственным служащим, так как по перечню ст. 1 названного Федерального закона они занимают государственные должности категории "А". Однако установлено обязательное государственное страхование как судей (ст. 20 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации", ст. 13 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации"), так и депутатов (ст. 21 Федерального закона "О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" СЗ РФ. 1994. N 2. Ст. 74.3).

Кроме того, ГК устанавливает обязательное государственное страхование для определенных категорий государственных служащих, а подпункт 8) п. 1 ст. 15Федерального закона "Об основах государственной службы Российской Федерации" гарантирует обязательное государственное страхование всем государственным служащим.

Однако, поскольку п. 4 комментируемой статьи устанавливает субсидиарное применение правил гл. 48 ГК по отношению к законам, устанавливающим обязательное государственное страхование, все эти правила данной статьи можно не принимать во внимание (тогда, правда, неясно, для какой цели они установлены).

_2. Обязательное государственное страхование осуществляется за счет бюджетных средств. Бюджетные средства по своему правовому положению не являются объектами гражданского оборота, так как их оборот регулируется нормами финансового, а не гражданского права.

Страхователями в обязательном государственном страховании являются государственные органы. В тех случаях, когда страховщиками являются государственные организации, весь оборот денежных средств регулируется не гражданским, а специальным финансовым правом. Следовательно, и отношения по обязательному государственному страхованию являются в основе своей не гражданско-правовыми, а финансово-правовыми, и нормы гражданского права применимы к ним лишь в тех случаях, когда обязательное государственное страхование осуществляется на основе договоров.

Когда обязательное государственное страхование осуществляется на основе договоров, уплата страховой премии, тем не менее, не регулируется гражданским правом, так как премия платится за счет бюджетных средств, а оборот этих средств является объектом регулирования специального финансового права.

Статья 970. Применение общих правил о страховании к специальным видам страхования

_1. В настоящее время действуют следующие законодательные акты по специальным видам страхования, перечисленным в комментируемой статье: Кодекс торгового мореплавания Союза ССР (гл. XII);

Закон РФ "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации";

Закон РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР" и несколько федеральных законов, устанавливающих минимальные размеры пенсий;

Федеральный закон "О негосударственных пенсионных фондах";

Федеральный закон "О банках и банковской деятельности" (ст. 38, 39).

Из этих актов только первые четыре содержат нормы, регулирующие весь комплекс складывающихся отношений. Закон "О банках и банковской деятельности" содержит, по существу, только декларацию, а сами отношения пока не отрегулированы.

В отношении страхования иностранных инвестиций от некоммерческих рисков действует Указ Президента РФ N 282 от 26 февраля 1993 г. "О создании международного агентства по страхованию иностранных инвестиций в Российскую Федерацию от некоммерческих рисков", однако в нем лишь одобрена инициатива по созданию такого агентства, но никаких конкретных норм, регулирующих соответствующие отношения, Указ не содержит.

_2. В соответствии с перечисленными выше законами, правовые модели обязательного медицинского и пенсионного страхования отличаются от модели, предложенной ГК.

Эти виды страхования осуществляются с участием специализированных государственных внебюджетных фондов. Поскольку ГК применяется к указанным видам страхования субсидиарно по отношению к специализированным законам, то такое различие правовых моделей вполне правомерно.

Конструкция комментируемой статьи предоставляет законодателю возможность урегулировать указанные в ней виды страхования принципиально иным способом, чем это сделано в ГК. В то же время эта конструкция принимает ГК в качестве базового нормативного акта и для этих видов отношений, что дает возможность их участникам защищать свои права гражданско-правовыми способами.

Страхование от несчастных случаев на производстве отсутствует в перечне комментируемой статьи, следовательно, на первый взгляд, этот вид страхования должен осуществляться по правилам гл. 48 ГК (как добровольная, так и обязательная его формы). Однако Федеральным законом "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" для обязательного страхования этого вида введена модель страхования с участием государственного внебюджетного фонда. Более того, в ст. 3 упомянутого Федерального закона, которая определяет состав законодательства по этому виду страхования, ГК вообще не указан. Таким образом, обязательное страхование от несчастных случаев на производстве полностью выведено за рамки гражданско-правового регулирования. Такая позиция законодателя не позволяет участникам отношений использовать для защиты универсальные методы гражданского права, установленные ГК, что существенно обедняет, прежде всего, возможности застрахованных граждан.

Фогельсон Ю.Б.

Другие материалы в этой категории: « Карта сайта Курсовые, рефераты по страхованию »

kasko_655x125_gif.gif

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru